Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Экологический риск от венесуэльского нефтяного танкера подчеркивает важность прозрачности и участия общественности

Скриншот ПНХ (плавучее нефтеналивное хранилище) Nabarimaсудна, которое может затонуть и разлить огромное количество нефти в заливе Пария, взятый из видео неправительственной организации из Тринидада и Тобаго «Рыбаки и друзья моря» (Fishermen and Friends of the Sea), которая первая забила тревогу касательно этой ситуации.

[Ссылки ведут на статьи на английском языке, если не указано иного.]

Эта статья изначально была опубликована на сайте Cari-Bois News. Её отредактированная версия публикуется здесь в рамках соглашения об обмене контентом с Global Voices.

Неослабевающая на протяжении последних несколько месяцев общественная кампания вокруг проблемной ПНХ Nabarima, подчеркнула две важнейшие особенности устойчивого развития Тринидада и Тобаго. Прежде всего, сила, которой обладают активисты и граждане благодаря социальным сетям и другим цифровым платформам, огромна и может далеко зайти. Во-вторых, хранение информации в тайне и только отрывочное её распространение — плохая политика взаимодействия с общественностью для правительства XXI века, стремящегося к устойчивому развитию.

Кто-то может заявить, что одна из основных причин публичного резонанса, который поддержали активисты группы «Рыбаки и друзья моря» (Fishermen and Friends of the Sea, РДМ), и произведённого фурора заключалась в том, что общественность увидела в РДМ и других группах гражданского общества лиц, способных зажечь свет во тьме государственной секретности. Именно с помощью такого противопоставления любая хорошая история захватывает воображение — в ней немедленно появляются злодей и герой. Этот массовый общественный протест и требования действий со стороны правительства кажется чем-то знакомым сегодня и тем, что подпитывает растущее чувство социальной справедливости в движении к более партисипаторной демократии. После #BLM и #EndSARS люди не соглашаются на односторонние информационные каналы. По мере того как людей все меньше устраивает информация, находящаяся в открытом доступе, препятствий, мешающих им собирать и передавать свою собственную информацию, с каждым днем становится всё меньше и меньше.

Однако отсутствие информации из правительственных залов не делает ничего, кроме подрыва той хорошей части работы, которую правительство действительно проделало в связи с Nabarima. Недавно стало известно о дипломатических инициативах Министерства иностранных дел и по делам Карибского сообщества (КАРИКОМ) с правительством Венесуэлы и другими заинтересованными юрисдикциями. Министр сообщил, что несколько дипломатических нот и другие вмешательства были частью процесса, начавшегося в августе. Наиболее примечательным было признание с его стороны важности для продолжающихся действий правительства публичного давления гражданского общества. Также было ясно, что Министерство энергетики и энергетической промышленности (МЭЭП) и другие ключевые государственные агентства, ответственные за экологическую сферу, усердно — хотя и негласно — применяли научные методы для моделирования разливов нефти и других мероприятий по смягчению последствий.

Почему же тогда два взаимодополняющих потока — стремление общества к прозрачности и собственные попытки правительства проявить инициативу — столкнулись друг с другом, породив, судя по всему, историю о безответственности правительства, играх активистского эго, партийной политике и американской гегемонии в карибских делах?

Ключевое слово здесь — прозрачность или ее отсутствие. Теперь более вероятно, что люди будут участвовать в совместном сборе информации и в совместном ее распространении. Это реальность мира, в котором мы живем. Неспособность правительств поддерживать подобное совместное создание знаний станет катализатором не более чем продолжающегося и растущего недоверия их граждан.

ПВХ Nabarima, также как и деградирующая инфраструктура нефтегазовой промышленности, разбросанная по Венесуэле и Тринидаду и Тобаго, представляет собой серьезную экологическую угрозу для всего Карибского региона. Реакция общественности, как местной, так и за границей, была важным показателем того, что люди осознают критическую важную роль природной среды для нашей постоянной безопасности в мире, который страдает от медицинских, экономических и социальных кризисов, где наиболее существенная угроза нашему существованию — изменение климата.

В Тринидаде и Тобаго принципы общественной прозрачности и подотчетности в вопросах окружающей среды широко закреплены благодаря одной из самых развитых законодательных и политических систем в сфере экологии в регионе. Прозрачность и подотчетность можно найти в праве любого гражданина подавать иски в качестве заинтересованного лица в Комиссию по окружающей среде, в юридических обязательствах по участию общественности в Законе об экологическом менеджменте и закреплении этих принципов в Национальной экологической политике. Однако, как отмечает Стокгольмский институт окружающей среды,  «вклад общественности не улучшает качество принятия решений, если в комнате нет нужных людей (т.е. тех, кто обладает уникальной информацией) или лица, принимающие решения, на самом деле не учитывают эту информацию […] участие общественности может порождать недоверие и конфликты, если она сама не считает этот процесс справедливым».

Омар Мохаммед (третий справа в заднем ряду) и другие представители гражданского общества в Тринидаде и Тобаго выступают за подписание их страной Соглашения Эскасу. Фотография любезно предоставлена Омаром Мохаммедом и использована с его разрешения.

Таким образом, правительство обязано создать и предоставить пространство для энергичных попыток гражданского общества повысить прозрачность и подотчетность, а также полностью поддержать современное и прозрачное правительство. У него много возможностей сделать это и при этом повысить способность выполнять свои обещания. Ниже следуют две такие возможности.

Во-первых, это присоединение к Соглашению Эскасу (Региональное соглашение о доступе к информации, участию общественности и правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды, в Латинской Америке и Карибском бассейне), которое является первым договором о правах человека по экологическим вопросам, который напрямую касается обеспечения доступа к информации, гражданского участия и доступа к правосудию по вопросам окружающей среды. Тринидад и Тобаго еще не присоединился к нему, и для вступления соглашения в силу необходима еще одна подпись.

Во-вторых, это пересмотр идеи Открытого правительства (Open Government Partnership, OGP), международного движения, «основанного на идее о том, что открытое правительство более доступно, более отзывчиво и более подотчетно для граждан и что улучшение отношений между людьми и их правительством имеет долгосрочные экспоненциальные выгоды для всех». Тринидад и Тобаго обязались присоединиться к OGP в 2012 году, заявив, что «Республика Тринидад и Тобаго выступает за то, чтобы инклюзивность, участие и прозрачность были столпами эффективного демократического управления». Однако в декабре 2019 года Тринидад и Тобаго был исключен из OGP из-за бездействия.

Мы не сможем достичь целей экологической устойчивости, которые мы как страна поставили перед собой, если не будем опираться на прозрачность и подотчетность — и то, и другое способствует более широкому участию общественности. Мы больше не живем в обществах, которые довольствуются монолитным процессом принятия решений сверху вниз по вопросам, которые влияют на наши жизни. Если развитие направлено на то, чтобы «никого не оставить позади», на чем основаны Цели устойчивого развития, то это развитие должно создаваться всеми вместе. Однако это совместное участие невозможно, пока мы все не будем привержены идее страны, построенной на прозрачности, участии и подотчетности.

Оммар Мохаммед является генеральным директором The Cropper Foundation (Фонд Кроппера), некоммерческой организации, которая последние 20 лет отстаивает идеалы устойчивого развития, равенства и справедливости в Карибском регионе. Он имеет степень бакалавра наук по окружающей среде и степень магистра делового администрирования (MBA) Университета Вест-Индии. В настоящее время он исследует, как лидеры гражданского общества Карибского бассейна познают изменение климата, работая над получением степени магистра лидерства в области устойчивого развития в Институте лидерства в области устойчивого развития Кембриджского университета.
Перевод: Татьяна Мищенко

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо