Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

«Невидимые труженики»: как живут миллионы домашних работников в условиях COVID-19

Часть серии из 9 постов в Instagram, созданных бразильскими художниками Леандро Ассисом и Трисилой Оливейра. Используется с разрешения.

[Все ссылки в тексте — на английском языке, если не указано иное.]

Эта статья написана коллективно Эммой Льюис, Белен Фебрес-КордероСаусен Бэн ШейхМиной Новрози, Виолетой КамарасаДжулианой ХарсиантиРоминой Наварро и Джованной Флек.

По данным Международной организации труда (МОТ), в мире насчитывается 67 миллионов домашних работников, 80% которых составляют женщины. Домашние работники обычно трудятся в частной сфере и незаметны стороннему глазу.

Они убирают, готовят, ухаживают за детьми или пожилыми членами семьи, — часто не имея контракта или с плохой правовой защитой. Несмотря на то, что домашние работники находятся «на передовой» COVID-19, их редко учитывают в планах борьбы с вирусом.

Во время пандемии и в условиях ограничительных мер, направленных на прекращение распространения COVID-19, как обстоят дела с домашними работниками во всем мире?

В Аргентине, Афганистане и Индонезии им не платят

Большая часть работы в домашней сфере организуется без соблюдения формальностей, что делает работников уязвимыми, особенно в периоды кризисов, таких как COVID-19.

Согласно исследованию Национального университета Лануса (UNLa) и Центра исследований в сфере труда и образования, в Аргентине, где население находилось на самоизоляции более 100 дней, около 70% домашних работников занято в частном секторе экономики. Во время карантина это означает, что если нет работы, то нет и дохода. Однако многим женщинам удаётся добраться до своих рабочих мест, несмотря на отсутствие разрешения на выход во время изоляции. Только 33% работников, защищённых контрактом, получали полную зарплату, оставаясь дома.

Сейчас в Аргентине по-прежнему из-за отсутствия правовой определенности работники становятся уязвимыми и боятся жаловаться. Например, опрошенные из того же исследования опасаются потерять работу, заразиться и заразить свои семьи. Кроме того, всё большее число работодателей прибегают к юридическим уловкам, чтобы заставить их уволиться, платить меньше или изменить категорию на «лицо, обеспечивающее уход», чтобы они могли стать «полноценными работниками». Профсоюз сообщил, что 70% домашних работников пострадали от трудовых злоупотреблений во время карантина.

В Эквадоре подавляющее большинство домашних работников также трудятся без контрактов или с контрактами, не обеспечивающими достаточной защиты. Почти 85% человек, работающих в этой сфере, были уволены во время пандемии.

Домашняя работница Сальма из Туниса рассказывает Global Voices:

We are the invisible hands. Our work is not valued. We don’t exist for the families we serve nor do we exist for the state. With COVID-19 and the lockdown, we were the first to lose our jobs without any compensation or support.

Мы невидимки. Наша работа не ценится. Нас не существует ни для семей, в которых мы работаем, ни для государства. Из-за пандемии COVID-19 и самоизоляции мы теряли работу первыми, без какой-либо компенсации или поддержки.

Если контракты в этой сфере и заключаются, то обычно они несовершенны и содержат расплывчатые формулировки. Так обстоит дело в Индонезии, где насчитывается по меньшей мере 4,2 миллиона домашних работников. В 2019 году индонезийская Национальная сеть по защите прав домашних работников опросила 668 из них в семи регионах страны и обнаружила, что 98,2% респондентов зарабатывают лишь от 20 до 30% минимальной заработной платы Индонезии. 

Иногда и контракты с крупными учреждениями оказываются сомнительными. Например, в Афганистане женщинам, которые убирали в кабинетах Министерства финансов, сначала разрешили оставаться дома и продолжать получать зарплату. Когда ситуация с COVID-19 ухудшилась, им пришлось вернуться на работу, поскольку они могли потерять доход. Так как эти женщины зачастую являются основными кормильцами для своих семей, они вернулись в офис. Фавзия, мать-одиночка с четырьмя детьми, рассказывает Global Voices:

If we keep [ourselves] safe from corona, we will die out of hunger.

Если бы мы сидели на самоизоляции, мои дети и я умерли от голода.

Миллионы мигранток убирают дома на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии

Многие женщины по всему миру, которым платят за уборку, присмотр за детьми и приготовление пищи, мигрировали из другой страны, чтобы получить эту работу. Например, на Ближнем Востоке насчитывается 2,1 миллиона домашних работников-мигрантов. Большинство из них — женщины из азиатских и африканских стран, таких как Шри-Ланка, Филиппины, Бангладеш, Непал, Индонезия, Кения и Эфиопия.  

По всему Ближнему Востоку наёмным работникам могут вообще не платить, и в результате многие женщины-мигранты не отправляют денежные переводы домой. Это не только усугубляет эмоциональное и психологическое напряжение, испытываемое трудящимися-мигрантами, но и становится потерей дохода для их семей. В Гонконге также растет уровень задолженности филиппинских и индонезийских мигрантов.

В таких городах, как Гонконг или Сингапур, работа мигрантов регулируется отдельно. Закон требует, чтобы они жили дома у своих работодателей. Это означает, что в период самоизоляции оставаться дома для этих людей означало быть на работе даже в дни отдыха. 

В непростое время пандемии в очередной раз разгорелись дебаты вокруг правил проживания. Эти правила не только стирают грань между работой и частной жизнью, но и обычно включают неудобное жильё, недостаточное питание, отсутствие личной жизни и безопасности. В исследовании, проведённом в 2016 году Центром правосудия Гонконга, говорится, что 66,3% опрошенных МДР (мигрантов-домашних работников) рассказывают о явной эксплуатации, но это недостаточно значимые показатели, чтобы говорить о принудительном труде. Это серая зона.

Хотя в Гонконге не было строгой изоляции, правительство неоднократно публично просило домашних работников оставаться дома в дни их отдыха во время пика COVID-19 с января по апрель. Некоторые работники сообщали, что их просили уволиться, если они покидали рабочее место в свой выходной день. Только в начале апреля министр труда и социального обеспечения Лоу Чи-Квон обратился через свой блог к рабочим и работодателям с призывом «проявлять взаимопонимание в отношении организации дней отдыха». 

В странах Персидского залива миграция регулируется системой кафала. Визы трудящихся-мигрантов привязаны к работодателям, работникам не разрешается покидать или менять работодателей без разрешения. Если они это сделают, их могут арестовать и наказать за «побег» штрафами, задержанием или даже депортацией.

В Бразилии первой жертвой вируса COVID-19 стала домашняя работница

Некоторые трудящиеся в этой сфере беспокоятся, что работодатели отказываются предоставлять маски или дезинфицирующее средство для рук, не соблюдая таким образом медицинский протокол во время пандемии.

В Рио-де-Жанейро первой погибшей от COVID-19 жертвой стала 63-летняя женщина, являвшаяся домашней работницей. Женщина, чьё имя не упоминалось в СМИ по просьбе её семьи, заразилась от своего работодателя, который вернулся из Италии. Ей предложили жить в доме работодателя в течение рабочей недели, чтобы не тратить много времени на дорогу до дома. 16 марта ей стало плохо, а на следующий день она скончалась.

По последним бразильским данным, касающимся сферы домашнего труда, в 2016 году [порт] в стране насчитывалось около 6,1 миллиона домашних работников, из которых 92% составляли женщины и 71% — темнокожие. Только 4% состоят в профсоюзах. В настоящее время в Бразилии нет специального законодательства, которое делало бы домашний труд не обязательным во время пандемии. В случае отказа выйти на работу трудящимся в этом секторе грозит увольнение.

В Эквадоре экономика начинает восстанавливаться, всё больше домашних работников возобновляют свою работу и беспокоятся о своей безопасности в переходный период. Министерство труда требует, чтобы работодатели-частники обеспечивали сотрудников транспортом и следили за мерами безопасности, предоставляя маски для защиты. Однако этих правил практически никто не соблюдал, когда домашние работники ездили на работу во время COVID-19.

Профсоюзы и НПО усердно защищают права трудящихся на Ямайке и в Сингапуре

В ряде стран профсоюзы пытаются защитить трудовые права домашних работников. Ямайский Союз домашних работников — неправительственная, независимая, добровольная организация, которая представляет потребности и интересы тысяч домашних работников. По официальным данным, в Карибском бассейне насчитывается 58 000 человек с этой профессией.

Основатель и президент профсоюза Ширли Прайс, ставшая лауреатом премии Карибского сообщества «Женщина года» в 2017 году, рассказала Global Voices, что, как и тысячи других тружеников частного сектора экономики на Ямайке, домашние работники живут «впроголодь» и пострадали больше, чем любая другая группа во время пандемии COVID-19.

Её профсоюз призывает правительство создать особый фонд для оказания помощи домашним работникам в таких ситуациях.

Прайс затронула серьёзную проблему домашнего насилия, которое усилилось во время пандемии из-за экономического кризиса, большего количества времени, проведённого в помещении с супругами, и стеснённых условий жизни. Вот что она рассказывает Global Voices:

Domestic workers are the backbone of the society. While the government’s primary focus is to contain the spread of the virus, the risks emerging from shortcomings in labor and social protection, and the impact on the most vulnerable groups in society, have increased and the situation is critical.

Домашние работники  — фундамент общества. Хотя основной задачей правительства является сдерживание распространения вируса, риски, связанные с недостатками в сфере труда и социальной защиты, а также воздействие на наиболее уязвимые группы общества, возросли. Ситуация стала критической.

В Сингапуре некоторые работодатели уволили своих домашних тружеников на время пандемии. Центр по вопросам домашних работников напоминает работодателям о необходимости справедливого отношения к ним. Общественность также требует от местной власти уделять внимание домашним работникам-мигрантам, работающим в Юго-Восточной Азии.

Эквадор и Бразилия творчески подходят к проблеме

В Эквадоре запущено приложение, направленное на улучшение прав и условий труда домашних работников. В нём собрана вся информация, имеющая отношение к сфере домашнего труда. С помощью опросов приложение также собирает данные о текущих условиях труда, таких как заработная плата, оплата сверхурочных и рабочее время, чтобы помочь пользователям выявить любые нарушения прав и, при необходимости, обратиться в суд.

В Бразилии в Instagram была опубликована серия комиксов [порт], чтобы привлечь внимание к положению домашних работников. В серии рассказываются истории женщин, у которых нет возможности остаться дома и которые беспокоятся о том, чтобы подвергают риску не только себя, но и окружающих.

Домашние работники, разработчики, художники, профсоюзы и активисты по всему миру работают так, чтобы «невидимые труженики» по всему миру могли выйти из тени даже во время пандемии.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо