Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

«Венесуэла пятится назад» в отношении прав ЛГБТК+, считает конгрессмен Тамара Адриан

Статья является частью специальной рубрики [анг] ЛГБТК+ Pride

Тамара Адриан — первая трансгендерная женщина, ставшая членом Национального собрания в Венесуэле, и вторая в регионе, — является ведущей фигурой в многолетней юридической борьбе венесуэльского сообщества ЛГБТК+ за равенство. В то время как статья 21 Конституции страны должна гарантировать равенство всех перед законом, Адриан рассматривает Венесуэлу как страну, находящуюся в кризисе, приоритеты которой не включают тех, кто пострадал от дискриминации.

Национальное собрание опубликовало 19 мая соглашение [исп], в котором в контексте пандемии COVID-19 впервые было признано особое влияние гуманитарного кризиса в Венесуэле на сообщество ЛГБТК+. Соглашение призывает венесуэльское государство уважать право представителей сообщества ЛГБТК+ на здравоохранение без какой-либо дискриминации. Пока Адриан продвигала в Национальном собрании этот документ, который признал бы равенство общины перед законом, другой анонимный депутат добавил пункт, отрицающий равные права в браке. Это спровоцировало разногласия [исп] среди сторонников ЛГБТК+ сообщества.

Автор Global Voices Андреа Паола Эрнандес взяла интервью у Адриан в WhatsApp, с целью пролить свет на текущую ситуацию с сообществом ЛГБТИК+ в Венесуэле. Адриан, как и многие активисты, международные наблюдатели и оппозиционные политики, называет правительство Мадуро диктатурой или авторитарным режимом.

Андреа Паола Эрнандес (АПЭ): Каково текущее правовое положение сообщества ЛГБТК+ в Венесуэле?

Tamara Adrián (TA): La situación jurídica de la población LGBTIQ+ en Venezuela es de total desamparo; a diferencia de lo que ha ocurrido en casi toda la región, en la que hoy hay derechos iguales. Costa Rica, México, Colombia, Ecuador, Brasil, Argentina, Uruguay, Chile y Bolivia, en menor medida, tienen protección contra la discriminación, matrimonio igualitario o uniones civiles (salvo Bolivia). También hay reconocimiento de la identidad de las personas trans sin necesidad de operaciones genitales ni requisitos patologizantes y por vía administrativa, con el otorgamiento de una nueva partida de nacimiento.

Mientras tanto, Venezuela no avanzó, y no solamente no avanzó sino que retrocedió. En Venezuela no se reconocen los derechos de pareja, la identidad de las personas trans — que sí se reconoció, con los estándares de la época, hasta el año 1998, cuando llegó Chávez al poder y modificó la constitución. Y no hay una protección integral contra la discriminación. Venezuela es prácticamente el único país donde no hay ningún tipo de protección en el espacio público, y sobre todo a nivel escolar y educativo, lo que facilita o produce la deserción escolar y la violencia y discriminación que lleva muchas veces a considerar el suicidio.

Estamos entonces absolutamente desamparados. La propaganda de la dictadura — que durante mucho tiempo vendió que habría derechos iguales y que eso solo era posible en revolución — quedó en el pasado y hoy estamos en presencia de un régimen que abiertamente desconoce todo tipo de derechos a la población LGBTIQ+.

Тамара Адриан (TA): Права ЛГБТИК+ в Венесуэле практически полностью отрицаются, ситуация в корне отличается от того, что происходит почти везде в регионе, где сейчас равные права. Коста-Рика, Мексика, Колумбия, Эквадор, Бразилия, Аргентина, Уругвай, Чили и, в меньшей степени, Боливия, получили антидискриминационные меры защиты, равные браки или гражданские союзы (за исключением Боливии). Кроме того, личность трансгендерных людей признаётся без необходимости проведения операций на половых органах или патологизации, путём выдачи нового свидетельства о рождении административными органами.

Между тем Венесуэла не только не прогрессировала, но и начала отступать. Венесуэла больше не признаёт права на партнерство или идентичность трансгендерных персон, что было признано стандартами до 1998 года, когда Чавес пришел к власти и изменил конституцию [с 1977 по 1998 год идентичность трансгендерных людей была юридически признана [исп] в Венесуэле. И нет полной защиты от дискриминации. Венесуэла является практически единственной страной, где нет никакой формы защиты в публичной сфере, особенно на уровне школы и образования, что приводит к отказу от обучения, а также к насилию и дискриминации, которые часто заставляют людей задуматься о самоубийстве.

Таким образом, мы полностью покинуты. Пропаганда диктатуры, которая долгое время обещала равные права и утверждала, что этого можно достичь лишь путём революции, осталась в прошлом, и теперь мы живём при режиме, который открыто не признает никаких прав для населения ЛГБТИК+.

АПЭ: Соглашение Национальной ассамблеи об особом влиянии COVID-19 на сообщество ЛГБТК+ было отклонено гражданским обществом не только из-за пункта с открытым отказом в праве на равный брак, но и из-за жалоб со стороны профильных общественных организаций, которые утверждали, что с ними не консультировались и не включали в соглашение. Будет ли это изменено?

TA: Incluir a las ONG no es la forma en la que se lleva a cabo un acuerdo en la Asamblea Nacional. Solo las leyes pasan por la fase de consulta pública y lo declarado no fue una ley. Este tiene el valor de acuerdo nada más, por lo que no impide que se legisle sobre tema del matrimonio igualitario, solo que, en las condiciones actuales, no se ha podido porque desde el año 2016 ha sido bloqueada la función legislativa de la Asamblea Nacional.

En cuanto al contenido, hubo un cambio que introdujo alguien cuyo nombre no es conocido aún, y que pretendió volver al “pecado original” [el pecado original hace referencia al matrimonio entre personas del mismo sexo]. El “pecado original” con relación al matrimonio igualitario viene de la Asamblea Constituyente del año 1999, que introdujo el artículo 77. Ese artículo se creó para evitar justamente el matrimonio igualitario.

En 2008, después de años de que la asociación civil Unión Afirmativa intentó una acción en justicia para resolver la incoherencia entre el artículo 21 de la Constitución, que habla de la igualdad ante la ley, y el 77, la Sala Constitucional dictó una sentencia absolutamente retrógrada. Señalaba que, como las parejas del mismo sexo son “distintas” de las parejas heterosexuales, entonces no tienen una protección constitucional directa. En la misma época, entre el 2007 y el 2009, otros tribunales supremos de la región, concretamente en Colombia, en Brasil y en México legislaron sobre el tema de manera completamente contraria.

ТА: Включение общественных организаций — это не то, как работают договоренности в Национальном собрании. Только законы проходят стадию общественных консультаций, а эта декларация не была законом, она имела лишь статус соглашения, не более того. Это не означает, что равный брак не будет законодательно закреплен, просто в нынешних условиях это невозможно, поскольку законодательная функция Национального собрания заблокирована с 2016 года.

Что касается содержания соглашения, то конкретное изменение было внесено кем-то анонимным и обозначало «первородный грех» [первородный грех относится к браку между людьми одного пола]. Понятие «первородный грех» в отношении равного брака впервые было использовано Учредительным собранием 1999 года, которое представило статью 77 — статью, созданную с единственной целью: избежать равного брака.

В 2008 году после многих лет попыток организации гражданского общества Unión Afirmativa подать в суд и разрешить несоответствие между статьей 21 конституции (которая говорит о равенстве перед законом) и статьей 77, Конституционная палата Верховного трибунала юстиции выпустила абсолютно обратное суждение. Было указано, что, поскольку однополые пары «отличаются» от гетеросексуальных пар, они не имеют прямой конституционной защиты. В тот же период 2007-2009 годов другие верховные трибуналы в регионе, в частности в Колумбии, Бразилии и Мексике, приняли совершенно противоположный закон.

АПЭ: Какие проектные предложения существуют в настоящее время для решения конкретных проблем, с которыми сталкивается венесуэльское сообщество ЛГБТК+?

TA: Los proyectos que existen son los que están desde el 2016 en la Asamblea Nacional: la modificación de la Ley Orgánica de Registro Civil. La finalidad de esto es modificar la definición de matrimonio, introducir una figura de unión civil igualitaria, establecer el derecho a la identidad de las personas trans por vía administrativa y sin necesidad de operaciones genitales ni requisitos patologizantes, el establecimiento de un sexo registral intersex. También la prohibición de mutilación genital de niños y niñas intersex, el establecimiento del orden y la modificación de los nombres y apellidos, y otros aspectos relativos a la protección igualitaria de todas las personas, incluyendo a los esposos que quieren tomar el apellido legal de su cónyuge, sea hombre o mujer.

ТА: Существующие проекты — проекты, которые находятся в Национальном собрании с 2016 года: изменение конституционного закона о регистрации актов гражданского состояния. Их цель: изменить определение брака, ввести концепцию равноправного гражданского союза, установить право трансгендерных людей на идентичность через административный путь без необходимости проведения хирургических операций или патологизации, а также ввести в качестве одной из категорий регистрации интерсекс. Также запретить калечащие операции на половых органах детей-интерсексуалов, установить порядок изменения имен и фамилий, а также ввести другие аспекты, касающиеся равной защиты всех людей, включая супругов, которые хотят взять официальную фамилию своего партнёра, будь то мужчина или женщина.

АПЭ: Что ждет сообщество ЛГБТК+ в нынешнем национальном и глобальном контексте?

TA: La situación en Venezuela es compleja, la dictadura no se ha enfocado nada en los crímenes de odio, cuando Venezuela es uno de los 70 países en el mundo que criminaliza la relación entre personas del mismo sexo. Ese es otro proyecto de modificación: el del Código de Justicia Militar, donde esto aplica para sus miembros pero, al crecer la población reclutada, crece la población afectada por este código [El articulo 565 del Código de Justicia Militar prohíbe relaciones con personas del mismo sexo]. También es necesario atender con urgencia el tema de políticas públicas en materia de educación, en materia de salud, en materia de vivienda y en definitiva lo que se viene es todo lo que tiene que hacerse para romper las brechas que históricamente han afectado desproporcionadamente a las personas LGBT y particularmente a la población trans.

ТА: Ситуация в Венесуэле сложная, диктатура не обращает никакого внимания на преступления на почве ненависти, тогда как Венесуэла является одной из 70 стран в мире, которые криминализируют отношения между людьми одного пола. Это относится к другому проекту поправок: к Кодексу военной юстиции. Кодекс применяется к военнослужащим, но с ростом числа призывников растет и население, затронутое этим кодексом [статья 565 кодекса военной юстиции [анг] запрещает отношения между людьми одного пола]. Нам также необходимо срочно заняться государственной политикой в сфере образования, здравоохранения и жилья. Короче говоря, то, что мы делаем — это всё, что нужно сделать, чтобы сломать барьеры, которые непропорционально затронули сообщество ЛГБТ и особенно трансгендерных людей.

ПереводчикДиана Казакова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо