Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

В Уганде меры по борьбе с COVID-19 — «идеальный инструмент для криминализации инакомыслия»

Les clients portent des masques et se tiennent à distance les uns des autres, sur des étiquettes jaunes prévues à cet effet.

Очередь покупателей перед магазином MTN de Lugogo в столице Уганды Кампале. Май 2020 г. Фото Жаклин Банья / ILO-ILO-Kampala в Flickr, по лицензии CC BY-NC-ND 2.0 [рус].

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иное.]

В марте прошлого года правительство Уганды присоединилось к мировой борьбе с COVID-19, приняв строгие меры по контролю за распространением эпидемии на территории страны.

В то время как население отчаянно ищет в интернете критически важные новости о регламентах по борьбе с коронавирусом, обменивается мнениями и местными сведениями, правительство утвердило ряд законов о криминализации обмена «ложной информацией» в сети. Среди них — Закон о неправомерном использовании компьютеров (2011 г.), который регулирует поток информации и её распространение в цифровых пространствах.

В стране, где власти контролируют СМИ и подавляют инакомыслие, криминализация дезинформации в период пандемии лишает население свободы слова и права на доступ к информации.

За несколько дней до президентских выборов 14 января 2020 года, под предлогом действующих ограничений по COVID-19, правительство организовало преследования оппозиционных политиков, в том числе ограничивая доступ к общественным собраниям и количество предвыборных митингов. За два дня до выборов правительство приказало интернет-провайдерам заблокировать все социальные сети.

В начале пандемии, 22 марта 2020 года, Комиссия Уганды по коммуникациям (UCC) опубликовала в прессе сообщение о распространении «ложной информации». Цель заявления — криминализация дезинформации.

Сообщение, опубликованное в Twitter с официального аккаунта UCC :

Коммюнике к сведению общественности о распространении ложной информации

[изображение]
UCC призывает общественность проявлять бдительность, чтобы не допустить распространения дезинформации. Чтобы напомнить о преступном характере таких действий, даются ссылки на правовые акты, предусматривающие наказание за распространение ложной информации.

В марте 2020 года UCC также направила письмо трём СМИ — BBS, NTV Uganda, и Spark TV, — обвинив их в распространении информации, которая «вызывает замешательство, искажает смысл и вводит в заблуждение, что может привести к отказу следовать указаниям государственных органов, компетентных в борьбе с коронавирусом».

Ситуация усугубляется нечёткими формулировками и размытой сферой применения законов, что позволяет государству трактовать их в свою пользу.

Критика действий правительства на фоне пандемии, обеспокоенность и недовольство в социальных сетях привели к увеличению числа арестов и попыток запугивания. Журналисты, правозащитники и блогеры подверглись преследованию за распространение «непроверенной информации» о вирусе.

В отчёте за 2020 год о состоянии свободы интернета в Африке [pdf] во время пандемии освещаются некоторые из этих случаев.

Адам Обек, бывший сотрудник мэрии Кампалы, был допрошен 13 апреля 2020 года по поводу «распространения ложной информации» о COVID-19. Он опубликовал сообщения в социальных сетях, в которых утверждалось, что первый смертельный случай от коронавируса в Уганде произошел в районе Кобоко. Это могло вызвать панику среди населения этой области и подорвать усилия правительства по борьбе с пандемией.

Также в апреле был арестован писатель и правозащитник Каквенза Рукирабашая, за его публичное сообщение в Facebook от 6 апреля 2020 года, в котором он критически отзывается о строгих мерах борьбы с COVID-19, введённых президентом Йовери Мусевени:

Museveni, be serious otherwise you won't love the comeuppance of your warped directives. If the country plunges into the…

Posted by Kakwenza Rukirabashaija on Monday, April 6, 2020

Мусевени, веди себя достойно, иначе тебе не понравятся последствия твоих извращённых указаний. Если в ближайшие месяцы страна начнёт голодать, даже не думай переложить вину на коронавирус, ты будешь в этом виноват, ты и невыносимые методы.

Согласно отчёту, опубликованному Freedom House в 2020 году, Каквенза Рукирабашая был обвинён в «совершении действий, которые могут привести к распространению вируса», что является нарушением статьи 171 (глава 120) Уголовного кодекса. Активист был освобождён под залог в размере 10 миллионов угандийских шиллингов (≈ 2700 долларов США).

11 декабря 2020 года в интервью в WhatsApp, Каквенца Рукирабашая сообщил Global Voicesчто по его предположениям причиной ареста была его книга The Greedy Barbarian (вариант перевода: «Жадный варвар»), произведение в фантастическом жанре о коррупции на высоком уровне.

Самсон Касумба, телеведущий канала NBS TV, задержан 20 апреля 2020 года с последующим освобождением без предъявления официального обвинения. Власти не разглашают подробностей этого дела, но, как сообщает Freedom House, причиной является его журналистская работа и якобы «подрывная деятельность». Есть подозрение, что арест спровоцировали сообщения журналиста в Facebook о COVID-19, опубликованные за несколько дней до того. Однако отвечая на вопрос Global Voices в WhatsApp, Самсон Касумба выразил уверенность, что его арест не имеет отношения к публикациям в Facebook.

«Политика — превыше всего»

Связанные с COVID-19 аресты демонстрируют, что любая информация осуждающего характера в отношении действий государства Уганды по борьбе с кризисом может стать объектом юридических санкций.

Руководитель программы в организации по защите цифровых прав Chapter Four Uganda Антони Масака заявил, что действия UCC побуждают население к самоцензуре, а не к восприятию официальной информации, как «абсолютной истины».  Как он объяснил 14 декабря во время интервью в WhatApp с Global Voices, общественность, как следствие, неохотно высказывает свою точку зрения и не решается призывать лидеров к ответственности.

По словам юриста Киизы Эрон, специалиста по правам человека в Kiiza and Mugisha Advocates, политика для правительства — превыше всего. В своих сообщениях 11 декабря в WhatsApp он назвал меры по борьбе с COVID-19 «идеальным инструментом для криминализации инакомыслия». Также в его анализе подчеркивается нетерпимость государства к критике, которая проявляется в избирательном привлечении к уголовной ответственности в период пандемии COVID-19. Например, автор заметил, что такие действия направлены исключительно на представителей политической оппозиции, средства массовой информации и членов некоммерческих организаций:

Ruling party officials — who routinely break COVID-19 rules — do so with undisguised impunity.

Лидеры правящей партии регулярно нарушают связанные с COVID-19 ограничения, и делают это явно безнаказанно.

Власти не остановились на подавлении инакомыслия в сети: сотрудники правоохранительных органов атаковали журналистов и СМИ, которые пытались обнародовать информацию о COVID-19. Эти репрессивные действия привели к введению цензуры для информации о пандемии.

Например, 19 марта 2020 года директор Uganda Radio Network Джулиус Окунги попытался сфотографировать представителей правопорядка, закрывающих бар округа Китгум на севере Уганды в рамках карантина, за что он получил «пощёчины, удары кулаками и пинки» от сотрудников полиции. Его фотоаппарат был конфискован, а пострадавшего вынудили стереть фотографии. Несколько административных органов отказались регистрировать его жалобу по этому поводу.

Антони Масака из Chapter Four упомянул об аресте нескольких других журналистов: Тома Гвебаянги (New Vision), Альфреда Ньякуни (Radio Pacis) и Феликса Варома Окелло (Daily Monitor). Все они пострадали из-за своих репортажей о коронавирусе.

В то же время правительство широко использовало социальные сети, чтобы облегчить доступ к информации и повысить уровень осведомленности о вирусе. Министерство здравоохранения в основном использовало Twitter для публикаций последних новостей о пандемии.

По иронии судьбы, политические деятели [pdf] часто сами становятся авторами дезинформационных сообщений. Правительство играет ключевую роль в решении этой проблемы, благодаря опровержению ошибочной информации и четкому законодательству. Поскольку данные о вирусе постоянно меняются, общественное мнение может быстро привести к распространению ложной информации.

С самого начала пандемии доступ к информации в сети имеет жизненно важное значение для здоровья общества. Официальные ограничения, наложенные на информацию о COVID-19 и на доступ к платформам новостей, лишают население права на свободу слова и обмен мнениями в сети.

По мере появления новой информации о вирусе, население должно продолжать её изучать, научиться проверять, отличать правду и вымысел и распознавать вводящие в заблуждение сообщения. В рамках мер по сдерживанию вируса в Уганде, специалисты СМИ несут ответственность за освещение случаев нарушения цифровых прав.

Эта статья является частью серии, в которой анализируется нарушение цифровых прав человека в период пандемии COVID-19, во время карантина и вне его, в девяти африканских странах: Уганде, Зимбабве, Мозамбике, Алжире, Нигерии, Намибии, Тунисе, Танзании и Эфиопии. Проект поддерживается Африканским фондом цифровых прав Международного сотрудничества в области ИКТ (информационных и коммуникационных технологий) Восточной и Южной Африки (CIPESA).

Перевод: Юлия Эрвэ

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо