Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

COVID-19: трансгендерное сообщество Эквадора пытается добиться поддержки от государства

«Я НЕ ХОЧУ УМИРАТЬ ЛИШЬ ПОТОМУ, ЧТО Я ТРАНС»: Рашель Эрасо на марше за права ЛГБТИК+ в 2018 году. Фото используется с разрешения правообладателя.

Эта статья — часть нашей специальной рубрики [анг] о движении за права ЛГБТКИ+.

В Эквадоре сообщество трансгендерных людей выживает в условиях пандемии благодаря внутренней солидарности, несмотря на — как заявляют защитники прав ЛГБТКИ+ — минимальный или вовсе отсутствующий отклик со стороны государства. На момент публикации статьи в Эквадоре было подтверждено около 74 тысяч случаев заболевания COVID-19 и более 5000 погибших; между тем, в стране начались попытки [исп] восстановления экономической активности.

Законодательство Эквадора с 2008 года защищает [исп] людей всех сексуальных ориентаций и гендерных идентичностей. Тем не менее транс-сообщество проходит через тяжелые времена, как заявила Global Voices Рашель Эрасо. Эрасо — президент эквадорской организации ЛГБТКИ+ ALFIL [исп] и представительница страны в Redlactrans (Латиноамериканская и карибская сеть транслюдей).

Карантин непропорционально затронул трансгендерное население из-за уязвимости сообщества в области труда в сфере услуг и дискриминации в системе общественного здравоохранения. Поэтому, как считает Эрасо, сообщество ЛГБТКИ+ должно официально считаться одной из «приоритетных групп населения», согласно определению из нескольких решений [исп] Конституционного суда страны.

Кроме того, Межамериканская комиссия по правам человека (МКПЧ) в апреле 2020 года призвала [исп] государства-участники гарантировать права ЛГБТКИ+ в условиях пандемии COVID-19.

Эрасо сожалеет, что Эквадор не оказывает помощи этой группе населения, и в настоящее время готовится к подаче судебных исков против государственных органов.

Описывая отсутствие реакции со стороны государства, Эрасо упоминает попытки практически вынудить Министерство экономической и социальной инклюзивности (MIES) оказать гуманитарную помощь транс-сообществу. Она сообщает, что НПО предоставили MIES список из 100 представителей транс-сообщества, находящихся в условиях крайней нищеты, чтобы их включили в перечень получателей выплаты по случаю чрезвычайных обстоятельств [исп] в условиях пандемии — ваучеров по 120 долларов для 950 тысяч человек. Однако никто из списка так и не получил помощи.

В Эквадоре солидарность в первую очередь проявляется внутри самого транс-сообщества. Рашель Эрасо с помощью Whatsapp обсудила сложившуюся ситуацию и запланированные эквадорским транс-сообществом действия с автором Global Voices Карлосом Флоресом. Интервью сокращено и отредактировано для ясности.

 Карлос Флорес (КФ): Как обстоят дела транс-сообщества во времена пандемии?

Rashell Erazo (RE): Desde el 16 de marzo que comenzó el estado de excepción (vía decreto ejecutivo) se podría decir que la pandemia ha venido a visibilizar más la invisibilización de la población trans. Esto en todos los contextos que nos engloban como la pobreza extrema y la supervivencia laboral (el subempleo), alrededor de lo que nosotras transitamos que son el trabajo sexual, la peluquería y labores manuales. Por decreto ejecutivo han sido consideradas como no esenciales y esto ha vulnerado cada uno de los espacios de supervivencia de la población trans, obligándonos a violar el decreto ejecutivo porque no era posible continuar [acatando al decreto], al cabo de un mes del estado de excepción, sin tener el sustento diario. Es dramático. Hay personas que dicen que todos estamos siendo comparados, pero no se puede comparar una población con un perfil de alta vulnerabilidad y exclusión que vivimos con el resto de población cisgénero y heterosexual.

Рашель Эрасо (РЭ): Начиная с 16 марта, когда объявили о чрезвычайном положении (постановлением исполнительной власти [исп]), пандемия, можно сказать, сделала более видимой невидимость транс-сообщества. Это проявилось во всех окружающих нас контекстах, таких как крайняя нищета и трудовое выживание (неполная занятость), которое для нас часто значит работу в таких сферах, как секс-индустрия, парикмахерские услуги и ручной труд. Постановлением исполнительной власти эти сферы были признаны несущественными, что нанесло ущерб всем местам выживания транс-населения, заставив нас нарушать закон, потому что продолжать [соблюдая его] было невозможно, после месяца самоизоляции и без средств на ежедневное пропитание. Ситуация жёсткая. Некоторые люди говорят, что мы все в равном положении, но нельзя сравнивать группу населения с таким высоким уровнем уязвимости и исключения [из общественных процессов — прим. пер.], как у нас, с остальным цисгендерным и гетеросексуальным населением.

КФ: В конце марта пандемия поразила Гуаякиль. Как с этим справилось транс-сообщество?

RE: Nosotros hemos tenido contactos fraternos con los grupos LGBTI, como Plan Diversidad o Casa de las Muñecas. Creo que la situación de las compañeras ha sido dramática. En principio tuvieron que resistir con todas sus fuerzas para acatar el Estado de Excepción por la gravedad que implica el azote de la pandemia y la proyección brutal de la curva de contagio. En Guayaquil hubo formas de solidaridad entre nosotras, ya que esperar que el Estado reconozca los convenios internacionales, como el exhorto de la CIDH indicando que en esta pandemia el Estado debe considerar a las poblaciones LGBTI como atención prioritaria, eso no ha ocurrido. No tenemos conocimiento que se haya registrado un alto número de compañeras que se hayan afectado. De hecho no podemos ni siquiera saber cuántas compañeras trabajadoras sexuales, no solo en Guayaquil sino en las principales ciudades, puedan estar contagiadas con Covid. El acceso a las pruebas es prácticamente nulo para la comunidad LGBTI.

РЭ: Мы поддерживали братские связи с ЛГБТИ-группами, такими как Plan Diversidad (Проект Разнообразие) и Casa de las Muñecas (Кукольный домик). Думаю, что положение было суровым для секс-работниц. Вначале им пришлось бороться изо всех сил, чтобы соблюсти правила чрезвычайного положения, ввиду серьезности удара пандемии и резкого роста кривой заражения. В Гуаякиле между нами были налажены формы внутренней солидарности, так как ожидания, что государство признает международные соглашения, такие как ходатайство МКПЧ, указывающее, что во время этой пандемии государство должно уделить приоритетное внимание помощи сообществам ЛГБТИ, не оправдались. Мы не уверены, было ли зафиксировано высокое число случаев среди секс-работниц. Мы даже не уверены, сколько секс-работниц могли заразиться COVID в Гуаякиле и крупных городах. У ЛГБТИ-сообщества почти нет доступа к тестам.

КФ: Какие действия вы собираетесь предпринять по отношению к государству, чтобы была выработана специальная политика для транс-сообщества, учитывая, что, по прогнозам, пандемия продлится еще несколько месяцев? 

RE: Se hacen acciones paliativas como entregar un kit de alimentos que a veces soluciona temporalmente el problema de alimentos de las compañeras, pero esa no es responsabilidad nuestra como organizaciones de la sociedad civil sino del Estado. Hay que estar muy claros que es el Estado el que tiene la responsabilidad por velar en el tema de ayuda humanitaria y de facilitar la subsistencia de las personas. Tenemos un alto índice de desempleo entre las que nos contamos las mujeres trans y que el Estado limite el derecho de poder realizar el trabajo sexual callejizado, pues, lógicamente estaríamos pensando en juntarnos con organizaciones que manejan el tema legal.

Podríamos estar articulando algún tipo de acción contra el Estado, primero, por mantener en la indefensión total a las poblaciones de atención prioritaria, no atenderlas, especificados en los lineamientos nacionales e internacionales. Si por estos 60 días que ha decretado el gobierno puede volver a recrudecerse el tema de la limitación de derechos, de movilidad y demás, nosotras creeríamos que podríamos optar por una demanda internacional ante la Corte Interamericana de Derechos Humanos porque es una evidente violación del derecho al trabajo, al alimento, a la movilidad. El Estado, y concretamente el Gobierno de Ecuador, no puede seguir ignorando a las poblaciones históricamente maltratadas y que seguimos en resistencia. Hay instrumentos legales que nos amparan.

РЭ: Предпринимаются паллиативные меры, такие как доставка продуктовых наборов, которые иногда на время устраняют такие проблемы, как нехватка еды у секс-работниц, однако эта задача должна решаться не нами как организациями гражданского общества, а государством. Мы должны четко понимать, что государство несет ответственность за регулирование вопроса гуманитарной помощи и обеспечения существования людей. У нас высокий уровень безработицы среди транс-женщин, и государство ограничивает нас в правах на уличную секс-работу, поэтому, что логично, мы задумались о том, чтобы объединиться с юридическими организациями.

Мы могли бы предпринять какие-то действия против государства, в первую очередь из-за отсутствия надлежащей защиты приоритетных групп населения, указанным в национальных и международных руководствах, отсутствия помощи для них. Если в течение этих 60 дней с момента выхода постановления о чрезвычайной ситуации смогли обостриться темы ограничения прав, на свободу передвижения и другие, мы думаем, что могли бы обратиться с международным иском в Межамериканский суд по правам человека, так как это явный случай нарушения прав на работу, социальное обеспечение и передвижение. Государство, и конкретно правительство Эквадора, не может продолжать игнорировать группы населения, которые исторически принижались, а мы продолжаем сопротивляться. Существуют юридические инструменты, которые защитят нас.

Эрасо продолжает борьбу вместе с другими организациями, чтобы государство исполнило свою обязанность заботиться о сообществе ЛГБТКИ+. «Мы не уязвимы [по своей сути], это государство делает группы населения уязвимыми», — заключает она.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо