Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Ведущий англоязычный еженедельник Nepali Times начинает 2021 год с перезапуска печатного издания

Скриншот из Youtube-видео на канале Nepali Times, представляющем читателей издания.

[Все ссылки в статье ведут на страницы на английском языке, если не указано иное.]

То, что пандемия COVID-19 усугубила кризис в новостной индустрии, не стало сюрпризом; эта сфера давно претерпевает потерю доходов от рекламы и находится в отчаянном поиске устойчивой бизнес-модели.

В этому году многие редакции были вынуждены снизить расходы, чтобы выжить, что обычно означает сокращение штата, а также прекращение выпуска печатных изданий, если таковые еще имеются.

Однако в Непале одно ведущее издание идет против течения.

В первый день 2021 года англоязычный еженедельник Nepali Times удивил своих читателей, возобновив выход печатного издания, выпуск которого был прекращен в марте 2020 года.

Печатное издание в 16 страниц, с ценой в 50 непальских рупий (0,40 долларов США), вернулось с тиражом в 5 000 экземпляров.

Вы читали Nepali Times за эту неделю? Печатное издание возвращается! Успейте взять экземпляр.

В этом номере:
▶ Журналисты оглядываются на год кризисного освещения
▶ Экспатрианты из Непала получают первые вакцины
▶ Хрустящий винил Нараяна Гопала
▶ Смерть печатных изданий преувеличена
▶ The Ass pic.twitter.com/N4lAveyJZR

Global Voices побеседовали с издателем и редактором Nepali Times Кундой Дикситом, который также является автором и профессором медиаисследований, чтобы понять, как он пришел к этому решению. Вот что он рассказал:

During the past year of the pandemic, the online readership of “Nepali Times” increased five-fold compared to pre-COVID times. We covered the pandemic in all its aspects, and the average time readers spent on a page rose to an all-time high of 4 minutes. However, revenue suffered. As the economy collapsed, there was no advertising, and no subscription income. As both editor and publisher of the paper, I had to get our team to work on tiding over the crisis so we could at least pay salaries. We had to cut staff, lower costs. But after finding no other way to raise revenue, we brought out a trial print edition in October 2020, and were encouraged by the response from both readers and advertisers. Our preliminary survey showed that print had a prospect.

За прошедший год пандемии число читателей интернет-версии Nepali Times увеличилось впятеро по сравнению с периодом до COVID. Мы освещали все аспекты пандемии, а среднее время, которое читатели проводили на странице, достигло рекордных четырех минут. Однако мы терпели убытки. Поскольку экономика рухнула, не было ни рекламы, ни подписок. Я как редактор и издатель газеты должен был адаптировать команду на период кризиса таким образом, чтобы мы могли, по меньшей мере, выплачивать зарплату. Нам пришлось сократить штат, урезать расходы. Но, не найдя других источников дохода, в октябре 2020 года мы выпустили пробную печатную версию, и нас воодушевил отклик как читателей, так и рекламодателей. Наши предварительные исследования показали, что у печатной версии есть потенциал.

В прошлом году Nepali Times спросили у своих читателей, чего им больше всего не хватало без печатной версии. Их ответы вошли в это видео за январь 2021 года:

Как подчеркивает Диксит, самое важное — это сам процесс чтения; один и тот же контент воспринимается совершенно по-разному на центральном развороте печатной версии и на маленьком экране мобильного телефона.

Действительно, большинство читателей, попавших в видео, говорят, что им не хватает ощущения чтения с бумаги, печатных фотографий большого формата, а также ритуала чтения газеты за завтраком.

Перемены на сцене

Nepali Times был основан в апреле 2000 года и какое-то время оставался одним из немногих новостных сайтов страны. С июля того же года был начат выпуск печатной версии.

В Южной Азии чтение газет — это давняя традиция; тираж некоторых ежедневных изданий в Индии превышает пять миллионов экземпляров [рус].

В конце концов журнал нагнала гражданская война в Непале [рус]: в 2005 году, когда последний король страны ввел чрезвычайное положение, издание попало под цензуру. Вскоре после этого представители маоистского движения, недовольные репортажами журнала о событиях на местах, устроили погром в его офисе и избили некоторых сотрудников.

В марте 2020 года, когда журнал готовился отметить свой тысячный выпуск, серьёзный удар по нему нанесла пандемия. «Мы были вынуждены продать свой печатный станок и обеспечить выживание Nepali Times и нашего сестринского журнала Himal исключительно в качестве цифровых продуктов», — поясняет Диксит.

Полное прекращение работы никогда не рассматривалось, говорит Диксит, по причине занимаемого журналом места в медиасфере Непала:

Nepali Times, because it is in English, is restricted to academics, researchers, business and corporate houses, decision-makers, senior bureaucracy and Nepal's international partners. As such, the paper always had clout that was disproportionate to its circulation numbers. Our aim has always been to bring the reality of Nepal in all its aspects (especially the under-served and neglected) to the notice of the movers and shakers in Kathmandu. We practice solution-oriented journalism — not just exposing wrong-doing and what is wrong, but that things can be set right, and profiling people who survive and thrive despite all odds.

Поскольку Nepali Times издается на английском языке, спрос на него ограничен университетской публикой, исследователями, компаниями и корпорациями, политиками, высокопоставленными чиновниками и международными партнерами Непала. Таким образом, влияние газеты всегда оставалось непропорциональным относительно её тиража. Нашей целью всегда было привлечение внимания влиятельных лиц в Катманду к реальности Непала во всех её аспектах (особенно тех, которыми пренебрегают либо не уделяют им достаточно внимания). Мы практикуем журналистику, которая представляет решения — показывая не только преступления и ошибки, но и то, что ситуация может меняться к лучшему, и рассказывая о тех, кто выживает и преуспевает, несмотря на все сложности.

На самом деле, Непал — это вызов для издателей. Население страны говорит на по меньшей мере 129 языках [рус]; процент грамотных людей составляет менее 70 %, а доступ к Интернету в горных районах за пределами столицы остается ограниченным.

Кроме того, привычки потребления медиаконтента всё время меняются, о чем говорится в статье, опубликованной в выпуске Nepali Times от 1 января:

[A survey] showed that the proportion of Nepalis who watch TV overtook radio listeners last year. This is a major change because Nepal's FM radio networks had been supreme for decades. But even TV is now facing a serious challenge from social media, and the rise of Facebook, YouTube and TikTok.

[Исследование] показало, что в прошлом году процент непальцев, которые смотрят телевидение, превысил процент тех, кто слушает радио. Это серьёзное изменение, поскольку непальские радиостанции доминировали на протяжении десятилетий. Но даже телевидение встречает сегодня серьезную конкуренцию в лице социальных сетей и растущей популярности Facebook, Youtube и TikTok.

В заключение Диксит говорит, что демографические изменения и повышение доступности мобильного интернета могут предвещать смерть печатных СМИ — за очень редкими исключениями.

Trade and specialty magazines may still be able to sustain themselves from ads, but general interest magazines and newspapers will have to plan for and move towards a digital-print hybrid, or even re-invent themselves as digital-only products. The eyeballs are dragging us in that direction, and this is a challenge not just for content producers, but also for those who are working on the new business model for media. How do we preserve the public service role of media in a democracy, while at the same time keep ourselves financially afloat? The media's political independence stems from its economic independence, and the new dependence on analytics and clickbait could lead us astray from the main mission. We have seen even in advanced and large democracies in the past few years how fragile that independence is.

Специализированные журналы, возможно, смогут продолжать существовать благодаря рекламе, но журналы и газеты общей тематики должны будут запланировать и начать переход на гибридную модель (и цифровая, и печатная версия) или даже полностью переосмыслить себя как исключительно цифровой продукт. В этом направлении нас ведёт аудитория, и это вызов не только для производителей контента, но и для тех, кто разрабатывает новую бизнес-модель для СМИ. Как сохранить общественную роль СМИ в демократии, удерживаясь при этом на плаву финансово? Политическая независимость СМИ проистекает от их экономической независимости, а новая зависимость от аналитики и кликбейта может увести нас от основной миссии. За последние годы мы увидели, насколько хрупка эта независимость даже в больших и развитых демократиях.

Свежие статьи в категории Южная Азия

Топ-статьи

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо