Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

США в Сирии: что ждать от новой администрации?

Лагерь беженцев Атмех, Алеппо, Сирия. Фотография: IHH Humanitarian Relief Foundation, CC BY-NC-ND 2.0.

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иное]

Учитывая приближающееся завершение четырехлетнего срока полномочий президента США Дональда Трампа, что будет означать приход новой администрации для измученного сирийского народа и продолжающейся там войны? Хотя Трамп официально объявлял о полном выводе войск США из Сирии на протяжении последних четырех лет, гражданская война остается важным вопросом для американской администрации, что подтверждается мерами по борьбе с терроризмом, предпринятыми за последние несколько месяцев.

Весьма вероятно, что новоизбранный президент США Джо Байден добавит новизны в позицию США по конфликту, не навязывая при этом значительных изменений на местном уровне.

В данном в прошлом месяце интервью интернет-изданию Defense One Джим Джеффри, бывший советник министерства обороны США по Сирии, исключил потенциальный полный «выход США» из Сирии, несмотря на указания Трампа, заявив, что «мы всегда играли „в наперстки“, не раскрывая нашему руководству количество расположенных там военных». По словам Джеффри, при администрации Трампа активность США в Сирии не уменьшалась и остается значительной, несмотря на недавние призывы к сокращению военного присутствия в зоне конфликта.

В реальности, американские военные увеличили масштаб своих действий, осуществляя регулярные антитеррористические операции с баз в Ираке вместе с поддерживаемыми Вашингтоном Сирийскими демократическими силами (СДС). Официально Пентагон санкционировал размещение в зоне конфликта 200 американских солдат. Несмотря на это, как сообщала New York Times в октябре 2019 года, количество американских военных только в Сирии может сейчас насчитывать до 900 солдат. С учетом недавних политических решений, направленных на защиту территории и борьбу с терроризмом, вероятность усиления военного присутствия США на местном уровне возрастает.

Примером таких операций может служить уничтожение в ноябре 2020 года лагеря ИГИЛ в пустыне Бадия американским самолётом из международной коалиции, в то время как на восток Сирии прибыло несколько дополнительных американских военных автомобилей. В течение первой недели ноября были проведены 14 операций, нацеленных на расположенные в этой зоне группы террористов, в то время как недавние сообщения об операции «Непоколебимая решимость» показывают необходимость поддержания постоянного присутствия в зоне боевых действий для подавления описываемых ими остающихся активными очагов ИГИЛ на местах. Кроме того, крупномасштабные боевые действия были недавно зафиксированы между силами ИГИЛ и сторонниками правительства недалеко от Дейр-эз-Зора, крупнейшего города на востоке Сирии.

Заявление американского сенатора Линдси Грэма и госсекретаря Майка Помпео о заключении контракта на поставку нефти между СДС и нефтяной компанией из США может способствовать переброске дополнительных сил из США в Сирию. Кроме лидирующей роли в борьбе с террористическими угрозами американским интересам и их союзникам в регионе, важность сирийской войны для администрации США объясняется непреодолимым стремлением Вашингтона ограничить расширение зон влияния России в регионе, так как Москва остается ключевым союзником сирийского режима. Соответственно, Вашингтон продолжает поддерживать курдские формирования в прямых вооруженных столкновениях с участием российских наемников.

Байден пока не представил свою будущую политику на Ближнем Востоке в качестве предвыборного тезиса, поэтому его военная политика в Сирии остается неясной. Однако в прошлом месяце будущий президент США отметил, что сохранит присутствие до двух тысяч американских солдат в очагах напряженности на Ближнем Востоке, главным образом — «специальные подразделения», которые «не должны вмешиваться в политические события стран, в которых действуют». В целом, по словам Байдена, он будет формировать внешнюю политику на основе «американских интересов».

Подход Байдена к санкциям по Сирии, похоже, не отличается от подхода администрации Трампа. В своих интервью до начала предвыборной кампании Байден говорил, что не планирует модифицировать или отменять «закон Цезаря» (набор санкций против Сирии, недавно одобренный Конгрессом США) и «сохранит санкции США, нацеленные на сирийский режим и его партнеров». Тем не менее, советники Байдена недавно заявили о возможности исключений из правил на гуманитарных основаниях для предоставления помощи «нуждающимся сирийцам».

Основное различие между администрациями Трампа и Байдена по Сирии будет, вероятно, связано с правами человека. Камала Харрис, будущая вице-президент США, протестовала против решения Трампа в 2019 году о выходе из Сирии после турецкой операции «Источник мира». Энтони Блинкен, будущий госсекретарь в администрации Байдена, разделяет этот взгляд. В прошлогодней статье для Брукингского института он описал военную политику США в Сирии как «ошибку недостаточных действий». Он сделал следующее примечательное предупреждение: «Если заявленное Трампом отступление в Сирии будет реализовано, мы также, вероятно, увидим возвращение Исламского государства».

В интервью, данном CBS в прошлом мае, Блинкен заявил, что администрация Обамы, в которой он занимал посты заместителя госсекретаря и, ранее, заместителя советника по национальной безопасности, «подвела» сирийцев и политика США по отношению к войне с тех пор ухудшилась, в частности когда Вашингтон бросил своих курдских союзников. В соответствии с текстом интервью, он сказал: «Нам не удалось предотвратить ужасающие потери жизней. Нам не удалось предотвратить массовое переселение людей внутри Сирии и, конечно, отток беженцев за ее пределы», — добавив, что администрация Байдена попытается активизироваться, обращая пристальное внимание на гуманитарные вопросы.

Возможно, администрация нового президента США будет обращать больше внимания на ситуацию на территориях, подконтрольных курдам, чем при взятом Трампом подходе «laissez-faire» по отношению к турецким силам в регионе. Харрис также выступала в поддержку вмешательства США в Сирии, особенно после использования сирийским режимом химического оружия в 2017 году.

Роберт Форд, бывший посол США в Сирии, даже предположил, что администрация Байдена предоставит курдскому сообществу существенную поддержку для «признания государства Курдистан во всем мире». Синам Мохаммед, политическая представительница Сирийских демократических сил в Соединенных Штатах, недавно рассказала VOA, что

SDF hopes the Biden administration will bring more political support for us to be included in talks that will determine our future and that of Syria as a whole.

СДС надеется, что администрация Байдена окажет большую политическую поддержку для включения нас в переговоры, которые определят как наше будущее, так и будущее Сирии в целом.

Можно ожидать, что такой подход Байдена к конфликту в Сирии столкнется с интересами Турции, являющейся другим ключевым игроком в сирийской войне. В то время как администрация Байдена является союзником СДС, нынешняя политика Анкары со всех сторон направлена против этого курдско-арабского альянса в северной Сирии, который она считает «террористической группировкой». Трамп же, напротив, в прошлом году назвал курдов «естественными врагами». Джим Джеффри, бывший советник министерства обороны США по Сирии, в своем ноябрьском интервью Defense One подтвердил, что никто в Вашингтоне не давал курдам никаких гарантий в их борьбе против Турции, таким образом ограничивая сотрудничество с ними.

Последовавшие со всех сторон после выборов Байдена комментарии предсказывают турбулентность в отношениях между США и Турцией, вызванную ожидаемой поддержкой Соединенными Штатами закрепления за курдами территорий в регионе.

В рамках гуманитарного контекста администрация Байдена также планирует проводить нынешнюю политику США по отношению к беженцам. В то время как уходящая администрация снизила ограничение на количество беженцев на 2021 финансовый год до 15 000, что является исторически рекордно низким уровнем, Байден пообещал «установить ежегодный максимум допуска беженцев со всего мира на уровне 125 000 и стремиться к его постепенному повышению».

Перевод: Павел Лаберко

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо