Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Белоруссия на грани межпоколенческого конфликта?

«Честные выборы. Трибунал. Свободу политзаключенным»: баннер во время протеста в Минске, Белоруссия, 16 августа 2020 года. Фото CC-BY-SA-3.0: Homoatrox / Wikimedia Commons. Некоторые права защищены.

На сегодняшний день Белоруссию нельзя назвать стабильным государством. Бесстрашные протестующие борются с жестокостью служб безопасности, которые встали на сторону давнишнего правителя страны, Александра Лукашенко. Такие крутые меры стали результатом массовых протестов, когда на улицы вышли сотни тысяч людей, возмущенных достойными доверия сообщениями о фальсификациях во время президентских выборов 9 августа. Некоторые считают, что страна сейчас «оккупирована» [англ] диктаторским режимом, у которого нет поддержки. Другие полагают, что это США пытаются подорвать благополучие Белоруссии [англ]. За всеми этими заявлениями стоит факт того, что страна и до всех этих событий была разделена на множество уровней. Дух этого разногласия был заметен еще во время социологического опроса, который мы провели в начале этого бурного года.   

Наш опрос в январе 2020 года был частью проекта, изучавшего геополитическую ориентацию людей в странах и де-факто независимых территориях, граничащих с Россией. В его основу были положены свидетельства того, что постсоветское пространство меняется по различным траекториям — с крепкой поддержкой дальнейшей интеграции с западными институтами в Украине и Грузии, но с сохранением крепких связей с Россией в других странах. Белоруссия особенно интересна, поскольку ее близкие экономические и военно-политические связи с Россией ослабли за последние 10 лет. Но Белоруссия также представляла сложности в плане сбора надежной информации о её внутренней политике, особенно о реальном уровне поддержки президента Лукашенко. Региональные эксперты, включая тех, что работают в Российском совете по международным делам (РСМД), предлагали свои оценки. В нашем национальном опросе мы рассчитали, что поддержка Лукашенко составляет 26 процентов по данным эксперимента с надежными ответами; это число близко к другим подсчетам [англ].

Наш национальный опрос, собравший 1209 ответов, был проведен признанной  и пользующийся уважением компанией в Белоруссии под нашим контролем и при консультации и компьютерной поддержке внештатных экспертов-социологов при дизайне выборки и планшетном программировании. Мы не раскрываем название агентства здесь в связи с нынешней напряженной ситуацией в Белоруссии. При работе мы следовали разработана лучшим практикам случайной выборки населения и интервью с личным присутствием. Результаты, показанные здесь, основаны на ответах с коэффициентами, внесёнными для учёта небольших различия между последними данными по населению и численностью региональных и демографических групп, принятой для нашего опроса. Учитывая ограничения режима для интервью с личным присутствием, мы уверены, что это лучшие из доступных данных и, что важно, они показывают социальные разломы, лежащие в основе последних протестов против Лукашенко. Главный из этих разломов заключается в значительном поколенческом разделении между теми, кто выросли в СССР, и теми, кто родился после 1990 года.

Очень неправдоподобный сценарий того, что Лукашенко в августе выиграл выборы с результатом в 80 процентов, подрывается результатами нашего опроса. События, произошедшие летом 2020 года, скорее всего, уменьшили его поддержку, которая в январе была и так на очень низком уровне. За почти 30 лет статичной политики его президентства общество вокруг него безвозвратно менялось без его ведома. Тех, кто поддерживал его в более взрослой возрастной группе (за 60), стало меньше, и к 2009 году, по государственной переписи населения, их было меньше, чем людей младше 45 лет (3,5 миллионов к 2 миллионам). Как показывают графики ниже, политические взгляды молодых белорусов (45 лет и моложе) резко отличаются от взглядов старшего поколения. 

Значительное различие касается взглядов на советскую систему (график 1). Молодые избиратели (до 30-ти лет) в три раза с большей вероятностью одобрят распад СССР, чем те кому за 60. Хотя советская система была жёсткой и имела свои недостатки, для многих она означала социальную стабильность и минимальный уровень благополучия, которые более взрослые избиратели вспоминают с ностальгией. Мы наблюдали подобный демографический паттерн в десятках опросов, которые за последние 25 лет провели на территории всего постсоветского пространства, но разрыв между поколениями в Белоруссии в 2020 году — один из крупнейших. Хотя Белоруссия и не сталкивалась с таким же уровнем потери рабочих мест и материального благополучия, как многие другие страны, стагнация последних трех десятилетий тем не менее стала причиной того, что более молодое поколение начало воспринимать своё положение как «отсталость».

График 1

Был задан простой, но важный вопрос об «общем направлении развития страны» и респондентам был предложен жесткий выбор — в правильном или неправильном направлении она идёт. Это соотношение хорошо показывает и текущее состояние, и перспективы на ближайшее будущее. На вопрос о развитии Белоруссии при Лукашенко молодые люди с вдвое большей вероятностью (55 процентов), чем более взрослые люди (22 процента), выбирают неправильное направление. Чем старше респонденты, тем больше растёт процент положительного мнения о направлении движения страны. В общем, только 29 процентов населения думали, что страна движется в верном направлении, 52 процента считали, что в неправильном, и 17 процентов затруднились ответить. В любом обществе, в котором существуют честные выборы, это соотношение предвестило бы смену правительства, так как режим нынешнего президента был бы ответственен в глазах избирателей за такую нелестную точку зрения. 

График 2

Учитывая давно сложившиеся экономические и политические отношения между Белоруссией и Россией, разница между поколениями, показанная на графике результатов по вопросу «Какая страна обладает самым значительным статусом?», удивляет. Термин «самый значительный статус» намеренно размыт. Для некоторых он может означать признание военной мощи, для других — экономическое лидерство, для третьих — культурную привлекательность и «мягкую силу». Можно было бы ожидать, что у России здесь будет преимущество, но график 3 показывает, что разница между поколениями очевидна. Среди поколения младше 45-ти лет большинство назвало США; среди тех, кому 46-60, большинство выбрало Россию, а среди тех, ком старше 60-ти, процент вырос ещё сильнее. Интересно то, что Китай набрал больше голосов, чем Европейский Союз, во всех возрастных группах и приблизился к России в группе опрошенных молодого возраста. В этих результатах отражено осознание изменения геополитического положения и относительное ухудшение статуса России для молодого поколения. Другое недавнее исследование [англ] подтверждает эти общие тенденции в отношении молодых белорусов.

График 3

Что же стоит за этими значительными межпоколенческими разрывами? Как показывает график 4, важную роль играют предпочитаемые источники информации. Но точная причинно-следственная связь пока не ясна. Избегают ли молодые люди просмотра телевизора, так как он преподносит информацию, контролируемую государством, а вместо этого предпочитают интернет соцсети? Или доступ к интернет-информации о европейском обществе ведет к отчуждению от того общества, которое Лукашенко контролировал десятилетиями? В любом случае, уверенность в информации, сообщаемой по телевизору, тех, кому за 60, составляет разительный контраст с ролью интернета для половины респондентов младше 45-ти.

График 4

Эта ориентация на Запад продвигается, укрепляется и подтверждается предпочтением фильмов, выпущенных Голливудом, и в меньшей степени европейским кинематографом (График 5). На этом графике очевидная разница в предпочтениях к фильмам в возрастных группах 18-30 лет и 31-45 лет показывает популярность западного кинематографа в группах младшего возраста. Для тех, кто родился или был социализирован в советские времена (ныне старше 45 лет), советские и современные российские фильмы сохраняют традиционную привлекательность.

График 5

В конечном итоге, с помощью этих данных мы выяснили, что младшее поколение, культурно ориентированное на Запад и предпочитающее западную демократию нынешней советской модели, отрицает советские традиции и, конечно, Лукашенко. Когда их спрашивают о наилучшей политической системе (график 6), респонденты в возрасте 18-30 лет в подавляющем большинстве выбирают общий термин «западная демократия» более конкретным вариантам текущей политической системы в Белоруссии, России и Советском Союзе, которые они испытали на себе. В противовес, те, кому за 60, явно предпочитают советскую систему «западной демократии». Две политические системы, наиболее отдаленные от системы современной Белоруссии (западная и советская модели), получают больше поддержки чем та, которая была известна народу на протяжении 30-ти лет. Конечно, нет никакой единой модели «западной демократии», но её идеал, в противовес реальности в Белоруссии и России, — это причина, почему столько молодых людей каждые выходные рискуют своими жизнями в протестах по всей Белоруссии. 

График 6

В то время как на этих графиках видна недвусмысленная разница между поколениями, мнения респондентов в различных возрастных группах касательно других вопросов не всегда различаются. Например, нет значительной разницы среди поколений ни в вопросах веры, ни в консервативных социальных нравах — по вопросам того, «должен ли важные решения принимать муж» или «должен ли брак быть возможен только между мужчиной и женщиной» около 90 процентов населения в разных возрастных категориях высказали одинаковое мнение. Представители всех поколений решительно несогласны с тем, что Евромайдан в соседней Украине в 2014 году положительно повлиял на развитие страны, также они не согласны со сносом памятников Ленину — сохранившегося наследия советских времен в Белоруссии.

Западные либералы, следящие за юными протестантами в Белоруссии, таким образом должны знать, что те разделяют определённые консервативные взгляды. В то время как они ориентируются на Запад, предпочитая западные политические институты и культурные продукты, молодые люди также отвергают, как и старшее поколение, многие либеральные тенденции в общественной и политической жизни, составляющие мейнстрим в некоторых частях Европейского союза (но разделяемые не всеми правительствами, как, например, в соседней Польше). В настоящий момент, однако, эти стремления затмеваются репрессивной диктатурой.

Авторы признают, что эта работа была профинансирована из общего гранта Национального научного фонда/Исследовательского совета Великобритании (NSF award #1759645; ESRC award # ES/S005919/1).

Свежие статьи в категории Восточная и Центральная Европа

Топ-статьи

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо