Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

В Кыргызстане игнорируется проблема языка вражды в социальных сетях

Садыр Жапаров, ноябрь 2020 | Источник: президент Кыргызстана

Статья изначально была опубликована на oDR [анг], раздел openDemocracy, посвященном России и постсоветскому пространству. Она публикуется здесь с разрешения и была отредактирована ради стиля и краткости.

Олжобай Шакир — популярный блогер и политический активист в Кыргызстане. Но его популярность обошлась ему дорого. Со времени парламентских выборов в октябре Шакир, ЛГБТК-активист, начал получать угрожающие комментарии, включая направленные конкретно против себя. Олжобай не единственный, кто получает угрозы, основанные на политических соображениях. Гражданский активист Улан Усойун сообщает [кирг], что иногда получает не менее 40 или 50 угроз в день. Люди, личность которых не установлена, также несколько раз предпринимали попытки личного нападения на Усойуна.

В результате сложившегося кризиса после октябрьских выборов временным премьер-министром и президентом Кыргызстана стал Садыр Жапаров. Теперь видео и посты в социальных сетях с политиками и активистами, которые критикующими его конституционную реформу и другие инициативы, сразу же собирают сотни комментариев. Жапаров баллотировался в президенты на выборах, прошедших 10 января. [Прим. ред.: 20 января Жапаров был объявлен победителем выборов по итогам первого тура.]

Как мы сообщали ранее [анг], сочетание поддержки Жапарова в киргизскоязычных социальных сетях и беспощадная травля его противников онлайн было решающим фактором в его стремительном приходе к власти в условиях послевыборного хаоса; эта ситуация за последние недели лишь получила дальнейшее развитие.

На данный момент подавляющее большинство комментариев содержат высказывания вражды и угрозы убийством в адрес оппозиционеров вместе с угрозами сексуального насилия в адрес активисток. Более того, по словам активистов, которые были подвергнуты такому троллингу, именно публичные высказывания [кирг] самого Жапарова дали его сторонников и троллям в социальных сетях прямой сигнал к открытым преследованиям и угрозам против его противников и независимых СМИ. «Идите к чёрту те [противники новой конституции], кто кричит о собственных интересах», — объявил он в посте в Facebook 19 ноября.

Такие угрозы можно услышать и за пределами Кыргызстана. В США, к примеру, активистки движения Black Lives Matter получили тысячи расистских комментариев, включая угрозы убийством [анг]. Разница в том, что в Киргизии эти угрозы никак не контролируются. К тому же киргизская часть социальных сетей, будь то Facebook, YouTube или Instagram, является полностью нерегулируемым пространством, где пользователи могу озвучивать самые опасные угрозы без каких-либо последствий.

Особенно известные политические активисты становятся жертвами организованных троллей, и часто именно политические верхи провоцируют язык вражды. Рита Карасартова, известная активистка в области прав человека, подчеркивает: «Высказывания, сеющие распрю — против запада, против неправительственных организаций — всегда идут в первую очередь от президента. От [бывших президентов] Бакиева и Атамбаева и сейчас от Жапарова».

В свою бытность президентом с 2011 по 2017 год Алмазбек Атамбаев регулярно настраивал киргизское общество против независимых СМИ, лидеров оппозиции и неправительственных организаций, называя их «предателями», «западниками» и «шпионами». Так он воспроизводил теории заговора, схожие с теми, которые разжигал Кремль против диссидентов в России.

Сейчас Жапаров берет пример с Атамбаева. Тролли, выступающие за Жапарова, «полностью поддерживаются президентом», — продолжает Карасартова. «Они называют нас „врагами“, „шпионами“. Они обвиняют нас в том, что мы „предатели, которые продают национальные интересы“. Эти высказывания принадлежат самому президенту. [Тролли] полностью повторяют слова президента», — говорит она.

В посте в Facebook Мелис Аспеков, один из приближенных Жапарова и администратор публичного сообщества в Facebook, утверждает, что на самом деле именно оппоненты Жапарова инсценируют троллинг, и отрицает, что сторонники Жапарова создают постеры с атаками на несогласных, подобные приведённому здесь| Источник: Facebook

С момента парламентских выборов, как признаёт Карасартова, интенсивность онлайн-атак и угроз существенно повысилась. Если раньше она получала угрозы в основном с анонимных или фейковых аккаунтов, то теперь, по её словам, угрозы убийством приходят от обычных пользователей социальных сетей через личные сообщения в Facebook Messenger в дополнение к публичным комментариям на онлайн-платформах и сайтах. Например, мы нашли одного пользователя, который угрожал ей смертью через личные сообщения с настоящего аккаунта в Facebook.

Кандидатка в президенты Клара Сооронкулова, лидер оппозиционной партии «Реформа» и бывшая судья Конституционной палаты, получала сообщения в Facebook и Instagram с угрозами изнасилования или убийства, в основном от пользователей мужского пола. «Обычно угрозы касаются моей критики и комментариев касательно Садыра Жапарова», — говорит Сооронкулова.

По словам Сооронкуловой, политический троллинг очень хорошо организован, учитывая, что тролли атакуют своих жертв в группах. Эти аккаунты обычно представляют собой фейки привязаны к группам, относящимся к Жапарову или к его сторонниками. В видео, показанном на независимой медийной платформе NextTV, Сооронкулова обсуждает «гангстерские методы» Жапарова в политике. Мы нашли восемь открытых угроз убийством в числе более 1000 ненавистнических комментариев, адресованных оппозиционному политику.

Одним из косвенных показателей того, как хорошо организованы экстремистские атаки в социальных сетях, является то, как они менялись вместе с политическими позициями атакуемых.

Эльвира Сурабалдиева и Тилек Токтогазиев были ведущими критиками Жапарова после фальсифицированных выборов в прошлом октябре. Представляя новую волну молодых политиков и активистов, Сурабалдиева и Токтогазиев были очень популярны среди городского среднего класса в Кыргызстане и были фокусом привлечения либеральной молодёжи во время борьбы за власть после выборов. В качестве таковых они были частыми жертвами атак троллей, поддерживающих Жапарова. Оба подверглись физическому нападению во время столкновения на центральной площади 9 октября, при этом Сурабалдиеву ударил по лицу сторонник Жапарова, а Токтогазиев получил серьезную травму головы из-за брошенного камня. Опираясь на наше наблюдение за социальными сетями, однако, как только они заняли престижные министерские позиции в правительстве под руководством Жапарова [анг], уровень токсичности онлайн-атак существенно сократился.

Болот Темиров, основатель FactCheck — антикоррупционного исследовательского онлайн-ресурса — выделяет связь между речами Жапарова, активностью онлайн и интенсивностью онлайн-атак. «Бездействие правительственных органов показывает, что эти вещи происходят из-за потворства властей», — говорит он.

Обычно тролли, поддерживающие Жапарова, быстро делятся друг с другом ссылками, оставляя полные ненависти комментарии под постами, содержащими мнения о запланированных Жапаровым изменениях в конституции. Нападения и угрозы, направленные на активистов, происходят в контексте провоцирующих высказываний Садыра Жапарова.

Сания Токтогазиева, эксперт по конституционному праву, уверена что, «слова Жапарова очень провокационны. Мало того, что его сторонники гневно высказываются о политических оппонентах, так и сам Садыр Жапаров несколько раз упомянул в своей речи, что все, кто против конституционных реформ, — акмактары [негодяи]».

Токтогазиева продолжает: «По существу Жапаров делит киргизских граждан на тех, кто предан ему, и остальных, активных противников конституционных реформ, которых он называет „врагами народа“».

Омурбек Текебаев, ведущий оппозиционный политик, который считается отцом нынешней конституции Кыргызстана, соглашается с тем, что сам Жапаров инициирует язык вражды путём настраивания своих последователей против оппонентов. «Они пытаются создать атмосферу политического террора, радикализма и агрессии. Тоже самое произошло под властью [бывшего президента] Бакиева. Единственное различие заключается в том, что сейчас политическое запугивание затронуло и социальные сети».

В недавнем посте в Facebook Мелис Аспеков, один из приближенных Жапарова и администратор публичного сообщества в Facebook, отрицает обвинения в атаках, утверждая, что на самом деле именно «оппоненты Жапарова инсценируют троллинг, для того чтобы самим атаковывать своих противников» [прим. переводчика: пост в Facebook с фотографии выше].

Администраторы групп в поддержку Жапарова в Facebook, куда входит и сам Жапаров, закрывают глаза на подстрекательство к ненависти и запугивания оппонентов. Вместо этого они, видимо, молча способствуют и тому, и другому, используя тысячи экстремистских комментариев с целью усилить политическое и социальное разделение, что, в свою очередь, увеличивает напряжение между некоторыми частями киргизского общества [анг], особенно между более консервативными (и в основном сельскими) слоями и более либеральным (в основном городским) населением.

Такое сочетание популистских высказываний и атмосферы безнаказанности несёт в себе очевидный риск запуска опасной динамики, которая может вылиться в переход угроз экстремистов из онлайна в оффлайн.

Перевод: Анна Баранова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо