Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Дневники COVID-19 из Уханя: сопутствующий ущерб

Дети играют на площадке в масках. (Фото: Го Цзин. Использовано с разрешения.)

Следующий пост — семнадцатый в серии дневниковых записей независимой режиссёрки и учёной-феминистки Ай Сяомин и феминистской активистки Го Цзин. Обе живут в Ухане — центре пандемии COVID-19. Вот ссылки на первую [рус], вторую [рус], третью [рус], четвёртую [рус], пятую [рус], шестую [рус], седьмую [рус], восьмую [рус], девятую [рус], десятую [рус], одиннадцатую [рус], двенадцатую [рус], тринадцатую [рус], четырнадцатую [рус], пятнадцатую [рус] и шестнадцатую [рус] части.

Читайте специальную рубрику Global Voices о всемирном влиянии COVID-19 [рус].

Этот выпуск был написан в период между 5 и 8 апреля 2020 года. Оригиналы дневников на китайском опубликованы на Matter News.

Го Цзин: 5 апреля 2020 года

我几天没出门有点闷得慌,下午4点就到楼下走一走。本来没打算要出小区,因为我在抗拒出门被审批和记录。下楼后我被机器的噪音所包围,在小区里转了几圈还是忍不住出了小区。日常生活里真是充满了很多微小的斗争和挣扎
我往江边走去,走到红绿灯的地方,看到对面有人在等红灯,我也停下来,然后意识到红绿灯开始重新起作用了。
今天江边很热闹,江边也重新开始了施工,不过没有大型机器在运作。江边有钓鱼的人,跑步的人,还有很多家庭都“出洞”了,江滩边小孩的游乐区、健身区有很多戴着口罩奔跑、游玩的小朋友。
今天看到了武汉4月3日起开放婚姻登记的新闻,回家的时候就拐到家附近的婚姻登记处。我走到婚姻登记处已经5点了,门还开着,不过没有人。门口贴着“公告”、“流程图”、“离婚协议书”等文件。
我走上去问工作人员:“你们什么时候开门的?”她说:“先扫码预约”。
“我不办理,就是想问问现在来登记的情况,结婚的多,还是离婚的多”。
“都多”

Я последние несколько дней не выходила на улицы, и мне было так скучно, что к четырём часам вечера я спустилась во двор. В качестве символического сопротивления регистрации и одобрению наших физических передвижений властями, я не хотела выходить за пределы микрорайона. Но в нашем районе слишком шумит техника [с соседней стройки], так что мне пришлось уйти. Наша повседневная жизнь наполнена мельчайшими битвами и сражениями.
Я пошла к реке, остановилась на светофоре и увидела, как кто-то остановился с другой стороны. Тогда я поняла, что светофоры снова работают.
Сегодня на берегу было много народу. У реки началась стройка, но тяжёлой техники ещё не было. Люди рыбачили, кто-то вышел на пробежку по набережной. Многие пришли семьями. На детской площадке было много детей в масках.
Сегодня я прочитала в новостях, что правительство Уханя с 3 апреля позволит парам подавать заявления на регистрацию брака. По пути домой я остановилась рядом с центром регистрации браков недалеко от дома. Я подошла туда в пять вечера. Ещё было открыто, но никого не было. На двери висели документы: публичные объявления, графики и шаблон соглашения о разводе.
Я зашла и спросила сотрудницу: «Когда вы открываетесь?» Она ответила: «Можно записаться онлайн с помощью кода здоровья».
«Я не собираюсь подавать никаких заявлений. Я просто хочу узнать, что происходит: например, больше регистраций брака или разводов?»
«Много и тех, и других».

Го Цзин: 6 апреля 2020 года

有个网友看到我的日记后,今天也写下了“我的疫期生活”。这是一种奇妙的联结和改变。
很多人问我“坚持行动的动力是什么?”人的改变是其中一个。我们的发声和行动像是喇叭,它在向外扩散声音,它必然会影响到一些人,有些人会在某种契机下成为我们的同路人。

Пользователь(ница) сети написал(а) про «свою жизнь во время пандемии», прочитав мой дневник. Это потрясающая связь и перемены.
Многие спрашивают, что побудило меня продолжать. Одно из моих стремлений — заставить людей измениться. Наши слова и дела подобны звукоусилителям, они распространяют голоса и влияют на других. Если повезёт, некоторые [из затронутых], возможно, поработают с нами в будущем.

Го Цзин: 7 апреля 2020 года

Три женщины на пикнике у реки. (Фото: Го Цзин. Использовано с разрешения.)

昨天跟朋友聊天的时候,有人说到,很多人在闲鱼这样的二手平台上卖东西,准备离开北京、深圳等大城市。
我们这些外来者为了寻求个人发展来到大城市,可大城市的生活成本比较高,很多年轻人的收入只能勉强保障生活。
而如今,很多人看不到希望,不得不回到曾经自己努力离开的小地方
今天阳光很好。中午,我出小区去江滩散步。我隔了一天出门,柳絮已经开始满天飞了。大家都戴着口罩,也不会出现不小心吸入柳絮的意外了。
有三个女人围着一个石凳在野餐,石凳上摆着油焖小龙虾、田螺、圣女果、绿茶等,她们有说有笑地吃着,特别欢乐。我默默地咽下自己的口水。
我去了超市,进入前要扫码、被“打一枪”、登记姓名和电话。超市的供应很充足,米面粮油、蔬菜、肉、速冻食品、消毒液、洗手液等都很齐全。
有个人穿着防护服、戴着口罩和面罩,全副武装地在买菜。

Вчера в чате кто-то написал, что многие готовятся к отъезду в большие города, как Пекин и Шэньчжэнь, и продают вещи на платформах для подержанных товаров.
Мы чужаки, приезжающие в эти большие города ради карьеры, но многие молодые люди едва могут зарабатывать достаточно для того, чтобы удержаться на плаву, потому что цены слишком велики.
Теперь многие не видят для себя будущего в больших городах и вынуждены возвращаться туда, откуда они так старались выбраться.
Сегодня был прекрасный солнечный день. Около полудня я вышла из микрорайона и пошла к реке. Я выхожу довольно часто, сегодня в воздухе летали серёжки ив. Так как все носят маски, этой весной нас не слишком тревожит вероятность вдохнуть серёжку.
Вокруг каменного стола три женщины устроили пикник с раками, речными улитками, помидорами и зелёным чаем. Они разговаривали и смеялись. Я позавидовала им.
Перед входом в супермаркет я должна была просканировать код здоровья, измерить температуру и зарегистрироваться по имени и номеру телефона. В супермаркете было достаточно санитайзера и еды, включая рис, лапшу, масло, овощи, мясо и замороженные продукты.
Я заметила человека, который пришёл в супермаркет в полном защитном снаряжении, включая костюм, маску и лицевой экран.

Кто-то закупается в супермаркете в полном защитном костюме. (Фото: Го Цзин. Использовано с разрешения.)

Го Цзин: 8 апреля 2020 года

今天,武汉恢复了和外界的交通流动,被称为“解封”了。从疫情的角度来看,解封当然是一个重大的进展,说明武汉的疫情在好转。可武汉市内什么时候可以解封?被禁锢在恐惧中的人们什么时候可以解封?点亮武汉”再次制造了一种集体主义的浪漫,武汉城内人们的困境被掩盖和抹杀。
疫情带来的后遗症和次生灾难还在继续。有些新冠肺炎痊愈的人身体会留下一生的后遗症,他们未来的生活如何保障?住在其它地区湖北人外出遭受的歧视武汉人能幸免吗?那些因为疫情破产的公司、失业而难以找到新工作的个人该何去何从?这些社会问题的解决需要动用大量的社会资源,个体很难做到,需要政府制定全面的措施去应对这些社会问题。
不过,我的封城日记终于可以停下来了。
开始并坚持写77天日记不是我计划中的事情,但却有很多意外的收获。写作是一种对话,和自己的对话,和他人的对话。这77天里,我既是亲历者又是观察者。我观察和记录自己的情绪、周围的人和事。
我停止写日记,但不会停止发声,也依然期待和更多人建立联结,一起成为社会改变的一部分。

Сегодня движение между Уханем и другими частями страны вернулось к норме. Это называется «возобновление». С точки зрения контроля над пандемией это значительный прогресс, показывающий, что эпидемия в Ухане полностью взята под контроль. Однако когда мы сможем снять карантин внутри Уханя? Когда люди смогут открыть сердца, запечатанные страхом? «Зажгись, Ухань» [официальная церемония снятия ограничений на выезд из Уханя] — ещё одно представление коллективного романтизма, которое скрывает тревогу и боль жителей Уханя.
Последствия и сопутствующий ущерб этой пандемии продолжают влиять на нас. Некоторые люди, вылечившиеся от COVID-19, могут страдать от последствий до конца жизни. Как можем мы обеспечить их безопасность? Уменьшится ли дискриминация по отношению к людям из провинции Хубэй? Каково будущее компаний, из-за пандемии подавших на банкротство? Что насчёт тех, кто потерял работу, но не смог найти новую? Чтобы справиться со всеми этими проблемами, нужны значительные общественные ресурсы. Правительство должно стать лидером и представить полноценный набор мер по этим вопросам.
Увы, я наконец могу перестать вести свой карантинный дневник.
Я не планировала вести этот дневник 77 дней. Но в процессе получала неожиданные вознаграждения. Процесс письма подобен диалогу, диалогу с собой и диалогу с другими. Я и выжившая, и наблюдатель 77 дней карантина. Я наблюдала за своими эмоциями, людьми вокруг меня и событиями вокруг и фиксировала их.
Я прекращаю вести дневник, но я не прекращу говорить. Я всё ещё надеюсь установить связь с большим числом людей и внести вклад в положительные социальные изменения.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо