Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Итоги 2020 года: как трагедия COVID-19 превратилась в историю успеха китайской модели

Пародия сайта Stand News на визит вице-премьера Сунь Чуньлань в жилой район Уханя, в ходе которого жители кричали из окон своих квартир: «Выдумка, это всё неправда», «Всё это разыгранный [спектакль]».

2020 год начался вспышкой COVID-19 в городе Ухань, и в течение большей части года эта новая болезнь была темой, широко обсуждавшейся в китайских социальных сетях. Хотя в первые два месяца пандемии преобладали критические мнения и глубокий анализ, на смену этим темам быстро пришёл спор о происхождении вируса и позитивные рассуждения об успехах Китая в борьбе с эпидемией.

Когда 8 декабря 2019 года этот неизвестный SARS-подобный вирус был выявлен в Ухане, власти Китая запретили распространение информации о нём, заявив, что вызываемая им болезнь не передаётся между людьми, и объявляли искажением фактов любые противоречащие заявления. Празднование Нового года по лунному календарю, во время которого обычно родственники собираются большими группами, проходило как обычно до 20 января, когда д-р Чжун Наньшань, известный китайский пульмонолог, открывший в 2003 году первый коронавирус SARS, выступил на Центральном телевидении Китая и подтвердил, что 14 медиков в Ухане были заражены этим новым вирусом.

Через три дня, 23 января, Пекин объявил о закрытии города Ухань. Но было уже поздно, потому что с начала января более пяти миллионов жителей Уханя покинули город.

Гонконг был среди первых регионов за пределами материкового Китая, пораженных вспышкой этого заболевания. Люди были разочарованы тем, что правительство [анг] не решилось запретить гостям с материка посещать Гонконг. Тем не менее, опыт, полученный горожанами во время вспышки SARS в 2003 году, вместе со строгим соблюдением социального дистанцирования и полукарантинными мероприятиями, позволили в течение 2020 года удерживать контроль над эпидемией [анг].

Пока Ухань был полностью закрыт и большинство связанных с государством СМИ сообщали только положительные новости об усилиях правительства по сдерживанию эпидемии, гражданские репортёры, такие как Чэнь Цюши [анг]и люди, ведущие дневники, такие как активисты-феминистки Го Цзин и Ай Сяомин [анг], стали главными источниками информации о положении в городе.

Китайские социальные сети были заполнены критическими высказываниями. Несколько журналистских расследований [анг]выпущенных финансовым изданием Caixin, показали, что власти ограничивали публикацию сведений о вспышке заболевания, арестовывали разоблачителей, как минимум в течение двух недель запрещали раскрытие результатов секвенирования генома COVID-19 и более месяца цензурировали интернет-обсуждения соответствующих тем.

Сокрытие этих данных ввело в заблуждение Всемирную организацию здравоохранения, которая задержалась с выпуском рекомендации всем странам о запрете въезда людей из Китая, а эта мера могла бы предотвратить глобальное распространение инфекции.

Общественное мнение в Китае заполыхало от известия о смерти от COVID-19 д-ра Ли Вэньляна, врача-практика, арестованного полицией Уханя и по принуждению подписавшего заявление с сожалением о «распространении слухов» о способности вируса передаваться между людьми. Многие критиковали политическую систему, подавляющую свободу печати и слова. Некоторые даже описали общество, начинающее осознавать катастрофу, как «Чернобыль для Китая».

Это возмущение, однако, длилось недолго. Все критические высказывания, ставящие под сомнение власть Коммунистической партии Китая, были удалены из социальных сетей. Большое число групп в социальных сетях и пользовательских аккаунтов были заблокированы. Гражданские журналисты, включая Чэнь Цюши [анг], Фань Бинга [анг]и Жан Жаня [анг], были арестованы. Авторы дневников, такие как выдающаяся китайская романистка Фан Фан [анг]подверглись атакам интернет-патриотов.

В это же время в социальные сети была влита позитивная энергия [анг]и они быстро заполнились историями о провалах в борьбе с пандемией, постигших другие страны [анг]Государственное информационное агентство «Синьхуа» дошло до того, что призвало весь мир благодарить Китай за его успехи в борьбе с этим неведомым ранее вирусом. Дезинформация о том, что этот новый вирус первоначально появился не в Китае, а в других странах, таких как США и Италия, также очень быстро распространилась в китайских соцсетях, особенно после того, как официальный представитель МИД Китая поддержал эту конспирологическую теорию [анг].

После этого истории успеха, повествующие о медицинской помощи, которую Китай оказывает другим странам, о его экономическом росте и опережающей разработке вакцин от COVID-19, стали преобладать как в центральных СМИ, так и в соцсетях. Только вот некоторые эти истории лживы и в том числе искажают мнение учёных ВОЗ [анг] о разработке китайских вакцин.

В Гонконге пропекинские политики агитируют за внедрение обязательной системы кодирования показателей здоровья, подобной существующей в материковом Китае, которая регулирует доступ граждан к услугам общего пользования с применением трёхцветного кодирования. К настоящему времени добровольная система кодирования показателей здоровья [анг] была внедрена для регистрации перемещения отдельных лиц в общественных местах, однако её не использовали для ограничения перемещений людей.

Совсем недавно президент Китая Си Цзиньпин высказался в поддержку адаптации китайской системы кодирования показателей здоровья для ограничения и контроля глобальных передвижений людей [анг], и многие опасаются, что меры надзора, принятые на период эпидемии, станут нормой, а это будет нарушать права человека и, в конечном итоге, подорвёт либеральную и демократическую культуру.

Стоит отметить, что успешнее всего с пандемией справляются на Тайване, который фактически откололся от Китая после гражданской войны [анг]когда партия Гоминьдан потерпела поражение от Коммунистической партии Китая в ходе Гражданской войны в Китае (1945-1950). Хотя примерно 1-2 миллиона тайваньцев живут в Китае, где они занимаются бизнесом, работают и учатся, страна начала принимать превентивные меры пограничного контроля и оповещала население о заболевании с начала января, когда в декабре правительство Тайваня узнало о ходящих в Китае «слухах» о вспышке болезни. После небольшого всплеска весной, без наблюдения за здоровьем граждан и без контроля за их перемещением, в течение более чем 250 дней в стране не было ни одного случая локальной передачи вируса [анг]пока такой случай не был выявлен 22 декабря.

На сегодняшний день в стране зарегистрировано всего 749 случаев, и большинство из них связано с приезжими. Тем не менее, под давлением Пекина ВОЗ по-прежнему отказывается включить Тайвань в глобальную программу борьбы с эпидемией и распространить на него профилактические мероприятия.

Китайская модель [анг] действий в чрезвычайных ситуациях в области здравоохранения смогла успешно подавить вспышку заболевания, однако массовые меры отслеживания и ограничения передвижения людей наносят ущерб правам человека. Поэтому многие считают тайваньскую модель более подходящим образцом борьбы с эпидемией [анг].

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо