- Global Voices по-русски - https://ru.globalvoices.org -

Беспорядки в Беларуси: взгляд из соседней Литвы

Категории: Восточная и Центральная Европа, Беларусь, Литва, власть, выборы, горячие новости, гражданская журналистика, миграция и иммиграция, политика, протест

Кафедральная площадь Вильнюса, одна из самых важных достопримечательностей столицы Литвы. Фото Филиппа Нубеля, использовано с разрешения автора.

Беларусь и Литва делят не только 600 километров границы на севере Центральной Европы. Хотя обе страны пошли очень разными путями после развала Советского Союза — Литва стала членом НАТО и ЕС, а Беларусь вошла в возглавляемый Россией военный альянс ОДКБ, — их объединяет многое в их общей истории. В то время как белорусы составляют очень малую часть населения [1] Литвы, представляя менее двух процентов населения, это меньшинство играет важную роль в белорусских национальных исторических нарративах; с XIV по XVII век Беларусь и Литва были частью одной государственной единицы, Великого княжества Литовского [2], и многие ключевые белорусские интеллектуалы жили, работали и учились в Вильнюсе, его столице.

Сегодня эти два соседа вовлечены в последствия президентских выборов в Беларуси 9 августа, после которых белорусы вышли на улицы массовыми протестами против попытки давнего президента Александра Лукашенко обеспечить себе шестой срок подряд. Лукашенко пришел к власти в 1994 году, и за время его долгого правления в Литву переехало значительное количество активистов белорусской оппозиции. В столице Литвы — Вильнюсе — можно найти несколько белорусских общественных организаций, а также Европейский гуманитарный университет, который белорусское правительство вынудило покинуть страну в 2004 году.

Литва остается вероятным местом дислокации сторонников оппозиции, если политическая ситуация в Беларуси ещё больше ухудшится. Они присоединятся к кандидату от оппозиции Светлане Тихановской, которая бежала в Литву 11 августа [3] после угроз от белорусских властей. Находясь в изгнании, она продолжает призывать Беларусь к проведению свободных и справедливых выборов и заявляет о готовности возглавить переходное правительство.

Со своей стороны, литовское правительство выразило решительную поддержку протестующим оппозиционерам. Например, 12 августа для граждан Беларуси открыли границы, которые были закрыты из-за пандемии COVID-19. Затем 18 августа литовский парламент большинством голосов [4] поддержал санкции против Беларуси, подчёркивая, что результаты президентских выборов должны быть не признаны.

Какой цели служат действия правительства Литвы? И что литовцы думают о волнениях по соседству? Корреспонденты GlobalVoices поговорили с литовскими активистами, политиками и деятелями гражданского общества, чтобы узнать больше.

Изумление и солидарность

Несмотря на тёплый контакт между странами, литовцы были шокированы, когда белорусы с таким гневом отреагировали на результаты выборов, особенно их готовностью выйти на улицы и бастовать, невзирая на огромную жестокость государства.

Бывший премьер-министр Литвы и нынешний член Европейского парламента от Литвы Андрюс Кубилюс [5] [англ] рассказал GlobalVoices, что он видит в этих протестах результаты смены поколений:

What triggered this unexpected reaction is a systemic change, the end of what I call the totalitarian regime syndrome of former Soviet states. After 26 years in power, Lukashenka could not provide permanent growth of social conditions. During the last ten years, it actually went into the opposite direction in Belarus. It is also a generational change, Lukashenka always tried to convince people how bad it was before he took power in 1994, but young people did not witness that “before”. They travel and see different living conditions for themselves. Belarusian society has changed dramatically, but Lukashenka hasn't, and that became unacceptable.  

From Belarusian experts, we hear that the final straw was the pandemic, during which Lukashenka seriously explained to his people that “one can simply cure and prevent COVID-19 with a visit to the sauna and vodka”. But people took it on themselves to help patients and doctors; they understood they can do quite a lot on their own, and this movement [of social activism] laid the groundwork for the election campaigns and protests. 

Вызвали эту неожиданную реакцию системные изменения, конец того, что я называю синдромом тоталитарного режима у постсоветских государств. За 26 лет у власти Лукашенко не смог обеспечить непрерывного улучшения социальных условий в стране. Последние 10 лет они фактически ухудшались. Ещё одна причина — смена поколений. Лукашенко всегда старался сохранить внимание людей на том, как было плохо до момента, когда он пришёл к власти в 1994 году, но молодёжь этого «раньше» не видела. Они путешествуют и сами видят другие условия жизни. Белорусское общество кардинально изменилось, а Лукашенко — нет, и это стало неприемлемым.

От белорусских экспертов мы слышим, что последней каплей стала пандемия, во время которой Лукашенко с полной серьезностью объяснил своему народу, что «COVID-19 можно просто вылечить и предотвратить посещением сауны и водкой». Но люди взяли на себя ответственность помогать пациентам и врачам, они поняли, что могут сделать очень многое самостоятельно, и это движение [социальной активности] заложило основу для избирательных кампаний и протестов.

Учитывая близость Беларуси, значительная часть литовского населения проявила большое сочувствие, вдохновленное протестующими белорусскими женщинами, которые вышли на улицы в белых платьях, держа цветы во время мирных дневных демонстраций. Андрюс Тапинас, общественный деятель и основатель интернет-телеканала Laisvės TV [6] [лит] («Свобода ТВ»), рассказывает про свою инициативу, в которой литовцы должны были выразить солидарность с Беларусью, вспомнив о собственной борьбе за независимость:

On August 23, I am organising a human chain of people from Lithuania to Belarus. We call it The Freedom Way to Belarus; it is a copy of the Baltic Way of 1989 [7] which has an amazingly deep symbolic value for us. We are going to build a living chain of people from Cathedral Square in central Vilnius, the starting point of original Baltic Way, all the way to the Belarusian border. We reckon it will take 25,000 people to achieve, but we have already registered interest from many more than that, so I expect a double chain of 45-50,000 people. We hope that the Belarusian people will extend the chain from the border into their country, all the way to Minsk. However after Lukashenka promised that he will break the chain [8] by any means necessary, as of today it is unclear whether Belarusians will join.  

23 августа я организую цепь из людей от Литвы до Беларуси. Мы называем её «Путь свободы в Беларусь»; это копия Балтийского пути 1989 года [7], который для нас обладает невероятно глубоким символическим значением. Мы собираемся построить живую цепь из людей от Кафедральной площади в центре Вильнюса, месте начала Балтийского пути, и до границы с Беларусью. По нашим подсчётам, для этого нужно 25000 человек, но мы уже регистрируем заинтересованность намного большего количества людей, поэтому я ожидаю двойную цепь в 45-50000 человек. Мы надеемся, что белорусский народ протянет эту цепь от границы страны и до Минска. Однако после заявления Лукашенко, что он прервёт цепь [8] любыми способами, на сегодняшний день не ясно, присоединятся ли белорусы.

Вилия Навицкайте, активистка демократического движения и практик креативного образования, говорит, что она очень хочет принять участие в живой цепи Тапинаса к белорусской границе. Она объясняет свою мотивацию поддержки протестующих в Беларуси:

In my bubble almost everyone has changed their photos in FB with white-red-white Belarusian flags in support for our neighbours and I know people that are closely following the events in Belarus. All this might be a bit similar to 2014 when Lithuanians felt so close to Ukrainians… We were part of the same country with Belarusians for a long time and have similar words in our languages, very similar customs, and the same heroes from the period of the Grand Duchy of Lithuania. It seems that for a while, Belarusians were a bit like our forgotten brothers and sisters. I am happy that's changing. 

В моём пузыре [круг общения] почти все добавили на фото в FB [Facebook] бело-красно-белые белорусские флаги в поддержку наших соседей, и я знаю людей, которые внимательно следят за событиями в Беларуси. Всё это довольно схоже с 2014 годом, когда литовцы очень сочувствовали украинцам… Мы с Беларусью долгое время были частью одной страны и в наших языках есть похожие слова, очень похожи обычаи, и есть общие герои Великого княжества Литовского. Кажется, какое-то время белорусы были для нас чем-то вроде забытых братьев и сёстер. Я рада, что это меняется.

Нависшие страхи

Однако некоторые литовцы заметно холоднее относятся к южному соседу. Лукашенко стимулирует завершение строительства АЭС в Островце [9], расположенной довольно близко к пригородам столицы Литвы. Это больная тема; литовцы хорошо помнят атомную катастрофу в Чернобыле в апреле 1986 года. Кубилюс разделяет те же опасения:

Lithuania has passed into law a ban on buying energy from Astravets, which was built initially to sell energy to the Baltics and Eastern Europe. People voted in a referendum in Lithuania against a Japanese-based technology plan after Fukushima to r.eplace our own former Soviet nuclear plant in Ignalina [10]. It is hard to predict the view of the new Belarusian government, but there is also a lot of opposition within Belarus to Astravets, so we might have better opportunities in the future for Lithuania. 

Литва приняла закон о запрете покупки энергии из Островца, который изначально строился для продажи энергии в страны Балтики и Восточной Европы. После Фукусимы на референдуме в Литве люди проголосовали против японского технологического плана по обновлению нашей собственной ещё советской АЭС в Игналине [10]. Сложно предположить позицию нового белорусского правительства, но в Беларуси также существует большая оппозиция Островцу, поэтому в будущем у Литвы могут быть хорошие шансы.

Многие литовцы также настороженно смотрят в сторону Москвы, которая должна сыграть ключевую роль в продолжающемся политическом кризисе. Министр иностранных дел Линас Линкявичюс зашел так далеко, что заявил [11], что Вильнюс не сбрасывает со счетов возможную интервенцию российских войск в Беларусь, чего правительство опасается. По словам Кубилюса:

For Putin, Belarus is a real trap: he cannot support the revolution as it could serve as an example to Khabarovsk [a city in Eastern Russia hosting anti-government demonstrations] from Moscow, but if he associates too much with Lukashenka, he will repeat the same errors as in Ukraine, with [former President Viktor] Yanukovich, ousted in 2014. In the end Putin united all Ukraine against Russia. So he would be more happy to remove Lukashenka to avoid strong emotions that could inflame people in Russia, instead opting to install a new leader who is less against the Kremlin. If there are new elections in Belarus, he could get his way. The only hope today lies with the European Union's response: in the European Parliament we have now great support through Euronext [12] to launch an investigation into what happened in Belarus. The biggest challenge to a new democratic government will be the economic situation: just as the EU provided help to Ukraine after the Euromaidan protests [13], about 14 billion Euros, so should we now provide 3.5 to 4 billion Euros for Belarus, whose population is about four times smaller than that of Ukraine. 

Для Путина Беларусь — настоящая ловушка: он не может поддержать революцию, так как это могло бы послужить примером для Хабаровска [где сейчас идут антиправительственные демонстрации] из Москвы, и если он будет слишком много ассоциироваться с Лукашенко, то повторит те же ошибки, что и на Украине, с [бывшим президентом Виктором] Януковичем, свергнутым в 2014 году. В итоге Путин объединил всю Украину против России. Поэтому он был бы более счастлив убрать Лукашенко, чтобы избежать сильных чувств, которые могли бы подтолкнуть к активным действиям людей в России, и вместо этого установить нового лидера, который был меньше настроен против Кремля. Если в Беларуси пройдут новые выборы, он может добиться своего. Единственная надежда сегодня заключается в ответе Европейского Союза: сейчас через ЕВРОНЕСТ [14] мы пользуемся серьёзной поддержкой в Европейском парламенте для запуска расследования событий в Беларуси. Самым большим вызовом для нового демократического правительства будет экономическая ситуация: также, как ЕС оказал помощь Украине после Евромайдана  [13]в размере около 14 миллиардов евро, так и мы должны сейчас предоставить 3,5-4 миллиарда евро для Беларуси, население которой примерно в четыре раза меньше, чем население Украины.

Эту точку зрения разделяют и другие государства-члены ЕС, граничащие с Беларусью. 14 августа премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий объявил о пяти пунктах плана помощи белорусам, включая поддержку независимых СМИ и инициатив гражданского общества, а также поддержку политических эмигрантов. На эти цели было выделено около 11,4 млн. евро.

Польша уже давно оказывает политическую поддержку своим ближайшим соседям с востока, которая когда-то была сформулирована в виде дипломатической стратегии, известной как доктрина Гедройца [15] [англ]. Однако в последние годы критики правящей правой популистской партии «Право и справедливость» (ПиС) утверждают, что нападки правительства на политический плюрализм и верховенство права внутри страны подрывают доверие к прозрачности и правильности действий Польши во внешней политике — в том числе и в Беларуси. Например, в колонке, опубликованной в крупнейшей либеральной газете Gazeta Wyborcza 13 августа, утверждалось [16] [пол], что роль Польши в этом отношении была взята на себя Литвой.

Йорг Форбриг, директор программ Центральной и Восточной Европы в Германском фонде Маршалла Соединённых Штатов, руководит программой поддержки гражданского общества в Беларуси в течение последних 15 лет. Он подчеркивает, что вовсе не обязательно так противопоставлять уровень приверженности государств ЕС к Беларуси, учитывая, что усилия по реформированию носят общеевропейский характер. Однако он высоко оценил огромную роль Литвы во взаимодействии с белорусским гражданским обществом, заявив, что это придает Вильнюсу дополнительный авторитет по этому вопросу среди других государств ЕС:

Lithuania is not [merely] fully in line with EU policy, it even spearheaded quite a lot of the direct support for Belarusian democrats. It hosts a free Belarusian university, numerous NGOs working on democratic change in Belarus, and has now proposed, together with others, a dialogue to resolve the current situation in Belarus. In short, Lithuania has been just as committed, and often even more so, to a democratic and free Belarus [as any other EU member state].

Литва не только [полностью] следует политике ЕС, она даже взяла на себя очень многое в прямой поддержке белорусских демократов. Здесь находится свободный Белорусский университет, многочисленные НПО, работающие над демократическими преобразованиями в Беларуси, и сейчас она вместе с другими предложила диалог для урегулирования нынешней ситуации в Беларуси. Резюмируя, Литва была столь же привержена [как и любое другое государство-член ЕС], а часто и более привержена демократической и свободной Беларуси.

Как бы ни развивалась ситуация в Беларуси, вполне вероятно, что Вильнюс станет первой остановкой для многих её молодых оппозиционных активистов — либо в качестве представителей нового порядка, либо в качестве изгнанников после ещё одной провалившейся попытки сменить старый.