Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Вспомним песни бывшей Югославии — пародии на мексиканскую культуру

Обложки альбомов «Celovečernji the Kid» (1983), «Pozitivna geografija» (1984) и «Mi imamos mnogo problemos» (1987). Добросовестное использование.

[Все ссылки — на английском языке, если не указано иное.]

У многих балканская поп-культура не ассоциируется с Латинской Америкой. Однако на протяжении нескольких поколений мексиканская музыка была очень популярна в бывшей Югославии — сначала по-настоящему, а потом как фарс.

Феномен YuMex можно частично объяснить особым положением Югославии в период холодной войны после 1948 года [рус] — социалистической страны, которая де-факто была врагом сталинского СССР.

В интервью с Public Radio International словенский писатель Миха Мадзини говорит: «Этот разрыв поставил страну в очень трудное положение, между восточным и западным блоками. (…) В результате возникли проблемы, одна из них такова: что показывать в кинотеатрах? Мы не могли импортировать из Голливуда „капиталистические“ фильмы. Но и покупать советские тоже не могли».

Правительство Тито решило импортировать фильмы из Мексики, которые не только переживали свой расцвет в 1950-60-е годы, но также часто снимались на тему Мексиканской революции — идеальный выбор для страны, только что возродившейся как социалистическое государство после Второй мировой войны.

Под влиянием таких фильмов десятки музыкальных групп со всех уголков Федерации записывали знаменитые мексиканские песни на испанском языке или в переводе на национальные.

Одной из самых известных групп была Ensamble Magnifico [мак] из Скопье, чья карьера продолжалась более двадцати пяти лет — последний альбом был выпущен в 1983 году.

К 1970-м годам в Федерации на первое место вышли британская и американская поп- и рок-музыка. Однако некоторые из новых групп, поддавшихся влиянию США, стали высмеивать своих предшественников, сочиняя песни-пародии на прошлое направление мариачи. Эти пародии стали такими же популярными, как и новые рок-н-ролльные песни.

В 1983 году певец и автор песен Джордже Балашевич, родом из сербского города Нови-Сад, выпустил альбом «Celovečernji the Kid» (можно перевести как «Парень Навесьвечер»), куда вошёл шлягер «Don Francisco Long Play» («Дон Франсиско — долгий игрок»). Текст песни — на английском языке, исполнение — с сильным мексиканским акцентом.

В песне рассказывается история одноимённого персонажа, напоминающего стрелков из классических вестернов — «Великолепной семёрки» [рус], «Сокровищ Сьерра-Мадре» [рус] и «Веракруса» [рус]:

You must be careful, my compadre,
you must be very careful if you going south,
because in mountain Sierra Madre
is very best for you to shut your dirty mouth.

O, there are banditos mucho danger,
they want your money and your horse.
You are a gringo, I mean, You are a stranger,
but you know everything of course

about famous and very popular
Don Francisco Long Play.

Осторожней будь, мой друг,
Если едешь ты на юг.
Закрывай рот в Сьерра-Мадре,
Чтобы не дали по харе.

Там с ворами шутки плохи —
За коня и деньги грохнут.
Пусть ты гринго, иностранец,
Но ты всё, конечно, знаешь

Об известном, даже слишком,
Долгом игроке Франсиско.

Год спустя белградская поп-рок-группа «Bajaga i Instruktori» («Баяга и инструкторы») выпустила свой первый альбом под названием «Pozitivna geografija» («Позитивная география»), куда вошли песни о различных уголках мира — от Берлина до крупных городов России, от Азии до Северной и Южной Америк.

В одной из этих песен, «Tequila, guerilla» («Текила, герилья») (исполняющейся на сербском [серб]) также рассказывается история выдуманного персонажа-латиноамериканца: Хуан, молодой человек, напился текилы и устроил революцию, чтобы спасти свою похищенную девушку из лап стереотипного злодея-генерала. События происходят в Макондо, вымышленном городке, описанном Габриэлем Гарсией Маркесом в романе «Сто лет одиночества», и не претендуют на историческую достоверность.

Ni Markes ni Kastaneda
Nisu znali Juanita
Ali su čuli da mu je deda
Susreo lično Meskalita

Габи Маркес [рус] с Кастанедой [рус]
Не знавали Хуанито.
Слышали ж от его деда:
Мол, встречался с Мескалито.

Мескалито, народное название лофофоры Уильямса, содержащей психоактивное вещество мескалин, в данном случае является аллюзией на вымышленного лидера племени мескалеро-апачей.

Альбом имел огромный успех и укрепил репутацию молодого солиста группы Момчило Баягича [рус] (также известного как Баяга) как поэта-песенника и исполнителя.

А потом, в 1987 году, хорватская группа Duo Pegla (pegla в хорватском языке обозначает утюг) записала песню «Mi imamos mnogo problemos» («У нас полным-полно проблем»), также исполняемую с сильным мексиканским акцентом.

Песня стала очень популярной. В Федерации было продано более 400 тысяч [хор] кассет с записью единственного (куда и входила песня) альбома Duo Pegla — в то время её население составляло 22 миллиона человек.

Кроме того, что их «у нас полным-полно проблем» поймало дух времени — распад Югославии произошёл через несколько лет после выхода песни, — Duo Pegla также упомянули два общеизвестных имени, связанных с Мексикой: Маму Хуаниту и Спиди Гонзалеса.

Mi imamos mnogos problemos
i lutamo svijetos bez kintos
nosimo brkoves i ocales
a svi nas zovu Speedy Gonzales

Aj, mama Huanita
Gonzales po svijetu skita

У нас полным-полно проблем,
Без денег бродим по земле.
Очки, усы длиною в фут —
Нас все Гонзалесом зовут.

Ах ты, мама Хуанита —
Спиди скитается по свету…

Спиди Гонзалес [рус], как знают многие читатели, — это мексиканская мышь из Looney Tunes, анимационного сериала Warner Brothers. Этот мультсериал также был очень популярен в бывшей Югославии и почти каждый день шёл по государственному телевидению Федерации.

Мама Хуанита — персонаж мексиканского фильма 1950 года «Un dia de vida» («Один день жизни»), который, согласно опубликованному в 2018 году Синематекой Македонии эссе о современном мексиканском кино, положил начало первой волне музыки YuMex:

The film “Mama Juanita,”as the film “Un Dia de Vida,” was entitled by the Yugoslav distributers, after the eponymous song from the film that entranced the domestic audiences with its pathos, started a wave, or more correctly, a tsunami of singers and bands that made music following the Mexican model, to accompany lyrics written in one of the languages of former Yugoslavia.

Фильм «Мама Хуанита» — как был назван фильм «Un Dia de Vida» в прокате югославскими дистрибьюторами, в честь одноимённой песни, покорившей местную публику своей трогательностью — вызвал волну, а точнее, цунами певцов и групп, которые сочиняли музыку по мексиканской модели к текстам на одном из языков бывшей Югославии.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо