Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Гонения на христиан в Иране: новообращенных родителей разлучают с дочерью

Рисунок Шарока Хейдари на тему сопротивления иранских христиан секьюритизации их статуса государством. Публикуется с разрешения.

[Все ссылки в этой статье, кроме указанных, на английском языке.]

Лидии было 3 месяца, когда в 2019 году её удочерили в Иране Сам Хосрави и его жена Мариам Фалахи. В июле 2020 года по решению суда девочку, которой было почти два года и которая была серьёзно больна, разлучили с родителями. Основанием было то, что Хосрави и его жена перешли из ислама в христианство и поэтому не могли быть родителями ребёнка, первоначально рождённого в мусульманской семье.

Это судебное дело — свидетельство того, что правозащитные группы называют политикой непрерывных репрессий в отношении христиан, особенно обращённых, в Исламской Республике.

Согласно статье 13 конституции Ирана, государство признаёт религиозными меньшинствами, которые в рамках закона могут свободно отправлять свои религиозные обряды, только иранцев, исповедующих зороастризм, иудаизм и христианство (как армяне и ассирийцы), но не обращённых из ислама.

По оценкам, в Иране проживает от 500 до 800 тысяч христиан, некоторые из них — этнические армяне и ассирийцы, традиционно христианские народы; однако большинство составляют обращённые из других религий. Они представляют менее одного процента из 83,5 млн населения Ирана.

Признаваемые законом религиозные меньшинства всё равно подвергаются систематической дискриминации, но атаки Исламской Республики на непризнаваемые религиозные меньшинства, включая обращённых христиан, шире и суровее.

Судья апелляционного суда, который в сентябре оставил в силе это постановление, указал, что у Лидии и её приёмных родителей сложилась «крепкая эмоциональная связь» и что супруги окружили ребёнка любовью и заботой, необходимыми для её благополучия. В своём вердикте он добавил, что из-за проблем со здоровьем у уже почти 2-летнего ребёнка не будет шансов найти другую приёмную семью. Несмотря на это, суд всё равно постановил разлучить семью.

Иранские власти преследовали приёмных родителей Лидии и ранее. Хосрави и его жена Мариам Фалахи были среди членов христианской общины, арестованных в июле 2019 года в своих домах в Бушире в ходе скоординированных облав. В июне 2020 года эти люди получили различные приговоры, в том числе тюремные сроки, штрафы, профессиональные ограничения и ссылки.

Как сообщил Global Voices Хуссейн Ахмадинияз, один из адвокатов Лидии, проживающий в Нидерландах, на ходатайство семьи в Верховный суд о возобновлении судебного разбирательства пока что нет ответа, и хотя девочка ещё находится вместе с родителями, уже издан исполнительный приказ об изъятии ребёнка. Он также рассказал, что в ноябре написал письмо о деле Лидии с просьбой вмешаться Джаваиду Рахману, специальному докладчику ООН по вопросу о правах человека в Иране. Ответа на это письмо также получено не было.

Ахмадинияз, который занимался защитой многих борцов за гражданские права и представителей меньшинств, объяснил, что исполнительные и судебные власти в Бушире зависят от прихотей органов безопасности и политических организаций. Он заявил Global Voices:

In the cases of Christian converts in Iran, the judicial system itself — i.e. the court and the court of law,– become the main tools of repression and oppression, because the security agents in their report on the case urged such a decision. When there are no basic principles of fair trial and judicial independence, the law and the court become a decoration and a show, and even the recommendations of two Shiite religious authorities do not work. Even that does not spare the child.

В Иране в делах, связанных с обращёнными христианами, сама судебная система — то есть гражданские и уголовные суды — становится главным инструментом наказания и давления, потому что агенты органов безопасности в своём докладе по этому делу настаивали на таком решении. Когда отсутствуют базовые принципы справедливого суда и независимости судебной системы, закон и суд превращаются в декорацию и спектакль и даже рекомендации двух шиитских религиозных авторитетов не работают. Они не пожалеют даже дитя.

Десятилетия преследований

С 1979 года в Иране множество людей, принадлежащих религиозным меньшинствам, таким как бахаи, курды и христиане, были отправлены в тюрьмы за «действия, угрожающие национальной безопасности» или «антигосударственную пропаганду». В результате, по данным Open Doors, британской организации, следящей за преследованиями христиан, Иран оказался на 8-ом месте среди стран, наихудших для проживания христиан.

12 января группа экспертов-правозащитников из ООН, в том числе специальный докладчик по вопросу о свободе религии или убеждений Ахмед Шахид, направила иранскому правительству письмо, выразив «серьёзную озабоченность» в связи с систематическими и широкими преследованиями и «секьюритизацией» в отношении христианского меньшинства в Иране, особенно лиц, перешедших из ислама [прим. ред.: секьюритизация — представление государством определённой группы как источника угрозы безопасности].

В ответ на этот запрос экспертов ООН касательно 24 христиан, преследуемых за свои убеждения, Иран в защиту своей позиции заявил, что обвиняемые совершали «действия, угрожающие национальной безопасности», — именно эти обвинения, как сказано в письме экспертов ООН, отражают «секьюритизацию религиозных меньшинств» в Исламской Республике.

Как говорится в опубликованном в феврале докладе четырёх христианских организаций, после 1979 года иранское государство «стремится внедрить однородную идентичность» исламской шиитской системы взглядов среди населения, «что привело к репрессиям в отношении меньшинств — их культура, традиции, религиозные взгляды и всё остальное считается угрозой Исламской Республике и её ценностям».

Мансур Борджи, исполнительный директор Article 18, известной организации со штаб-квартирой в Лондоне, защищающей права христиан, сказал Global Voices:

The challenges Christian face in today’s Iran is rooted in the intolerant views of the Islamic revolutionaries who want to maintain a monopoly or a total control over every aspect of people’s life, and most importantly, the rights to choose one’s own faith and practice it. The disturbing reality is that the state increasingly resorts to more violent methods to marginalize, dehumanize, and eliminate unrecognized Christians.

Проблемы, с которыми сталкиваются христиане в современном Иране, проистекают из нетерпимых взглядов революционеров-исламистов, стремящихся удерживать монополию или полный контроль над всеми сторонами жизни людей, а что важнее всего — над правом выбирать веру и исповедовать её. Тревожит то, что государство использует всё более жестокие методы для маргинализации, расчеловечивания и уничтожения непризнаваемых христиан.

Реакции

Дело Лидии вызвало бурные споры, как в стране, так и за её пределами.

Главе судебной власти Ирана было направлено открытое письмо [пер], подписанное 120 юристами и защитниками гражданских прав, с призывом отменить решение суда в Бушере как нарушающее иранские и международные законы. В письме цитируются несколько статей конституции и говорится:

In particular, regarding the care and protection of abused or unaccompanied children, the constitution pays attention only to human and moral aspects, meaning that any Iranian citizen, regardless of his or her religion, can apply for custody of a child. Nowhere in these laws or regulations is there any mention of the religion of the applicant, but, rather, in the first place, being an Iranian citizen and of good moral character is the criterion for eligibility.

В частности, что касается попечения и защиты детей, подвергающихся жестокому обращению или оставшихся без присмотра, конституция уделяет внимание только гуманитарным и моральным аспектам, а это значит, что любой гражданин Ирана, независимо от вероисповедания, может подать заявление на опеку над ребёнком. Нигде в этих законах или инструкциях нет упоминаний о религиозной принадлежности заявителя, наоборот, главным условием правомерности является гражданство Ирана и положительная характеристика моральных качеств личности.

В октябре 2020 года некоторые иранцы-христиане провели протесты против решения за границей. «Я тоже христианин» — это кампания, организованная иранцами-христианами в Стокгольме, Швеция, направленная на привлечение внимания как к проблемам иранских христиан, так и к другим вопросам, связанным с правами человека в Иране.

Мари Мохаммади, обращённая христианка и правозащитница, рассказавшая историю своего тюремного заключения в книге «Белая пытка» [ру], иронически прокомментировала решение по делу Лидии в твите:

В этом деле девочку забрали из семьи, и нет никаких шансов, что её примет другая семья. Как Исламская Республика относится к христианам? Она вежливо говорит им: «Умрите».

Пока иранское государство жёстко сражается за контроль над идентичностью нации, в частности притесняя религиозные меньшинства, отношение иранцев к религии и её восприятие меняется. Недавнее исследование, проведенное нидерландской организацией Gamaan среди грамотных жителей Ирана старше 19 лет, показало, что только 32% иранцев считают себя шиитами (официальная религия Ирана), а примерно половина населения сообщила об утрате религиозной принадлежности.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо