Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Бразилия: пандемия COVID-19 усугубила предрассудки о могильщиках

Вила-Формоза — крупнейшее в Сан-Паулу кладбище. Изображение: Léu Britto/Agência Mural

[Все ссылки ведут на страницы на португальском языке, если не указано иного.]

Эту статью написал Лукас Велозу. Она размещается здесь в рамках соглашения об информационном партнёрстве между Global Voices и Agência Mural.

Вырытые могилы, гробы и слёзы родственников — обыденные явления на работе Джеймса Алана Гомеша, жителя района Сидади-Тирадентис в восточной части Сан-Паулу, в Бразилии. Он один из более чем 400 могильщиков, работающих на общественных кладбищах города.

Джеймс работает могильщиком в Сан-Паулу более пяти лет, и часто к этой профессии относятся с предубеждением. Высказываясь по поводу роста количества погребений из-за коронавируса, он отметил: «Сегодня есть люди, которые ценят наш труд, понимая, что у нас прибавилось работы; но есть и другие, которые боятся к нам подойти, считая нас заражёнными».

В крупнейшем городе Бразилии по данным на 2 августа пандемия коронавируса поразила 9883 человек, а причины ещё 5783 случая смерти до сих пор уточняются. Если последняя цифра подтвердится — это увеличит количество летальных исходов до более чем 15 666. Сейчас [10 октября 2020 года]  Бразилия по количеству погибших от коронавируса — эта цифра составляет 149 639 — занимает третье [анг] место в мире, уступая только США и Индии.

Эти числа непосредственно влияют на жизни тех, кто, подобно могильщикам, встречается со смертью каждый день. Жеральдо* из района Вила-Нова-Кашуэйринья, что в северной части Сан-Паулу, говорит, что всегда страдал от предвзятого отношения из-за своей работы на кладбище, но с пандемией дела пошли ещё хуже: «Меня всегда обсуждали и всякое такое, а сейчас тем более».

Помимо предрассудков со стороны окружающих, дополнительной проблемой оборачивается объём работы. «График работы — тяжёлый из-за увеличения количества похорон и становится для нас изнурительным, — отметил Гомеш. — У нас всегда было много работы, а с COVID-19 её стало невпроворот».

С началом пандемии работа на Вила-Форомоза стала более интенсивной. Изображение: Léu Britto/Agência Mural

Гомеш работает на крупнейшем кладбище Латинской Америки — Вила-Формоза. Из-за возросшего количества захоронений в период с 19 апреля по июнь там разместили 8 тысяч новых могил (для других 5 тысяч городской совет выделил место на других общественных кладбищах).

Согласно данным городского совета Сан-Паулу, только на одном кладбище Вила-Нова-Кашуэйринья было вырыто около 2 тысяч ям, а в Сан-Луисе, что в южной части города, — около 3 тысяч. Ещё изменилось количество производимых захоронений: оно возросло до 400 в день. Средний статистический показатель — 240 захоронений в день летом и 300 зимой.

Также Гомеш сочувствует семьям, потерявшим своих близких. Люди сетуют на недостаток ухода за больными родственниками. «Я от многих здесь слышу, что их родные умерли, потому что не воспринимали пандемию всерьёз», — сказал он.

Он припоминает самый печальный день, когда увидел отца, похоронившего двумя неделями ранее девятимесячную дочь, и который вернулся, чтобы похоронить свою жену — обеих из-за COVID-19.

Большой страх у Гомеша вызывает возросший риск подхватить вирус на работе. «Не важно сколько мы используем СИЗ (средства индивидуальной защиты), малейший недосмотр — и мы можем заразиться», — добавил он.

Тётя Роналду Кавальканти (ему 43 года), индивидуального предпринимателя, жителя Жардим-Реал в Гражау, на юге Сан-Паулу, стала одной из тысяч жертв коронавируса в Бразилии. Она умерла в возрасте 81 года спустя 11 дней после появления первых симптомов заболевания.

По словам её племянника, постановка диагноза заняла много времени: «Она уже была стара, и у неё были проблемы со здоровьем. Заболев, она пошла в больницу. Но врачи не заметили ничего особенного, и тётя вернулась домой. Затем ей стало хуже, и она обратилась в другую больницу, где поставили диагноз COVID-19».

Из-за мер предосторожности при погребении скорбь стала ещё более тягостной. «Не все могут принять участие в похоронах […] всё это очень тяжело для семьи», — говорит Роналду.

По мнению могильщиков, несение гроба — один из самых чувствительных моментов процесса. Изображение: Léu Britto/Agência Mural

В городе Сан-Паулу на похоронах теперь действует ряд мер, чтобы предупредить заражение. На место погребения могут пройти не более 10 человек. Во избежание скопления людей время пребывания ограничено до одного часа.

Чтобы обеспечить большую безопасность могильщиков, водителей и других работников, которые могут иметь контакт с телами, с 30 марта тела жертв или предполагаемых жертв COVID-19 стали заворачивать в водонепроницаемый пластиковый пакет, который не снимают в больнице.

Удручённый смертью своей тёти, Кавальканти говорит, что замечает, как люди отрицают опасность заболевания: «Это очень серьёзно. Теперь, например, мы должны провести тест остальным членам семьи, чтобы узнать, был ли ещё кто-то заражён».

Эпидемия вынудила городские власти увеличить число сотрудников экстернных служб. В начале апреля на кладбищах стали работать 220 внештатных работников.

По данным Sindesp (профсоюз работников городского хозяйства в Сан-Паулу), город испытывал недостаток в могильщиках. Их было около 200, когда на самом деле требовалось не менее 350. Во время пандемии это число было превышено за счет найма сторонних работников.

Дань памяти члену семьи в Жардим-Сан-Луисе (Léu Britto/Agência Mural)

В Сан-Паулу, чтобы работать могильщиком, необходимо сдать экзамен для государственных служащих, чтобы конкурировать с другими кандидатами, и по крайней мере получить начальное образование. Стартовый оклад колеблется от 775 BRL, бразильских реалов (≈ 138 долларов США), до 1100 BRL (≈ 196 долларов США) и может достигать 1500 BRL за восьмичасовой рабочий день (максимальная зарплата составляет ≈ 281 доллар США). Могильщики, опрошенные агентством Mural, рассказывают, что бывают дни, когда из-за количества погребений им приходится работать дольше.

Мануэл Норберто Перейра, директор профсоюза, в связи с пандемией выразился, что главное желание рабочих — выжить, несмотря на вирус.

Средства защиты, что включают в себя фартуки, перчатки и маски, крайне важны. «Наша главная забота, — заметил он, — обеспечить сотрудников средствами защиты, чтобы иметь возможность предоставлять эту услугу населению».

По его мнению, ситуация в других южноамериканских странах заставила властей Сан-Паулу безотлагательно приняться за это дело. По всему миру разлетелись сцены из Эквадора [анг], где в течение апреля жертвы, скончавшиеся от COVID-19, просто оставались лежать на улицах. Гуаякиль, наиболее пострадавший город, приобрёл картонные гробы, реагируя на возросшее давление из-за пандемии.

Перейра считает, что, несмотря на социальное отторжение, благодаря привлечению средств профсоюза удалось добиться от властей поставки средств защиты и приступить к работе. «Предвзятое отношение к нам не ново, но оно ещё больше усиливается мракобесием и недостатком информации в обществе о нашей работе», — отмечает он.

*По просьбе опрашиваемого имя было изменено.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо