Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Прививки от COVID-19 в Африке: между «мягкой силой Китая» и вакцинным национализмом Запада, часть I

В Мали люди принимают меры против COVID-19. Фотография World Bank/Ousmane Traore, 18 марта 2020 года, (CC BY-NC-ND 2.0 [рус])

[Все ссылки в тексте — на английском языке, если не указано иное.]

Примечание редактора: предлагаем вашему вниманию анализ политики, лежащей в основе закупок Африкой вакцин против COVID-19. Континент, похоже, вынужден обратиться к Китаю, а не к Западу. Материал состоит из двух частей. Читайте вторую часть здесь [рус].

5 января правительство Нигерии заявило о своей заинтересованности в закупке вакцин против COVID-19 из Китая.

Министр иностранных дел Нигерии Джефри Оньеама сообщил, что Нигерия «взаимодействует с Китаем», чтобы получить доступ к вакцинам. Заявление было сделано во время пресс-конференции в Абудже с Ван И, министром иностранных дел Китая.

Сегодня я провел двустороннюю встречу с Ван И, посетившим нашу страну государственным советником и министром иностранных дел Китая. Подписано соглашение о создании межправительственного комитета по координации сотрудничества между нашими государствами. 🇳🇬🇨🇳

Заявление Оньеамы весьма интересно, поскольку иллюстрирует официальное движение многих африканских стран в сторону Пекина, а не Запада, когда речь идёт о приобретении вакцины от коронавируса для населения. Кения также проявляет интерес к китайским вакцинам.

По состоянию на 29 января в Нигерии было зарегистрировано 127 024 подтверждённых случая COVID-19, 100 858 случаев выздоровления и 1547 смертей. По данным Нигерийского центра по контролю за заболеваниями, в декабре прошлого года в самой густонаселённой стране Африки зарегистрировано «резкое увеличение» случаев заболевания и смертельных исходов, связанных с COVID-19.

Между «мягкой силой» и вакцинным национализмом

Почему африканские страны обращаются к Китаю за вакцинами? Во-первых, Китай заверил Африку, что все страны получат большие скидки, в то время как Запад погряз в рыночных системах, связанных с частным фармацевтическим бизнесом, и вакцины продаются по очень высокой цене.

Но такая готовность Китая распространять вакцины в Африке в приоритетном порядке — и со скидкой — заставляет аналитиков задаться вопросом об использовании дипломатии «мягкой силы» на континенте.

Джозеф С. Най-младший, почётный профессор Школы государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди при Гарвардском университете, описывает мягкую силу как «способность влиять на других для получения желаемых результатов посредством привлечения и убеждения, а не принуждения или оплаты».

Янчжун Хуан, директор по глобальным исследованиям в области здравоохранения в Школе дипломатии и международных отношений Университета Сетон-Холл, рассказал The World, что дипломатия «мягкой силы» в Африке с использованием вакцин COVID-19 не только улучшает имидж Китая, но и позволяет переосмыслить историю, которую Китай сыграл в пандемии. Следовательно, Китай также «позиционирует себя как несущую благо мировую державу», считает Хуан.

С другой стороны, западный подход вакцинного национализма заключается в том, что определить, кто получит вакцину, должны частные компании и система свободного рынка.

По состоянию на середину января 2021 года в мире было закуплено более 7 миллиардов доз вакцины. Однако небольшая группа богатых стран, составляющая всего 16 процентов мирового населения, приобрела «4,2 миллиарда доз», что соответствует 60 процентам вакцин против COVID-19, по информации Института глобального здравоохранения Университета Дьюка (DUGHI).

Канада уже сделала предварительный заказ достаточного количества потенциальных доз, «чтобы охватить своё население более чем пять раз», а другие страны с высоким уровнем доходов, такие как США, обладают запасом вакцин, чтобы «охватить своё население несколько раз», — заявляет DUGHI.

Прививочный национализм Запада вынудил часть мира — особенно африканские страны — искать альтернативу.

Сравнение китайских и западных вакцин против COVID-19

Две китайские компании — Sinovac и Sinopharm — производят вакцины против коронавируса. CoronaVac фирмы Sinovac предлагается как инактивированная вакцина, в которой используют «убитые вирусные частицы, чтобы подвергнуть иммунную систему организма действию вируса без риска спровоцировать серьёзную реакцию». Sinopharm производит инактивированную вакцину, работающую подобным же образом

С другой стороны, мРНК-вакцины Moderna и Pfizer вводят в организм ослабленную версию коронавируса, запуская таким образом «иммунный ответ», когда тело «производит антитела, защищающие нас от заражения, если реальный вирус попадает в организм»по информации Центра по контролю за заболеваниями.

Sinovac и Sinopharm, как и все инактивированные вакцины, лучше подходят для большинства африканских стран, поскольку их можно хранить в холодильнике при стандартной температуре от 2 до 8 градусов Цельсия. Вакцина Pfizer-BioNTech требует хранения в морозильной камере при температуре -80 градусов Цельсия

Вакцина Moderna «в пункт заказа доставляется в замороженном виде при температуре от -25 до -15 градусов Цельсия», но её можно хранить при «стандартной температуре в холодильнике от 2 до 8 градусов Цельсия в течение 30 дней». Следовательно, она также подходит для большинства сельских районов Африки.

Но результативность CoronaVac от Sinovac пока под сомнением. 

Эффективность CoronaVac на 13 января составила 50,4 процента после клинических испытаний фазы III, проведённых бразильским Институтом Бутантан, сообщает онлайн-газета South China Morning Post.

Это серьёзный разрыв с данными, опубликованными неделей ранее бразильским правительством, согласно которым вакцина успешно прошла последнюю стадию испытаний с результатом 78 процентов.

Эффективность вакцины Pfizer-BioNTech — 52 процента после введения первой дозы и 95 процентов после второй, говорится в исследовании, опубликованном в New England Journal of Medicine. Эффективность вакцины Moderna — 94,5 процентов.

Каждая доза Moderna стоит в пределах 32-37 долларов США, тогда как доза Pfizer-BioNTech оценивается в 20 долларов США. Обе вакцины вводятся в два приёма. Стоимость CoronaVac, похоже, разнится: от 200 юаней (около 30 долларов США) за дозу в Китае и в пределах 5-38 долларов США за дозу в странах Юго-Восточной Азии.

Ряд стран, включая Египет, ОАЭ, Иорданию и Индонезию, разрешили вакцины COVID-19, производимые Китаем, для экстренного использования.

Китайские вакцины внедрены в Бразилии, Индонезии, на Филиппинах и в Турции, где также ожидается открытие их производства.

Китайский «шёлковый путь здоровья» в Африке

Прибытие в международный аэропорт О. Р. Тамбо медикаментов для борьбы с COVID-19, пожертвованных КНР. Изображение GCIS, 13 апреля 2020 года (CC BY-ND 2.0 [рус])

Медицинское сотрудничество Китая и Африки началось в 1963 году, когда китайцы отправили свою первую медицинскую команду в Алжир, на север Африки.

Более 20 000 специалистов в сфере здравоохранения из Китая работали в разных частях Африки с 1963 года, и около 200 миллионов африканцев получили китайскую медицинскую помощь на континенте.

Поддержка континента Китаем в этой сфере «существенно выросла» за счёт повышения доступности медицинских услуг, систем общественного здравоохранения и наращивания «потенциала медицинских работников в африканских странах», как утверждают доктор Гаррисон Дейли и шесть других учёных, работающих в области здравоохранения.

Крис Ланкастер и двое его коллег из базирующегося в США внешнеполитического аналитического Совета по международным отношениям (Council for Foreign Relations) описывают «шёлковый путь здоровья» как попытку Китая «представить себя ответственным мировым лидером в области здравоохранения» при помощи «всеохватной дипломатической кампании и отправки медицинской помощи по всему миру».

Шёлковый путь здоровья является продолжением амбициозной инициативы «Один пояс и один путь» [рус], глобальной стратегии развития инфраструктуры в виде инвестиций почти в 70 стран, принятой китайским правительством в 2013 году.

Но эта медицинская помощь воспринимается как «оппортунистическая», или как демонстрация китайской «мягкой силы», или как попытка использовать «природные ресурсы» или заручиться «политической поддержкой» африканских стран, если верить исследованию, проведённому доктором Шуань Линь, специалистом по семейной медицине в Эль-Кахоне, Калифорния, и её коллегами.

Это мнение сохраняется до сих пор. Однако оно широко распространяется в связи с пандемией COVID-19 после значительной помощи Китая африканским странам в борьбе с распространением вируса.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо