Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

2020: год феминистской борьбы и политического сопротивления в Латинской Америке

Протест на площади Достоинства (Сантьяго, Чили), фотограф Paulo Slachevsky, используется по лицензии (CC BY-NC-SA 2.0).

[Все ссылки, если не указано иного, ведут на страницы на испанском языке.]

Феминизм, общественные движения и политические реформы ознаменовали 2020 год в Латинской Америке и на Карибах, несмотря на захватившую внимание всего мира пандемию COVID-19 — глобальный приоритет года.

В Мексике, где общественную дискуссию захватили скандал вокруг самолёта президента и декриминализация марихуаны, не менее важной стала и тема феминизма, или, точнее, антифеминизма [ру] мексиканского правительства. В марте состоялся масштабный митинг за справедливое правосудие — в это время в стране каждый день регистрировали в среднем по 10,5 феминицидов. За ним последовали другие митинги по конкретным поводам, таким как случаи Ингрид Эскамильи, Фатимы Алдригет и Джессики Гонсалес Вильясеньор

Несмотря на политические репрессии во время протестов в Канкуне, борьба принесла плоды: «закон Олимпии» против преследований женщин в интернете, «закон Ингрид» против распространения фотографий жертв преступлений, общественный реестр сексуальных агрессоров в мексиканской столице и амнистия по делам об абортах. 

В Аргентине во время карантина преумножилось число призывов к решению проблемы насилия по гендерному признаку и сексуального абьюза по отношению к детям.

Законопроект о легализации абортов, который правительство пообещало представить в марте 2020 года, был отложен.

В условиях подобных задержек социальные сети сыграли ключевую роль в укреплении феминистских сетей взаимопомощи во время карантина. Были организованы протесты [ру] против пугающего роста феминицидов во время пандемии. Twitter-флешмоб Ni Una Menos (буквально: «Ни одной [женщиной] меньше») способствовал мобилизации активистов и тысячи приняли участие в виртуальном митинге (в виде вывешивания зелёных платков) с целью добиться от аргентинского правительства оперативных действий по принятию закона об абортах по желанию женщины. 

Закон, позволивший прерывание беременности по желанию женщины и обеспечивающий доступ к необходимой заботе после аборта, был представлен Национальному конгрессу в ноябре и официально принят в декабре.

В свою очередь, венесуэльские феминистки использовали WhatsApp [ру], чтобы продолжать помогать женщинам и общаться в виртуальном формате; а в Никарагуа феминистские организации обличили пренебрежение и отсутствие справедливости для жертв насилия на гендерной почве и их семей. 

В январе, до прихода туда коронавируса, в Тринидаде и Тобаго прошло общественное мероприятие в память о жертвах феминицидов, на котором граждане потребовали от государства эффективных мер защиты женщин и девочек. В марте, после ещё одного феминицида, интернет-пользователи подчеркнули связь между жестокостью по гендерному признаку и насилием над несовершеннолетними, особенно когда ограничениям, введённым из-за COVID-19, сопутствовал [ру] рост домашнего насилия. 

В декабре, когда в СМИ появились сообщения о феминицидах молодой матери [анг] и девочки-подростка [анг], в социальных сетях выплеснулось накопившееся недовольство дискурсом, согласно которому женщинам «нужно быть осторожнее». Пользователи доказывали, что необходимо переместить [анг] фокус и ответственность с женщин на агрессора. 

Коллаж фотографий «Día Naranja» («Оранжевый день») с акций протеста против насилия в отношении женщин в Порт-о-Пренсе 25 января 2020 года. Фото Womantra, используются с разрешения.

Политические движения в Уругвае, Боливии, Перу и Чили 

Самые серьёзные изменения в Уругвае произошли в политической части — с уходом Широкого фронта (левая политическая коалиция) и избранием в 2019 году Луиса Лакалье Поу, члена Национальной партии, вернувшейся к власти тридцать лет спустя во главе правительственной «разноцветной коалиции».

Нынешняя оппозиция в виде Широкого фронта и других политических объединений критикует правительство за принятие Закона о срочном рассмотрении («Ley de Urgente Consideración»), в котором они видят регресс для свободы самовыражения. И всё же эффективные действия правительства Лакалье в первую волну COVID-19 позволили ограничить число погибших несколькими десятками и сделали Уругвай примером управления кризисом для других стран

В Боливии, спустя почти год поляризации, обостренной расизмом и нападениями на журналистовв октябре население отправилось мирно голосовать, и 55% избирателей отдали свои голоса за дуэт Луиса Арсе и Давида Чокеуанки из партии «Движение к социализму» [ру] (Movimiento al Socialismo). Победу Луиса Арсе на выборах праздновали в крупных городах по всему миру [ру]. 

Сейчас поляризация, уже в меньшей степени, концентрируется вокруг выборов мэров и губернаторов, назначенных на 7 марта 2021 года.

Поколение двухсотлетия гонится за коррупцией

Международная пресса недооценила важность протестов «поколения двухсотлетия» в Перу, главными участниками которых были молодые люди, связавшие себя с 200-й годовщиной независимости Перу. Демонстрации проходили в контексте страны, обеспокоенной отстранением президента Мартина Визкарры по решению Конгресса, отставкой незаконного правительства Мануэля Мерино и назначением Франсиско Сагасти временным президентом. Как при Мерино, так и при Сагасти полиция применила против молодых протестующих чрезмерное насилие — как минимум два человека погибли. Беспорядочный политический контекст в этом году был усугублён кризисом здравоохранения из-за COVID-19 и переходом к политике разработки природных ресурсов в пользу крупных предприятий на территориях коренного населения.

С другой стороны, пандемия не остановила проведение в Чили исторически важного референдума, на котором подавляющее большинство проголосовало за изменение Конституции, принятой при бывшем диктаторе Аугусто Пиночете [рус] в 1980 году. Значимая часть населения считала эту Конституцию «матерью чилийского неравенства». Всенародное голосование, завершившееся 25 октября, было главным требованием социального взрыва в октябре 2019 года, на который правительство ответило репрессиями, арестами и многочисленными нарушениями прав человека. 

Жестокость, авторитаризм, дезинформация и протесты с севера на юг

В Колумбии вдобавок к высокой смертности из-за COVID-19 проявилось недовольство граждан отсутствием эффективных мер против зашкаливающего насилия. Согласно Институту исследований развития и мира, в 2020 году имели место девяносто массовых убийств. Тем не менее президент Иван Дуке продолжает отрицать серьезность числа зарегистрированных убийств. 

Особенно тревожным стал рост убийств социальных лидеров и правозащитников. Выяснилось, что полиция была замешана в убийстве адвоката Хавьера Ордоньеса, что повлекло за собой протесты, их подавление и, как следствие, смерти не менее десяти человек с множеством раненых.

Постоянными в 2020 году были угрозы смертью, убийства, преследования, насилие и цензура по отношению к журналистам и активистам, но в том же контексте возникли альтернативные формы цифровых СМИ, помогающие активистам избегать цензуры. 

После года относительной нормализации экономики Венесуэлы, пандемия, несмотря на гиперинфляцию и усугубление гуманитарного кризиса, привела к ужесточению авторитарных мер со стороны правительства. Общественную политику характеризуют сильная милитаризация, контроль государственных институтов и политические преследования журналистов и гуманитарных активистов. Вдобавок, правительство Николаса Мадуро полностью сместило представителей оппозиции с помощью спорных парламентских выборов.

Венесуэльский миграционный кризис, уже сильнейший в регионе — страну покинули 5,4 миллиона граждан вне страны, — обострился с приходом пандемии [рус]. В сообщениях подчёркивается, что многие члены сообщества не могут обеспечить себе в принимающих странах даже базовые потребности и страдают от бездомности и нехватки еды.

На Ямайке граждан охватили хаос и страх. И если пандемия COVID-19 возглавила список общих беспокойств, то неофициальный опрос в Twitter показал, что за ней следует ужас перед ростом преступности, несмотря на сообщение ямайской полиции о небольшом сокращении [анг] известных преступлений по сравнению с 2019 годом.

При этом комендантские часы во время пандемии не остановили сотни нелегальных вечеринок и общественных мероприятий [анг], часть из которых, организованная лицами с криминальными связями, закончилась насилием.

В Никарагуа целый ряд новостей принёс гражданам негативные эмоции: кризис здравоохранения, сомнения насчет точности публикуемых данных по COVID-19 [рус], последствия ураганов IOTA и ETA и перспективы выборов 2021 года в стране, где господствуют политические репрессии, нулевая свобода слова и печати, а также постоянные нарушения прав человека.

После волны протестов 2018 года около ста тысяч человек бежали из страны, однако многие никарагуанцы в изгнании продолжают заниматься политическим активизмом. Между тем, правительство Даниэля Ортеги продвигает триаду законов по усилению аппарата контроля над населением и остановке любых проявлений низовой оппозиции.

Севернее, в Сальвадоре, 2020 год прошёл под знаком политических конфликтов. Президент Найиб Букеле противостоял другим государственным органам — законодательному собранию и конституционной палате, — называя депутатов и судей «коррупционерами, преступниками и ворами». Многие считают, что его агрессивный стиль является свидетельством плана по установлению политического контроля над страной. При всем этом, Букеле продолжают поддерживать более 75% населения [анг] несмотря на обвинения в коррупции, договоренностях с преступными группировками и нападениях на работников СМИ

Когда Букеле написал в Twitter о последствиях пандемии в Эквадоре, эквадорское правительство заявило о ложности сообщения. Вскоре информация, ходившая в социальных сетях, заполонила новостные заголовки по всему миру: тела умерших, которые никто не забирает, семьи в поисках тел родных и слухи о сожжении трупов на улицах. 

Чтобы объяснить, через что прошёл Гуаякиль, правительству Эквадора не было достаточно слов о дезинформации. Перед лицом ужасающей реальности была создана Совместная оперативная группа по захоронению трупов. Мэрия Гуаякиля была вынуждена отдавать семьям трупы в картонных гробах. В этих условиях коренные народы региона самоорганизовались, чтобы защищаться от коронавируса. 

Резюмируя: пандемия потрясла и без того настрадавшийся регион, но в то же время испытала стойкость социальных движений, которые не остановились ни перед чем в защите прав человека.

Так, в регионе выделяется ряд хороших новостей на гендерную тематику: в Эквадоре прошёл первый трансмарш [рус], аргентинское правительство утвердило квоту для транс- и травести-персон на рынке труда в государственном секторе, а Боливия, как и штат Пуэбла в Мексике [рус], признала свободные брачные союзы между людьми одного пола

Приглашаем вас ознакомиться со специальным выпуском «Voces de Latinoamérica» («Голоса Латинской Америки») интернет-издания La Lupa, в котором некоторые из наших боливийских, уругвайских и мексиканских авторов анализируют ключевые события региона:

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо