Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Али Банисадр и искусство «визуального мышления»

Red, 2020, Oil on Linen, 48x60 inches (Courtesy of the Artist and Kasmin Gallery)

Красное, 2020, холст, масло, 48 х 60 дюймов (фотография любезно предоставлена художником и галереей Kasmin Gallery)

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного.]

Выставка Али Банисадра MATRIX 185 в художественном музее Уодсворт Атенеум является первой персональной экспозицией американского художника иранского происхождения в США. Выставка открылась 22 октября 2020 года и продлится вплоть до 14 февраля 2021 года.

Десять картин и два принта Банисадра присоединяются к работам из коллекции Уодсворта, выбранным самим художником; кроме того, Банисадр создал также коллаж из видео для демонстрации дополнительных работ из коллекции музея. На визуальную и содержательную составляющую его работ оказали влияние воспоминания о событиях пережитой войны, поп-культура, кино, графические романы, а также европейская живопись. Как Банисадр отметил в интервью музею «Метрополитен» — он изображает звуки и образы войны.

Али Банисадр родился в 1976 году в Тегеране и переехал в Соединенные Штаты, когда ему было 12 лет, во время Ирано-иракской войны (1980-1988). В 2000 году он перебрался в Нью-Йорк, где окончил бакалавриат в Школе изобразительных искусств и магистратуру в Нью-Йоркской академии искусств.

В свои 44 года Банисадр — один из самых перспективных и успешных художников в США, а его работы являются частью коллекций крупнейших музеев во всем мире, включая Музей искусства «Метрополитен» в Нью-Йорке, Музей современного искусства в Лос-Анджелесе, Центр Жоржа Помпиду в Париже и Британский музей в Лондоне.

The Caravan, 2020, Oil on Linen, 66x88 inches (Courtesy of the Artist and Kasmin Gallery)

Караван, 2020, холст, масло, 66 х 88 дюймов (фотография любезно предоставлена художником и галереей Kasmin Gallery)

Работы Банисадра прекрасны не только с эстетической точки зрения, но также концептуально многослойны и завораживающи. Они переносят зрителя в вымышленный мир, наполненный одновременно знакомыми и в то же время странными фигурами, создающими игру форм, цветов и значений. Его картины напоминают работы таких великих художников, как Франсиско Гойя, Питер Брейгель и Иероним Босх, хотя во многом его энергия, символизм, контекст и персонажи, а также созданный им загадочный и зашифрованный мир, делают его работы уникальными. В его картинах волшебным образом сочетаются гармония и хаос, что стимулируют зрителей давать свою уникальную и неповторимую интерпретацию.

Далее следуют фрагменты из интервью с Банисадром:   

Омид Мемарян: Вы никогда не работаете над несколькими картинами одновременно. Почему и как это происходит?

Али Банисадр: Когда я начинаю работу над новой картиной, я полностью погружаюсь в процесс. Работа над определенной картиной — это своего рода диалог, требующий многочисленных исследований, чтения, поиска других произведений искусства, в какой-то мере связанных с моей работой, и так далее. Картина полностью поглощает моё сознание и одновременный диалог с другой картиной — непосильная для меня задача.

ОМ: Ваше детство прошло в Иране, и вы переехали в Сан-Диего в возрасте 12 лет. Как события, пережитые в Иране, повлияли на вашу дальнейшую деятельность, а именно решение связать свою жизнь с искусством и Соединенными Штатами?

АБ: Трудно сказать. Конечно, любой предыдущий опыт тем или иным образом влияет на твоё творчество. Я могу с уверенность сказать, что возможность смотреть на вещи сквозь призму двух разных культур очень помогает. Это позволяет иметь разные точки зрения, прислушиваться к разным мнениям, которые иногда могут быть противоположными. Мне всегда нравилась идея существования разных мнений и взглядов, и я считаю, что это здоровый способ смотреть на мир. Не существует единого ответа на все вопросы.

The Prophet, 2020, Oil on Linen, 66x88 inches

Пророк, 2020, холст, масло, 66 х 88 дюймов

ОМ: В 2000 году вы переехали в Нью-Йорк, где окончили бакалавриат в Школе изобразительных искусств, а позднее магистратуру в Нью-Йоркской академии искусств. Как обучение повлияло на ваше видение и поспособствовало развитию креативности?

АБ: Начав обучение, я стремился узнать как можно больше, у меня была жажда знаний, так как до этого я потратил много времени на поиски и осознание своего внутреннего «я» и определение лучшей формы его выражения. Мне было необходимо научится структурировать процесс, чтобы раскрыть себя.

ОМ: Сейчас вы являетесь одним из самых талантливых и успешных художников в Соединенных Штатах, а ваши работы выставляются и коллекционируются крупнейшими музеями и ценителями искусства. Как такой успех влияет на вашу работу?

АБ: В ходе работы над картиной я стараюсь отключать рациональное мышление —  «посторонние голоса» как говорил Густон — и мыслить иначе, используя визуальное мышление. Поэтому не думаю, что такого рода внешние факторы влияют на творческий процесс.

ОМ: В чем, по вашему, состоит успех в сфере искусства?

АБ: Каждая новая картина должна быть лучше предыдущей, и в ходе её создания я должен учиться чему-то новому.

Only Breath, 2020, Oil on Linen, 16x20 inches (Courtesy of the Artist and Kasmin Gallery)

Всего лишь дыхание, 2020, холст, масло, 16 х 20 дюймов (фотография любезно предоставлена художником и галереей Kasmin Gallery)

ОМ: Какую технику и стиль сторителлинга вы используете в своих работах и как они соотносятся с работами других художников, которые вы изучали и которые повлияли на ваше творчество?

АБ: В этом случае я бы просто обратился к самим картинам. Мне сложно выразить это словами; нужно просто смотреть на картину, и следы прошлого, настоящего и будущего начнут проявляться, но они эфемерны как сны, которые сложно определить или сформулировать.

ОМ: Как насчёт традиционной иранской живописи «кахвехане» («искусство кофейни») XIX века? Что вы знали об этой традиции в начале вашего творческого пути и по мере его развития? Являлась ли она частью вашего визуального воображения?

АБ: Это очень интересный способ рассказывать историю и, что мне особенно нравится, это возможность создавать один мир внутри другого. На одной и той же картине может быть изображен человек в молодости и в старости, это своего рода машина времени, я ценю эти работы и обращаюсь к ним в моем творчестве.

ОМ: Для вас были источником вдохновения хорошая музыка и романы. Как они влияют на создание ваших работ?

АБ: Музыка проникает в меня и обретает визуальные очертания. Романы и поэзия, помимо мощных образов, создают также эффект музыкального оркестра. Фильмы сочетают звуки, изображения и движения. Все они являются для меня ориентиром в творческом процессе, становясь, так как я не делаю прямых отсылок, частью моего визуального словаря, к которому я обращаюсь во время работы.

ОМ: Каким образом вам в рамках своего интеллектуального и творческого процесса удается добиться схожести ваших картин по определённым характеристикам, в частности присущности им высокого уровня символизма?

АБ: Работа над каждой новой картиной сравнима с погружением в бездну неизвестности. В промежутках между созданием картин я тщательно изучаю интересующую меня на данный момент тематику, которая может быть обусловлена текущими событиями, но я не довольствуюсь лишь поверхностной информацией. Я погружаюсь в изучение истории, ищу отголоски в прошлом, читаю книги, написанные по этой теме, интересуюсь произведениями искусства, вдохновлёнными ей. Таким образом я полностью погружаюсь в исследовательскую работу при создании каждой картины, и собранная информация может повлиять или не повлиять на ее реализацию.

Fields of Energy, 2019, Oil on Linen, 66x88 inches (Courtesy of the Artist and Galerie Thaddaeus Ropac)

Энергетические поля, 2019, холст, масло, 66 х 88 дюймов (фотография любезно предоставлена художником и галереей Таддеус Ропак)

ОМ: В одном из недавних интервью вы сказали следующее: «Мне бы хотелось, чтобы мои картины обладали способностью к перевоплощению, когда с виду одна вещь начинает казаться чем-то иным. Это и есть настоящий мир фантазий, воспоминаний и мечтаний — ведь всё непрерывно меняется». Как вы пришли к осознанию такого рода философии и что помогло вам её сформулировать?

АБ: Мне всегда было интересно, как работает воображение, память, мечты и галлюцинации. Меня очаровывает тот факт, что эти элементы формируют наш мир и связывают нас с понятиями, выходящими за рамки рационального мышления.

ОМ: Что подразумевается под названием вашей работы 2019 года «Полиция мыслей»?

АБ: Название отсылает к роману Джорджа Оруэлла «1984», о котором я много думаю в последнее время и который оказался пророческим, особенно в наши дни!

Али Банисадр также курирует часть коллекции Уодсворта (работы Гойи, Уильяма Блейка, Хиросигэ, Макса Эрнста и других). С 3 ноября проходит его персональная выставка в музее Бенаки в Афинах в Греции, которая продлится до 30 января 2021 года, а также будущей весной планируется выпуск монографии в издательстве Rizzoli, который совпадет с выставкой в художественной галерее Kasmin Gallery в Нью-Йорке.

Фото: Джеффри Стёрджес и Адам Райх

Перевод: Ольга Багдасарян

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо