Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Первая женщина-президент в истории Молдовы

Избранный президент Молдовы Майя Санду в видеоролике своей кампании от 12 ноября 2020 года. Скриншот со страницы Майи Санду в Facebook.

Майя Санду стала первой женщиной-президентом Молдовы, одержав блестящую победу на воскресных выборах.

Согласно предварительным подсчётам Центрального избирательного комитета (ЦИК) Молдовы, Санду набрала 57,7 % голосов, в то время как действующий президент Игорь Додон — 42,3 %. В прошлом экономист Всемирного банка, Санду главными темами своей кампании сделала борьбу с коррупцией, привлечение инвестиций в одну из беднейших стран Европы, реформу судебной системы, а также пообещала сделать прозрачной полную скандалов политику Молдовы.

Это была вторая дуэль этих кандидатов. Связанный с «Партией социалистов» (ПСРМ) Додон стал президентом в 2016 году, едва обойдя Санду с пятипроцентным отрывом. Хвастаясь поддержкой Москвы [анг], в этот раз Додон пообещал «стабильность» и выступил за укрепление экономических связей с Россией. Санду, лидера партии «Действие и солидарность» (ДИС), считают более проевропейским кандидатом.

Иностранные наблюдатели обычно смотрят на выборы в Молдове через призму геополитики, даже скорее борьбы цивилизаций. Для них это выбор между Россией и Европой. Однако для многих избирателей куда важнее экономика. У страны в любом случае тесные связи с обеими сторонами: с ЕС Молдова ведёт больше всего торговли, подписав в 2014 году Соглашение об ассоциации с Европейским союзом; в то же время военные силы и деньги России гарантируют статус-кво в Приднестровье — самопровозглашённой республике, занимающей территорию вдоль левого берега Днестра.

Сотни тысяч молдован уезжают на восток, а ещё больше — на запад, в поисках экономических перспектив, которые их страна им дать не может. В Молдове, одном из мировых лидеров по депопуляции, голоса граждан за рубежом очень влияют на результаты выборов.

За Санду проголосовали более 948 000 избирателей, что стало рекордным количеством голосов в поддержку кандидата за всю историю Молдовы. Многие из этих голосов принадлежали молдованам, живущим за рубежом, в частности в ЕС. Эти кадры с избирательного участка в Германии показывают, что эмигранты не забывают голосовать, когда речь идёт о политике на родине:

Избирательный участок в Германии: очередь молдован, желающих сегодня проголосовать во втором туре президентских выборов. Выбор между пророссийским действующим президентом и его проевропейским оппонентом.

Президентская схватка обрела новые краски благодаря размаху недавних политических беспорядков в Молдове.

С молчаливого согласия высокопоставленных политиков, в 2014 году из трёх местных банков «выкачали» миллиард долларов. Скандал возмутил общественность [анг] и привёл к краху правления бывшего премьер-министра Владимира Филата [анг], одного из самых влиятельных людей в стране. С того момента в политике Молдовы главную роль стал играть олигарх Владимир Плахотнюк. Цепочка формально проевропейских коалиционных правительств, ведомых демократической партией (ДПМ) Плахотнюка, столкнулась с пророссийской ПСРМ и группой проевропейских партий, настроенных против Плахотнюка, одну из которых возглавляла Санду. К 2018 году ЕС объявил [анг] Молдову страной, «ведомой олигархическими интересами».

После безрезультатных парламентских выборов [анг] прошлой весной, власть Плахотнюка свергли и он сбежал из страны; оставшиеся ПСРМ и Санду сформировали правительственное единство для проведения «деолигархизации». Санду несколько месяцев занимала должность премьер-министра [анг], пока и это правительство не пало в прошлом ноябре из-за вотума недоверия от ПСРМ и нескольких оставшихся членов парламента от ДПМ.

Второй срок для Додона мог стать шансом для ПСРМ укрепить и без того значительное влияние на политику Молдовы.

Если победа Санду и станет препятствием к этой цели, это препятствие может оказаться не таким уж непреодолимым. За некоторым исключением — например, назначением премьер-министра и созывом национальных референдумов, — президентство в Молдове, по большей части, должность церемониальная. Однако это высокая позиция, которая позволяет президенту задавать тон политических дискуссий. Если эти действия будут идти в противовес правительственной политике, президент может быстро оказаться головной болью действующей исполнительной власти — это ощутила на себе коалиция ДПМ после выборов Додона.

«Победа Майи Санду — это двойная месть: за вытесненное правительство 2019 года и за проигранные выборы 2016 года. Успех Санду ни в коем случае нельзя воспринимать как абсолютную поддержку её политической программы. Львиная доля избирателей любит и поддерживает её и её партию, но небольшая часть людей проголосовала против Игоря Додона и предпочитает других кандидатов вместо Санду, таких как Ренато Усатого и Илана Шора», — объясняет Дионис Ченуса, молдавский политический аналитик из Института политических исследований при Университете имени Юстуса Либиха в Гисене.

«Если вкратце, голоса за Майю Санду во втором туре не равны её реальному рейтингу сегодня. Однако это может измениться, если её президентство принесёт хорошие результаты», — пояснил Ченуса GlobalVoices.

Таким образом, Санду поддерживают люди разных взглядов, в том числе её соперники из первого тура, либерал Андрей Нэстасе и правоцентристский политик Дориа Киртоакэ, политика которых направлена на объединение с соседней Румынией — позиция, которую ненавидят многие пророссийские избиратели.

Появился и ещё один неожиданный союзник. Ренато Усатый [анг], мэр второго по величине молдавского города Бельцы, набрал 10 % голосов в первом туре. Усатый возглавляет «Нашу партию», пророссийскую популистскую оппозиционную группу, которая отчасти делит электорат с Додоном. Но когда Усатый не прошёл во второй тур, он призвал своих сторонников голосовать «против Додона».

Наряду с нависшей угрозой COVID-19 участие Усатого сильно отличило эти выборы от президентской гонки 2016 года. Однако многое осталось прежним, особенно тезисы выступлений кандидатов.

В ходе обеих кампаний кандидаты обвиняли соперника в коррупции. Известный политик из партии ПСРМ Богдан Цырдя предположил, что сторонники Санду и ведущие независимые СМИ были агентами филантропа-миллиардера Джорджа Сороса, в то время как кампания Санду обратила внимание общественности на тайно записанную встречу между Додоном и Плахотнюком в июне 2019 года.

Предвыборные материалы Додона вызвали реальные опасения у молдавских избирателей по поводу «оптимизации» — сокращении государственного сектора — которую поддерживает политика Санду. Однако превалировал тон культурной войны: листовки заявляли, что выбор Санду приведёт к падению статуса русского языка в Молдове, запрету на общественные празднования победы Советского Союза над нацистской Германией и подрыву христианских православных ценностей путём легализации однополых браков. «Молдове есть что терять!» — провозглашали они.

Это вынудило Санду 12 ноября записать русскоязычное видео на Facebook, в котором она опровергла все эти обвинения.

Додон заявил о крупной фальсификации выборов, но принял их результаты. У него теперь не осталось другого выхода: 16 ноября российский президент Владимир Путин поздравил Санду с победой на выборах.

В недавних интервью, например телеканалу «Дождь», Санду подчеркнула своё желание сохранить тесные связи с Россией, несмотря на возобновление Соглашения об ассоциации с ЕС. По её словам, ключевым приоритетом в отношениях с Москвой является восстановление экспорта из Молдовы в Россию, который был приостановлен из-за ухудшения отношений между странами в последние несколько лет.

Владимир Соловьев, бывший корреспондент газеты «Коммерсант» по Молдове, пишет для «Московского центра Карнеги», что, возможно, Кремль даже найдёт с Санду общий язык. Журналист допускает, что Россия в последние годы почивала на лаврах, наблюдая со стороны, как непопулярные проевропейские правительства разрушали веру рядовых молдаван в ЕС. Однако он отмечает, что пока Россия возложила все надежды на одного политика, Брюссель начал широкую программу для завоевания потерянного доверия, ремонтируя дороги и перестраивая школы. И несмотря на предполагаемую помощь кремлёвских политтехнологов [анг] Додону, туманный призыв против перемен не стал достаточно привлекательным.

Символизм победы Санду необычен, особенно если принять во внимание тот факт, что она столкнулась с сексистскими высказываниями [рум], распространением ложных сведений о её личной жизни и критикой от религиозных деятелей за то, что она не замужем после сорока. Есть надежда, что первая женщина-президент Молдовы задаст новый тон равноправия в общественной жизни — символизм её позиции уж точно предоставит ей такую возможность.

Особенно важно то, что новая роль позволит Санду объявить внеочередные парламентские выборы, что она уже назвала приоритетом [анг]. Тогда ставки поднимутся ещё выше.

Читайте также специальный репортаж GlobalVoices о политических беспорядках в Молдове.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо