Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

«Женщины играют жизненно важную роль в науке»: интервью с эквадорской учёной Патрисией Кастильо Брисеньо

Фото любезно предоставлено Патрисией Кастильо Брисеньо, PhD.

[Все ссылки — на испанском языке, если не указано иное.]

Исторически вклад женщин в науку не получал должного признания. По этому поводу мы поговорили со специалисткой по морской биологии Патрисией Кастильо Брисеньо [анг] из Эквадора, которая также является содиректрисой проекта EBIOAC [анг] (BIOMA по-испански) «Закисление океанов и экваториальных биомов» и соосновательницей REMCI, «Эквадорской сети женщин-учёных».

Сейчас REMCI — большое сообщество для женщин-учёных из Эквадора. Вместо соперничества там налаживается сотрудничество между женщинами, ведётся работа над освещением проблемы сексуальных домогательств в университетах и по нормализации научной карьеры для девушек и женщин.

Белен Фебрес: Мне хотелось бы начать с того, какой вклад внесла ваша работа. Не могли ли вы рассказать подробнее о ваших исследованиях?

Patricia Castillo Briceño: Claro. Yo investigo cómo el funcionamiento de los organismos marinos se ve modificado por factores ambientales. Actualmente estudio la acidificación de los océanos, que es parte del cambio climático y es causada por el exceso de CO2 que genera el uso masivo de combustibles fósiles, lo cual altera la química del agua con repercusiones para la vida marina.

Desde que regresé a Ecuador en 2014 estoy aplicando lo aprendido durante mis estudios de posgrado para evaluar cómo las condiciones de acidificación afectan a especies nativas del país, incluyendo peces, moluscos y crustáceos. Esto es muy importante porque Ecuador es una de las zonas con mayor riqueza en biodiversidad marina y también uno de los puntos más propensos a los riesgos derivados de la acidificación oceánica. El que no existan datos locales limita nuestra capacidad para responder a estos riesgos, por ello he dedicado gran parte de mi trabajo a posicionar el tema para el desarrollo de investigaciones y para promover la toma decisiones basada en evidencias científicas.

Патрисия Кастильо Брисеньо (ПКБ): Я изучаю влияние факторов окружающей среды на жизнедеятельность морских организмов. В настоящее время занимаюсь исследованием вопроса о закислении океанов, части процесса по изменению климата [анг]. Закисление возникает в связи с избытком углекислого газа в результате массового использования ископаемого топлива [анг]. А это, в свою очередь, меняет химический состав воды и сказывается на состоянии морской флоры и фауны.

Окончив аспирантуру, я вернулась в Эквадор в 2014 году и начала применять полученные знания для оценки влияния степени закисления на состояние эквадорских эндемиков, включая рыбу, моллюсков и ракообразных. Это очень важно, поскольку данная страна — средоточие богатейшего биоразнообразия океанических экосистем в мире. Кроме того, этот район является одним из наиболее подверженных риску закисления океанов. Отсутствие местных данных ограничивает нашу возможность как-то реагировать на эти риски, и именно поэтому я посвятила большую часть своей работы рассмотрению вопроса развития научных исследований и отстаивания политических решений, основанных на научных данных.

Фото любезно предоставлено Патрисией Кастильо Брисеньо, PhD.

БФ: Как вы заинтересовались этой темой и морской биологией в целом?

Patricia Castillo Briceño: Mi interés empezó cuando me mudé desde mi Quito natal en la sierra ecuatoriana a Manta, en la costa del país. Ahí descubrí los animales acuáticos y la energía impresionante del mar con toda su inmensidad. Esto me motivó a estudiar biología marina en Ecuador, luego viajé a España y Francia para mis estudios de postgrado y posdoctorado. En 2014, regresé porque siempre mi objetivo fue aportar a mi país.

ПКБ: Мой интерес начался с переезда из родного города Кито [рус], расположенного на эквадорском нагорье, в прибрежный — Манту [рус]. Там я обнаружила водных животных и впечатляющую, безграничную энергию моря. Это вдохновило меня на изучение морской биологии в Эквадоре. Затем я отправилась в Испанию и Францию, где получила степень аспирантки и докторантки. Вернулась потому, что моей целью всегда было внести личный вклад в развитие родной страны.

БФ: Сталкивались ли вы с какими-нибудь трудностями в этом процессе?

Patricia Castillo Briceño: Al inicio no fue fácil ser extranjera, vivir con otras reglas y estilos de vida, a veces en otros idiomas como en Francia y UK; pero esas experiencias enriquecen y además son oportunidades para investigar a muy alto nivel. De regreso en Ecuador la difucltad estuvo al arrancar la investigación porque nadie trabajaba en este tema y el acceso a fondos y tecnología es limitado, pero ha sido gratificante, pues logramos hacer cambios en política pública relevantes en esta área en el país.

ПКБ: Мне, иностранке, сначала было нелегко жить по-другому, по иным обычаям, а иногда и говорить на других языках, как, например, во Франции и Великобритании. Но это даёт ценнейший опыт и открывает очень широкие возможности для научной деятельности. Начинать исследования в Эквадоре было сложно, поскольку никто ещё не работал над этим вопросом, а доступ к финансированию и технологиям был ограничен. Тем не менее, мы рады, что смогли внести соответствующие изменения в государственную политику этой части страны.

Фото любезно предоставлено Патрисией Кастильо Брисеньо, PhD.

БФ: Вы также основали «Эквадорскую сеть женщин-учёных» (REMCI).

Sí. Nuestra iniciativa nació en 2016 cuando algunas científicas comenzamos a hablar vía Twitter sobre la necesidad de crear espacios que fortalezcan la participación de mujeres en ciencias y de posicionar este tema en la agenda nacional. Luego, vimos que una forma de consolidar nuestros esfuerzos era el trabajo en redes y creamos REMCI. Ahora seguimos ampliando y diversificando nuestra red, siempre desde la sororidad y el apoyo para combatir esa idea impuesta de que necesitamos competir entre nosotras para sobresalir.

ПКБ: Да. Наша инициатива началась в 2016 году, когда горстка учёных начала обсуждать в Twitter вопрос о том, насколько сильно Эквадор нуждается в поощрении и вовлечении женщин в научную деятельность и насколько важно включить этот аспект в национальную повестку дня. Затем мы поняли, что коллективная работа — это единственный способ объединить наши усилия, поэтому и создали REMCI. Сейчас мы продолжаем расширять и всесторонне развивать наше сообщество, которое всегда руководствуется сестринскими отношениями и поддержкой, чтобы победить идею патриархата [анг] о том, что женщины ради успеха должны соперничать между собой.

БФ: Почему это именно женское сообщество?

Porque el ser mujer influye mucho. No es común escuchar que una niña sueñe con ser científica, y esto se debe a que la educación y la sociedad establecen roles de género desde muy temprano. Marcan tu camino con las materias que te enseñan, con los “cumplidos” que te dan (te dicen que eres bonita, nunca inteligente), y con los modelos a seguir que te presentan. Yo tuve la suerte de que mi mamá es bioquímica, entonces crecí jugando con su microscopio portátil y sabiendo que las mujeres pueden estar en la ciencia. Pero crecí también con la idea de que hay una sola ruta: naces, creces, te casas, te reproduces (siempre en ese orden), y mueres. Hasta que un día me pregunté: “bueno, ¿y por qué?”, y decidí seguir mi propio camino.

ПКБ: Потому что быть женщиной — это многое значит. Редко услышишь о девушке, мечтающей о научной карьере. Это потому, что воспитание и окружение очень рано формируют гендерные роли [анг]. Ваш жизненный путь строится на том, чему вас учат, делаемых вам «комплиментах» (маленьким девочкам говорят, что они симпатичные, а не умные) и женских примерах для подражания, которые вам предлагают. К счастью, моя мама — специалистка в области биохимии, поэтому я росла, играя с её портативным микроскопом и зная, что женщины могут заниматься наукой. Но я также росла с мыслью об одном-единственном пути: рождение, взросление, свадьба, появление детей (всегда в таком порядке) и смерть. Пока однажды я не спросила себя: «А почему?» И решила пойти своим путём.

БФ: Что мы можем сделать, чтобы изменить эти роли?

Muchísimo. Podemos motivar a las niñas desde pequeñas a considerar diversas opciones de vida, e incentivarlas a estudiar y avanzar en su carrera. Tenemos que explicar que el camino de la ciencia no siempre es fácil para que cuando una científica joven se encuentre con situaciones fallidas no piense que hay algo mal con su trabajo o con ella y se desanime, sino que sepa que esas dificultades son parte normal del proceso. También hacer públicas las preguntas impertinentes hasta que dejen de ocurrir. Por ejemplo, en una entrevista para la que te preparas con todas las respuestas científicas y técnicas sobre tu trabajo, te preguntan si vas a tener hijos y qué opina tu esposo sobre lo que haces; cosas que a los hombres nunca les preguntan. Las siguientes generaciones no deberían pasar por esto.

También hace falta un cambio estructural desde las políticas públicas y la educación formal. En los libros deben aparecer científicas nacionales e internacionales, porque sí las hay, solo no se habla de ellas. Así podremos lograr que tanto niñas como niños crezcan sabiendo que las mujeres somos igual de capaces y que nuestro trabajo científico es igual de importante para el avance del conocimiento. Además, debemos repartir las tareas del cuidado, tradicionalmente destinadas a las mujeres. En todo el mundo, incluso más en países como Ecuador donde la investigación hace tanta falta, resulta absurdo perder la mitad del talento por falta de equidad de género; es un lujo que no nos podemos permitir. Necesitamos todos los cerebros trabajando en conjunto.

Finalmente, los museos y  los medios de comunicación deben jugar su rol clave generando otros patrones de pensamiento, visibilizando sesgos e injusticias, y resaltando el trabajo de las mujeres en distintos campos, incluyendo todas las ramas de la ciencia.

ПКБ: Многое. Начать можно с того, чтобы с юных лет вдохновлять девушек на поиск разных возможностей в жизни, а также на учёбу и карьерный рост. Мы должны дать понять, что научный путь не всегда прост, чтобы, когда молодая учёная сталкивается с какими-либо неудачами, она не думала, что с ней или с её работой что-то не так, и не отчаивалась. Вместо этого она должна знать, что трудности — обычная часть процесса. Нужно также доводить неудобные вопросы до сведения общественности, чтобы они больше не возникали. Например, допустим, вы подготовились к интервью с научными и техническими ответами. Но вместо этого вас спрашивают, планируете ли вы иметь детей и каково мнение вашего мужа о вашей работе. Мужчин о таких вещах никогда не спрашивают. Через это не должны проходить будущие поколения.

Государственная политика и школьное образование также остро нуждаются в структурных изменениях. Учёных национального и международного уровня следует упоминать в книгах. Этого не происходит, как будто их и нет! Тем самым мы добьёмся того, чтобы и девочки, и мальчики росли, зная, что женщины не менее способные и что наша научная работа столь же важна для развития знаний. Вдобавок мы должны поровну разделить неоплачиваемую работу по дому [анг], традиционно лежащую на плечах женщин. Лишаться половины талантливых людей нашего мира из-за гендерного неравенства — абсурдно, а тем более в таких странах, как Эквадор, где научные исследования крайне необходимы. Такую роскошь мы не можем себе позволить. Нам нужно, чтобы все наши умы работали вместе.

Наконец, музеи и СМИ должны взять на себя ключевую роль в содействии развитию различных образов мышления, привлекая внимание к предвзятости и несправедливости, а также освещая работу женщин в разных отраслях промышленности, включая все области науки.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо