Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

День, когда Либерия отменила свободу слова на волне массовых протестов

Демонстрант позирует для фото с плакатом «Спасем страну», снимок Mark N. Mengonfia, 7 июня 2019 года, Монровия, Либерия, использовано с разрешения автора.

Эта статья часть UPROAR [анг], проекта Small Media, призывающего политиков озадачиться проблемой цифровых прав на сессии Универсального периодического обзора (УПО).

С тех пор, как год назад в день массового протеста в либерийской столице Монровии власти заблокировали интернет, правительство и граждане ломают копья на тему свободы слова в сети.

7 июня 2019 года группа преимущественно молодых людей собралась в столице под лозунгом «Спасем страну», протестуя [анг] против неумелой политики властей и призывая кабинет президента Джорджа Веа к ответу за пропавшие 16 миллиардов либерийских долларов, что составляет около 80 282 272 долларов США.

Волнения получили широкую огласку, и власти решили заблокировать [анг] доступ в соцсети на несколько часов.

Потеснив традиционные формы коммуникации на излете нулевых, соцсети, особенно Facebook, стали окном в мир для жителей Либерии. По данным на 2018 год [анг], 10% населения страны, которое оценивается в 3,5 миллионов человек, использует Facebook, притом соотношение мужчин и женщин среди пользователей составляет 60/40. На молодежь в возрасте 25-34 года приходится 184000 либерийских обитателей соцсети.

Новые возможности для самовыражения на различных онлайн-платформах побудили власти Либерии принять меры, дабы перекрыть кислород свободе слова и ограничить доступ граждан к информации. По мнению критиков, 7 июня чиновники заблокировали соцсети в надежде пресечь прямое вещание с места событий и саботировать мобилизацию демонстрантов.

Фидель Сайди, либерийский журналист и бывший менеджер Roots FM, рассказал Global Voices, что блокировка не позволила его радиостанции эффективно освещать протест:

The action, which was condemned by a cross-section of the Liberian society, made it impossible for the services on our website, my tuner and other outlets to be broadcast.

Этот маневр, который осудили люди из самых разных слоёв либерийского общества, вывел из строя наш сайт и мой приемник, а также заморозил прочие каналы вещания.

На тот момент Сайди являлся со-ведущим «Шоу Коста», интернет-программы, курируемой жестким критиком госаппарата Веы и флагманом протеста 7 июня Генри П. Костой. Сайди посетовал Global Voices, что их «слушателям не удалось всецело погрузиться в атмосферу митинга». Он добавил:

Onsite reporters could not file in live reports through our social media platform for onward transmission on air. On-air personalities were left to wander in oblivion as to what was happening outside of the studio.

Репортеры на местах не могли вести прямые включения через соцсети, которые потом должны были попасть в эфир. Ведущим в студии оставалось лишь гадать о том, что происходит за ее стенами.

Боакаи Амара Камара, который также работает на Косту, признался, что поступок властей его огорчил, назвав эту суровую меру «посягательством на свободу слова».

«Шоу Косты» провокационная программа, которая выходила не только на радио, но и онлайн через Facebook. Передача  как, впрочем, и само радио, снискали известность благодаря скепсису в адрес политики экс-главы страны Элен Джонсон-Серлиф и ее преемника Джорджа Манне Веа, ныне стоящего у руля.

Сайди отметил, что прямые эфиры в соцсетях нередко прерывались, стоило ему или Косте обмолвиться о слабых звеньях либерийского общества. Он не уточнил, сколько именно раз их вещание прерывали. Однако в прошлом году Roots FM была закрыта [анг] властями  якобы в свете проблем с лицензией. Это шаг вызвал негодование [анг] поборников свободы прессы.

Другие также осуждают отключение соцсетей во время митинга 7 июня.

Некоторые граждане рассказали Global Voices, что не могли связаться с родственниками за рубежом через Facebook Messenger и прочие приложения для звонков и сообщений. Многие расценили поступок властей как грубое нарушение их прав на свободу слова и доступ к информации в соответствии с международными правозащитными регламентами, равно как и пунктами (a) (b) и (c) 15 статьи конституции Либерии [анг] 1986 года, в которых закреплены свободы слова, информации и самовыражения.

Диана Теа, жительница поселка Джонсонвилль и студентка Африканского методистского епископального университета (AMEU), уверила Global Voices, что протест 7 июня был важной вехой в истории страны:

The government of Liberia, which is supposed to uphold freedom of speech, took on a very bad trend on that fateful day.

Правительство Либерии, которое должно стоять на страже свободы слова, вступило в тот судьбоносный день на очень скользкий путь.

Она окрестила блокировку «позором народа Либерии» и других резидентов этой восточноафриканской страны:

Not only for us but the international observers, those who were present here that day, [they] were all embarrassed, maintaining that social media is one of the important places where we receive and give out information! I advise that the government of Liberia pays attention to the growth and development of our country that is dying rather than focusing on shutting down Facebook.

Не только нам, но и международным наблюдателям, которые были с нами в тот день,  всем было стыдно. Ведь мы понимаем, что соцсети  один из ключевых инструментов обмена информацией! Советую властям Либерии озаботиться ростом и развитием нашей страны, которая идет ко дну, а не коротать время за блокировками Facebook.

Между тем, некоторые либерийцы поддержали решение о блокировке интернета, заметив, что обеспечение безопасности  и впрямь прерогатива властей. Элисмай Куапо, уроженка Либерии, которая сейчас живет в США, заявила, что «чиновники поступили верно и попросту исполняли свои обязанности».

В интервью через Facebook Messenger Куапо подчеркнула, что блокировка соцсетей «в тот день гораздо меньше отразилась на людях, чем сам протест». «Рядовые обыватели не сознавали риски и то, что у правительства Либерии была причина так поступить», — добавила она.

Хотя чиновники не удосужились объяснить [анг] причину блокировки, намеренное отключение интернета считается [анг] нарушением международных стандартов прав человека.

Либерии, стране-подписанту Международного пакта о гражданских и политических правах ООН, впредь следует воздерживаться от подобных блокировок и делать шаги навстречу пользователям, гарантировав им право свободно самовыражаться и черпать информацию из глобальной сети.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо