Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Россия использовала электронное голосование в ходе всенародного референдума, несмотря на проблемы с безопасностью

Плакат, агитирующий граждан голосовать на референдуме по поправкам в Конституцию России, с акцентом на изменения в социальной политике. Москва, июнь 2020 года. Фото (c): Алексей Ковалёв. Использовано с разрешения.

[Оригинал материала на английском языке опубликован 1 июля 2020 года: текст может не отражать текущую ситуацию.]

На фоне снятия в России всё большего числа ограничений, введённых за последние несколько месяцев с целью сдержать распространение COVID-19, в начале июля в стране состоялся перенесённый с более ранних дат референдум по поправкам в Конституцию. О его проведении объявили в январе. Предложенные изменения в первую очередь означают возможность для Путина легально остаться у власти до 2036 года: он получит право выдвижения своей кандидатуры ещё на два срока, если захочет.

По закону проводить референдум по этим поправкам необязательно. Российские региональные парламенты могут и уже одобрили их. Однако этот референдум рассматривается как отражение общественного согласия с внесением поправок. Поэтому для властей важно, чтобы явка была достаточно высокой. Оппозиционные политики спорили о том, следует ли бойкотировать голосование. Между тем переход к электронному голосованию, по мнению властей, означает защиту общественной безопасности во время пандемии COVID-19, но в то же время оказался возможностью для Кремля повысить количество проголосовавших.

Как это устроено?

Так как онлайн-голосование на национальном уровне — первый опыт для России, как и ожидалось, в материалах, агитирующих голосовать дистанционно, подчёркивались его полезность и удобство, а также делалась попытка убедить участников в сохранении тайны их голоса. В ходе референдума право голосовать онлайн получили только москвичи и нижегородцы, поскольку эти регионы России наиболее пострадали от пандемии COVID-19. Тамошние жители могли принять участие в онлайн-голосовании 25-30 июня. Население Москвы составляет около 11,9 млн человек, Нижегородской области — 3,3 млн, поэтому число избирателей будет значительным. Время, отведённое на очное голосование, также увеличили, чтобы охватить этот период, во избежание очередей на избирательных участках, однако были предприняты усилия для того, чтобы максимальное число граждан использовало технологию дистанционного голосования.

Процедура онлайн-голосования для этих категорий граждан такова: пользователи подают заявку на участие в электронном голосовании с помощью портала Госуслуг. Для этого необходимо ввести паспортные данные, СНИЛС или ИНН, чтобы подтвердить личность. Затем с помощью номера телефона аутентифицируется учётная запись. Аккаунты пользователей защищены простым паролем. После того, как учётная запись будет подтверждена вышеуказанными данными, пользователи могут получить доступ к порталу с любого компьютера или мобильного устройства и проголосовать удалённо.

В видеороликах, рекламирующих онлайн-голосование, активно подчёркивается его честность, которую обеспечивает технология блокчейн, использующая распределённые базы данных. Эта платформа — результат сотрудничества государства с частной фирмой Bitfury, наиболее известной в сфере майнинга криптовалют в сетях Bitcoin.

Вместе с тем отсутствуют некоторые базовые процедуры обеспечения безопасности избирателя (а именно гарантия подлинности его личности). Кроме того, на видео показано, как распределённые базы данных сохраняют конфиденциальность голосов, однако внимание к деталям безопасности почти полностью сосредоточено на возможности взлома системы сторонними хакерами. При этом не рассматривается возможность нарушений со стороны ни организации, ни самих избирателей.

Например, не объясняется, какие существуют гарантии для предотвращения повторного голосования (как электронного, так и последующего очного). В этом же ролике утверждается, что эта система — единственная в мире, которая предоставляет возможность анонимного онлайн-голосования. Это явная ложь. Действительно, как показывает этот анализ, существуют и другие системы электронного голосования, причем с гораздо более строгими процедурами обеспечения безопасности.

Где ещё голосуют онлайн?

Соседняя с Россией Эстония реализует систему электронного голосования с 2005 года. Эстонский опыт в данной сфере является самым всеобъемлющим в мире; эта страна остаётся единственной, где все жители могут голосовать онлайн на всех выборах (местных, выборах в Европейский парламент и национальных). Изначальной целью введения электронного голосования в Эстонии было повышение явки, а также снижение расходов на проведение выборов. В то время как первая цель оказалась относительно неудачной (явка стабильна и отражает ситуацию в большинстве западных стран), вторая увенчалась успехом. Расчёты показывают, что затраты на проведение онлайн-голосования вполовину меньше, чем на проведение очного. Несмотря на то, что на сегодняшний день явка избирателей практически не изменилась, с течением времени наблюдается увеличение количества голосов в онлайн-режиме, поскольку растёт доверие к системе, которая также использует технологию блокчейн для обеспечения анонимности бюллетеней.

Швейцария также входит в число стран, интересовавшихся возможностью онлайн-голосования: в 2015 году такой формат был предложен проживающим за рубежом швейцарцам и с тех пор периодически вводился в определённых кантонах. Однако, как и во многих других государствах, электронное голосование не получило дальнейшего распространения вследствие скептического отношения к нему, и критики назвали швейцарский подход фрагментарным. Аналогичные подходы использовались и впоследствии были отменены в Норвегии.

Эстонский опыт онлайн-голосования во многом определяется цифровыми сертификатами или идентификационными смарт-картами пользователей. Каждый гражданин Эстонии, достигший 15 лет, автоматически получает цифровое удостоверение личности, которое привязывается к выданной государством идентификационной карте (доступна также альтернатива: цифровая подпись на базе SIM-карты). Цифровая идентификация является неотъемлемой частью онлайн-голосования в Эстонии. Избиратели должны подтвердить свою личность в интернете с помощью такого удостоверения. Для этой процедуры пользователю нужно иметь свою ID-карту с чипом и два PIN-кода. Карта вставляется в слот для генерации персонального кода, необходимого для голосования. В то же время для процесса MobileID [анг] требуется SIM-карта со встроенной услугой мобильной идентификации, а также физическая eID-карта для аутентификации. Это значит, что избиратель должен иметь не только реальные данные и коды для входа в систему, но и бумажные документы.

Для участия в онлайн-голосовании необходимо иметь карточку удостоверения личности или телефон с SIM-картой с обязательной услугой мобильной идентификации и сочетать это с действительными кодами безопасности. В противном случае избиратель не сможет проголосовать. Это гарантирует, что, в пределах разумного, свой выбор сделает именно тот, чьё имя было указано. Кроме того, можно заполнить и впоследствии изменить бюллетень на протяжении всего периода голосования. Такой дополнительный механизм безопасности позволяет предотвратить принуждение к голосованию за определённый результат: если избирателя кто-то лично заставил сделать тот или иной выбор, он затем сможет изменить своё мнение. Пусть многие сторонние критики сомневаются в эффективности даже стольких мер в эстонской системе онлайн-голосования [анг], но они представляют собой дополнительный уровень безопасности, до которого современная российская система пока не дошла.

Вопрос доверия

Хотя делать выводы о российском опыте электронного голосования ещё рано, на основании имеющейся информации видна большая уязвимость пользователей по сравнению с эстонским опытом онлайн-голосования с использованием цифрового удостоверения личности. Стоит также вопрос фрагментарного внедрения, которое, по всей видимости, отражает спешный характер процедуры голосования. Это также происходит на фоне падения рейтингов одобрения президента [анг] (хотя по стандартам западных лидеров они держатся на довольно высоком уровне).

При первом опыте организации любой процедуры существуют определённые поблажки. Но важно заметить, что в последнее время электронное голосование уже использовалось для менее громких выборов. Этот опыт мог и должен был использоваться для улучшения процедур безопасности, равно как и консультации с уже использующими электронное голосование странами. Электронное голосование не может быть введено в одночасье и со временем неизбежно будет развиваться (что показывает опыт Эстонии [анг]), но нежелание перенимать чужой опыт не должно вселять в избирателей уверенность в том, что нынешний российский подход к электронному голосованию достаточно серьёзен, чтобы считаться безопасным.

Важно отметить, что ни одно онлайн-действие, в том числе и голосование, не может быть на сто процентов надёжно. Электронное голосование всегда сопряжено с неотъемлемым риском и требует значительного доверия к государству для надлежащего и беспристрастного процесса голосования, а также защиты целостности голосов. Граждане должны твёрдо верить, что ни государство, ни иностранные агенты, ни сами избиратели не будут втайне манипулировать процессом. Это в равной степени относится как к России, так и к западным странам, упомянутым в данном анализе. Доверие исходит от правительственных действий более широкого масштаба, но может быть усилено гарантиями и процедурами, встроенными в онлайн-процесс.

После референдума необходимы дальнейшие исследования российского опыта электронного голосования. Действительно, онлайн-голосование обещает стать одним из интереснейших аспектов референдума, результат которого практически предопределён. Особенно если учесть сообщения о принуждении сотрудников бюджетных организаций к онлайн-голосованию.

Тем не менее, исходя из известной нам информации касательно процедур и отсутствия гарантий безопасности, есть основания сомневаться в целостности российского электронного голосования.

Эта статья была впервые опубликована [анг] в посвящённом России и постсоветскому пространству разделе портала OpenDemocracy. Статья опубликована здесь с разрешения и отредактирована в соответствии со стилем нашего сайта.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо