Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Дневники COVID-19 из Уханя: «Вы можете выйти на улицу на два часа»

Люди на берегу реки. (Фото сделано: Го Цзин. Используется с разрешения автора.)

[Ссылки ведут на страницы на китайском языке, если не указано иного.]

Следующий пост一 пятнадцатый в серии дневниковых записей, сделанных независимым режиссёром и учёной-феминисткой Ай Сяомин [англ] и феминистской активисткой Го Цзин. Обе живут в Ухане в центре пандемии COVID-19. Вы можете прочитать первую [ру], вторую [ру], третью [ру],четвёртую [ру], пятую [ру], шестую [ру], седьмую [ру], восьмую [ру], девятую [ру], десятую [ру], одиннадцатую [ру], двенадцатую [ру], тринадцатую [ру] и четырнадцатую [ру] части серии здесь.

Ознакомьтесь со специальной рубрикой Global Voices о глобальных последствиях COVID-19 [ру].

Этот выпуск был написан в период между 28 и 31 марта 2020 года. Оригинальные китайские дневники были опубликованы на Matter News.

Го Цзин: 28 марта 2020 года

武汉的地铁在停运了两个多月后,今天重新开始运营了。我的小区对面就是地铁口,不过少有人出入。
我和大家一样都在期盼着出小区。下午,我买的大麦茶到了。取快递的时候,我问了一下保安什么时候可以出去,他让我问网格员。他给我指了指小区墙上的公示牌,有一个上面有网格员的电话。
我打电话给网格员,她说,无疫情社区的居民每天可以凭绿码(健康码)去超市买东西,一次出门的时间为两个小时。可是,现在有很多超市依然不对个人开放。
我们社区是无疫情社区,离我们最近的对个人开放的超市所在的社区不是无疫情社区。而且,现在超市严格控制进入的人数,一次只能进5个人,要排很久的队。所以,网格员建议现在还是不要出小区。
我今天终于厌烦了胡萝卜。可惜我家里还有几根胡萝卜,我还是得把它们吃完。不过,胡萝卜正式成为第一种我未来一段时间不想再吃的食物。

После двухмесячной приостановки работы метро в Ухане сегодня снова заработало. Прямо перед моим микрорайоном находится вход в метро, но очень немногие люди им пользуются.
Как и многие другие, я хочу выбраться из нашего спального района. Когда ячменный чай, который я заказала, сегодня днём привезли к моему жилмассиву, я пошла забрать его и спросила у охранника, когда мы можем выйти. Он сказал, что я должна спросить у диспетчера, и указал на телефонный номер, прикреплённый к доске объявлений.
Я позвонила диспетчеру. Он рассказал мне, что жители с «зелёным» кодом здоровья в микрорайонах без недавно подтверждённых случаев заболевания могут выходить за покупками в супермаркеты на два часа. Однако многие супермаркеты не открыты для индивидуальных заказчиков.

В нашем микрорайоне нет недавних подтверждённых случаев, но ближайший супермаркет находится в районе с подтверждёнными случаями. Кроме того, снаружи супермаркетов всегда стоит длинная очередь, так как они позволяют находиться внутри максимум пяти людям. В связи с этим, диспетчер предложил мне пока не покидать наш район.
Я так устала от моркови, но дома всё ещё лежат несколько морковок, которые нужно съесть. Морковь официально входит в мой список наименее желательных продуктов на ближайшее будущее.

Го Цзин: 29 марта 2020 года

最近几天我多次被问到:“武汉封城后,人与人之间的关系有什么样的变化?”我没有一个简单绝对的答案。封城后,人们自觉地和他人保持一定的距离,很多人不再出门,但也有人带着恐惧和担忧做志愿者,为需要的人送物资。一些在外的湖北人被拒绝住酒店,但也有人主动为湖北人提供住处。有的城市拒绝复工的湖北人进入,但也有城市欢迎复工的湖北人。
中午,有住户艾特物业主任,“请问,现在可以出小区,去超市买东西吗?”
物业主任回答说:“你如果有健康码和复工证明就可以出小区。”
有人问:“请问现在住汉口,可以回小区吗?”
物业主任说:“只要有健康码,可以。”
两个住户都表示感谢。

В последнее время меня несколько раз спрашивали: «Как изменились социальные отношения после закрытия Уханя?» У меня нет простого ответа. С момента введения карантина мы сознательно сохраняем социальную дистанцию. Многие люди больше не выходят из дома. Однако некоторые преодолели свой страх и тревогу и присоединились к добровольцам, которые доставляют продовольствие нуждающимся людям. Некоторых из провинции Хубэй (провинция, административной столицей которой является Ухань) отели за её пределами отказываются обслуживать. Тем не менее некоторые протягивают руку помощи. Некоторые города запрещают людям из Хубэя въезд и возвращение на работу. Другие города приветствуют их.
Сегодня около полудня местный житель отправил управляющему сообщение: «Можно нам выйти на улицу и сделать покупки в супермаркетах?»
Менеджер сказал: «Если у вас есть (зелёный) код здоровья и сертификат, чтобы вернуться на работу, вы можете выйти на улицу».
Другой человек спросил: «Я сейчас живу в Ханькоу (другая часть города Ухань). Могу ли я вернуться в микрорайон?»
Менеджер сказал: «Если у вас есть (зелёный) код здоровья, вы можете вернуться».
Они поблагодарили управляющего.

Го Цзин: 30 марта 2020 года

这场疫情会对我有什么样的影响?我现在也无法说清楚。这场灾难会在我们很多人身上都留下不可磨灭的痕迹。
我们会走在某条路上的时候想起它2020年的样子,我们会在吃到某种菜的时候记起封城这段时间天天吃它的无奈,我们会偶尔梦到此时的人和事。
我对武汉这座城市依然不会有特殊的感情,但我会记得在这个地方经历了一场封锁,也无法忘记这段时间空荡荡的街道。
这几天武汉的外卖订单在增加。3月26日,奶茶订单3天增长近8倍。人们承受了太多的苦,一杯奶茶成为现在难得的甜。
路上多了一些拉着行李的人,不知这是他们的归途还是启程。

Я пока не могу сказать, как эта пандемия повлияла на меня. Эта катастрофа оставит неизгладимые следы на многих из нас.
Идя по улице, мы будем думать о том, как она выглядела в 2020 году. Поедая определённое блюдо, будем вспоминать, как мы неохотно ели его во время карантина. Нам будет сниться, кого мы встречали и что происходило во время карантина.
Я, вероятно, не образую особую связь с этим городом, но я буду помнить, что этот город пережил карантин. Я никогда не забуду эти пустые улицы.
Количество заказов на вынос в Ухане в последние дни увеличилось. 26 марта стало известно, что количество заказов на чай с молоком выросло в восемь раз по сравнению с тремя днями ранее. Мы испытали много горечи, и чашка чая с молоком стала редкой сладостью в жизни.
Я видела, как некоторые люди несли свой багаж по улицам. Я не знаю, возвращались они или уезжали.

Го Цзин: 31 марта 2020 года

让人们保持“正常”的一个功能是社会的稳定。对那些在疫情期间失去亲人的人,有一些人觉得领完骨灰自己找个地方哭最好,不然就会乱。
本来,在亲人去世时办葬礼,当众哭再正常不过了,可是此时的正常却又被颠倒了,这是极端情况下被认定的“正常”。
社会连他们的哀悼痛哭都承载不了,那我们的社会是多么的不正常。社会如此地不正常,生活在其中的我们怎么做一个“正常人”呢?
社区志愿者昨晚在群里说:“各位好,今天我询问了门口的值守人员,现在凭健康码登记后就可以出去购买生活物品,药店也在慢慢放开,有需要的人可以自行购买”。
有人问:“你好!请问老年人也可以出去看病买东西吗?”
志愿者回复道:“你只要健康码是绿的就可以出去”,他又补充说,“凭绿码出去,限两个小时内。一次一户一人,现在还不是所有超市都对个人开放,如果不是非买不可的,最好还是不要频繁出门,外面还是不安全,特别是老人和小孩。出门请做好防护,注意排队距离,尽量不去拥挤的地方,如果不是必要尽量等到4月8日。”
看到这个消息,我激动地眼里泛起了泪花。我在支付宝上申请了健康码,准备今天出门。
我中午11点35分出小区,门口的保安问我出门做什么,我说:“买东西”。他让我用微信扫一个二维码,原来是要看微信上的健康码,我的微信没有绑定手机号,就还没有在微信上申请健康码。保安用体温枪给我量了体温,让我登记了一下信息,包括房间号、体温、出门的事由和时间,叮嘱我说:“出门时间是两个小时”。
我只有两个小时,要在13点35分回来。我骑了一辆共享单车,在熟悉的街道上骑着,却有种陌生感,我像是乱入地球的外星人,兴奋而紧张。我急于想要再次亲眼看看这外面的世界”
我骑车到江滩的入口,到江边走一走。江边的人比封小区前要多一些,有带着小孩玩的家长,有散步的情侣,有钓鱼的人。
前几天,有人问我:“解封后第一件事想做什么?”我说:到江边走一走,喊一喊。”吃跑了,我走到江边,稍微犹豫了一会儿,然后对着长江大喊:……”。接着,有两个人也跟着叫,其中一个人还连叫了三声。看来大家都被困得太久了。我又喊了几声,有点神清气爽的感觉。

Люди должны вести себя «нормально», чтобы поддерживать социальную стабильность. Некоторые люди считают, что те, кто потерял своих родственников или друзей в этой пандемии, должны хранить свои слезы в тайне после того, как они получат прах своих родственников или друзей, чтобы не дестабилизировать общество.
Это нормально — плакать перед другими во время похорон родственника. Однако в этих экстремальных условиях эта норма была отвергнута. Горе не принимается обществом. Как могут люди вести себя нормально в таком ненормальном обществе?
Волонтер сообщества отправил сообщение в наш чат: «Привет, я сегодня спросил у общественных сотрудников у ворот и они сказали мне, что мы можем пойти за покупками с (зелёным) кодом здоровья. Некоторые аптеки уже открыты, и вы можете пойти и купить необходимые вещи».
Кто-то спросил: «Могут ли пожилые люди ходить к врачам и делать покупки?»
Волонтер ответил: «Вы можете выйти с зелёным кодом». Он добавил: «Только один человек в семье может выйти на улицу и на два часа каждый за один раз. В настоящее время не все супермаркеты открыты для публики. Если у вас нет срочных потребностей, то лучше не выходить на улицу слишком часто. На улице небезопасно, особенно для пожилых людей и детей. Когда вы выходите на улицу, пожалуйста, носите защитное снаряжение и держите социальную дистанцию от других. Лучше не ходить в людные места. Если в этом нет необходимости, пожалуйста, продержитесь до 8 апреля».
Я была так взволнована, увидев это сообщение, что у меня на глазах выступили слезы. Я подала заявку на медицинский код на Alipay и приготовилась выйти сегодня.
Я вышла в 11:35 утра. Охранник проверил, с какой целью я вышла на улицу. Я сказал: «По магазинам». Он попросил меня отсканировать QR-код с помощью «WeChat», чтобы проверить мой код здоровья. Поскольку WeChat не привязан к номеру моего мобильного телефона, мой код здоровья не может быть применен через WeChat. Охранник измерил мне температуру и попросил заполнить анкету, указав номер комнаты, температуру, цель выхода и время выхода на улицу. Он напомнил мне: «У вас есть только два часа».
У меня было всего два часа. Мне нужно было вернуться в 13:35. Я взяла велосипед и проехалась по улицам, которые должны были быть мне знакомы, но казались чужими. Я была словно пришелец, прибывший на Землю, взволнованный и нервный. Мне не терпелось увидеть «внешний мир».
Я подъехала ко входу в речной парк и пошла вдоль берега реки. Там было больше народу, чем до карантина — родители играли с детьми, влюблённые парочки прогуливались по берегу, люди ловили рыбу.
Несколько дней назад кто-то спросил меня: «Что вы хотите сделать в первую очередь, когда карантин окончится?» Я сказала: «Я хочу пройтись по берегу реки и покричать». После того, как я немного поела, я пошла к реке, сделала глубокий вдох и громко закричала на реку Янцзы: «Ах~~~». Вслед за мной закричали ещё двое. Один из них прокричал трижды. Похоже, мы слишком долго были в беде. Я кричала снова и снова. После этого я почувствовала себя отдохнувшей.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо