Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Первая чешская биография Милана Кундеры: очередная публичная расправа на родине писателя?

Слева направо: перевод произведения Кундеры на турецкий, его первая биография на чешском, написанная Яном Новаком, а также перевод его книги на китайский. Фото сделано Филипом Нубелем, использовано с разрешения автора.

В свой 91 год чешско-французский писатель Милан Кундера обладает культовым статусом среди миллионов читателей по всему миру. Однако в Чешской Республике автор не пользуется большой популярностью, наоборот — его часто обвиняют в презрении к собственной родине и в сотрудничестве с органами государственной безопасности коммунистической эпохи. Его первая биография на чешском языке — содержание которой с самим Кундерой не согласовывалось — была издана в Чехии в конце июня, возродив национальные споры о его противоречивой личности.

Миф о Милане Кундере

Портрет Милана Кундеры, снятый Elisa Cabot, лицензия CC BY-SA 3.0

Милана Кундеру часто называют идеальным примером центрально-европейского писателя XX века: он вырос в Чехословакии, пережил Вторую мировую войну, присоединился к Коммунистической партии, изучал литературу и кино, поддерживал коммунистическую идеологию, но позже в ней разочаровался, и в конце концов бежал во Францию — страну, где он в 1981 году получил гражданство.

Среди его работ — 10 романов, сборник рассказов, четыре пьесы и большое количество эссе и стихотворений. Хотя начинал он писать по-чешски, в изгнании он постепенно перешел на французский, и сейчас сам себя считает французским писателем.

Восхождение Кундеры на Западе было блистательным: в выпуске Literary Review от 1985 года [анг] писатель и литературный критик Ольга Карлайл без колебаний написала следующее:

In the 1980s, Milan Kundera has done for his native Czechoslovakia what Gabriel Garcia Márquez did for Latin America in the 1960s and Solzhenitsyn did for Russia in the 1970s. He has brought Eastern Europe to the attention of the Western reading public, and he has done so with insights that are universal in their appeal.

В 1980-х годах Милан Кундера сделал для своей родной Чехословакии то же, что Габриэль Гарсиа Маркес сделал для Латинской Америки в 1960-х и Солженицын для России в 1970-х. Он привлёк внимание западной публики к Восточной Европе и сделал это благодаря идеям, универсальным в своей привлекательности.

В одном из его самых знаменитых романов под названием «Невыносимая легкость бытия» (Nesnesitelná lehkost bytí) идет речь о дамском угоднике и его многочисленных любовных историях; роман представляет собой размышление об отношениях и эротике. В нем также упоминается вторжение советских войск в Чехословакию в 1968 году, после которой Кундера бежал из своей страны, в 1975 году попросив убежища во Франции.

В 1988 году роман был экранизирован американским режиссером Филипом Кауфманом, что также поспособствовало мировой известности Кундеры:

Кундера достиг мировой аудитории благодаря многочисленным переводам на более чем 40 языков [фр], и многие успешные писатели называют его своим источником вдохновения. Кундера также неоднократно номинировался на Нобелевскую премию [анг] по литературе.

Однако существует одна страна, где Кундере далеко до признания важным литературным деятелем: Чешская Республика.

Никакой пророк не принимается в своем отечестве

С того момента, как в 1975 году Кундера начал писать на французском, он провел черту между собой и Чехословакией. И хотя большинство чешских писателей вернулись из изгнания — по крайней мере в качестве гостей [анг] после падения коммунистического правительства в 1989 году, — Кундера нанес своей родине визит только в 1996 году.

С тех пор он всегда посещал страну инкогнито — и хорошо известно, что он всегда отказывается давать какие-либо интервью прессе. Он также воспрещал или откладывал издание своих книг на чешском. Его знаменитый роман «Жизнь не здесь» был впервые издан [чеш] на чешском в 2016 году, через 43 года после публикации [анг] во Франции.

Жан-Доминик Бриер, автор его первой биографии на французском, изданной в 2019 году, так объяснил, что большинство чехов думают о Кундере, в интервью [фр] «Радио Прага» в мае 2019 года:

J’ai l’impression qu’une partie des Tchèques, des intellectuels entre autres, lui reprochent premièrement son passé communiste et deuxièmement, le fait d’être complètement invisible même après la révolution de Velours : de ne participer à rien…alors qu’il aurait pu être un grand homme dans son pays.

Мне кажется, что некоторые чехи, включая интеллектуалов, обвиняют его в первую очередь за его коммунистическое прошлое, а во-вторых — за практическую невидимость даже после Бархатной революции — за то, что он не принимал участия ни в чём… хотя он мог бы стать важной фигурой в своей стране.

Заявления и поведение Кундеры только усилили стереотип, разделяемый многими в Чешской Республике, что изгнанники «легко отделались», ведь им не пришлось перенести годы цензуры, отсутствия товаров первой необходимости и запретов на выезд из страны во времена коммунизма.

Но главный удар по имиджу Кундеры в Чехии пришелся на ноябрь 2008 года, когда самое влиятельное еженедельное издание в стране Respekt опубликовало довольно сенсационалистскую, но основанную на хорошей исследовательской работе статью [анг] с заявлениями о наличии доказательств того, что Кундера сотрудничал со Службой Государственной безопасности Чехословакии, донося на критиков режима.

Эта новость вызвала международный скандал — несколько лауреатов Нобелевской премии осудили статью [анг] как кампанию ненависти против Кундеры, который отверг обвинения [анг], но отказался дать объяснения и предпочел не предъявлять иск изданию.

Вторая фаза охоты на ведьм?

В последние два года дебаты вокруг Кундеры возобновились. В конце 2019 года Кундера пригласил в свою парижскую квартиру премьер-министра Чехии Андрея Бабиша, которого многие считают коррупционером, в отношении которого уже не первый год Европейский союз ведет расследование [анг] по обвинениям в конфликте интересов и растрате европейских фондов.

Вскоре после этого визита Кундера получил чешское гражданство [анг] — прежнего чехословацкого гражданства он лишился в 1979 году по приказу коммунистических властей в Праге.

Хотя мало кто готов спорить с тем, что Кундера заслуживает получения чешского паспорта, условия, при которых это было достигнуто, нанесли еще один удар [чех] по его публичному имиджу в стране, поскольку Бабиш, как полагают, был агентом [анг] Службы Государственной безопасности Чехословакии.

Я рад, что инициировал это [предоставление чешского гражданства Кундере] год назад, и я ценю тот факт, что я смог это сделать.

Публикация 26 июня его первой биографии на чешском языке, написанной Яном Новаком и названной «Kundera Český život a doba» («Кундера: чешская жизнь в те времена»), рассказывает о жизни писателя вплоть до 1975 года, когда он еще жил в Чехословакии. Понятно, что эта книга стала сенсацией. Книжные обозреватели, литературные критики и СМИ уже взвесили её неоднозначные стороны.

Новак, который сам много лет жил в изгнании в Чикаго и потратил на сбор материала для книги четыре года, 26 июня дал 25-минутное видеоинтервью интернет-телеканалу DVTV [чех], во время которого обвинил Кундеру во «лжи о своей биографии» и в создании для себя образа «жертвы», тогда как фактически он извлек выгоду из коммунистической системы. За время работы над книгой Новак ни разу не встречался с Кундерой.

Кундера никогда не отрицал, что верил в коммунизм: в 1954 году он написал длинное стихотворение «Poslední Máj» [чех] («Последний май») с восхвалениями коммунистического героя Юлиуса Фучика. В 1963 году он также был удостоен [чех] Государственной премии имени Клемента Готвальда за пьесу «Владелец ключей» (Majitelé klíčů). Тогда для этой высшей награды отбирались только самые преданные партии деятели искусств. Но с тех пор Кундера дистанцировался от этих произведений и не упоминает их в своем списке опубликованных книг.

Павел Косатик, крупный эссеист и эксперт по чешской идентичности, отреагировал на книгу Новака 17 июня в Facebook:

Z víceméně stejných zdrojů jsem vyčetl něco úplně jiného než Novák, což je normální, ale proč musí mít černobílý hnojomet 900 stran, jsem nepochopil. Ta kniha je tou monotónností až komická: kdykoli se má nějak vysvětlit nějaký další Kunderův čin, Novák vybere vysvětlení padoušské. Když mě někdo štve (protože tohle je téma Novákovy knihy), proč to nestačí říct jednou větou?.Proč hned tzv. literatura.

Я читал в значительной степени те же источники, но мой вывод сильно отличается от того, к которому пришел Новак, что нормально, но я не понимаю, зачем тратить на подобную трепку 900 страниц. Эта книга настолько монотонна, что становится комичной: всякий раз, когда ему нужно объяснить действие Кундеры, Новак принимает решение вывести его злодеем. Когда я злюсь на кого-то (потому что это тема книги Новака), разве не достаточно одного предложения, чтобы сказать это? Зачем писать так называемую книгу.

Ондржей Штиндл (Ondřej Štindl) написал длинную статью для Týdeník Echo  под названием «Další kolo bitvy o Kunderu» (Следующий раунд битвы при Кундере):

Optimista může chovat naději, že jednou zdejší debata o Milanu Kunderovi překoná tu mnoho let trvající neurotickou fázi. Také je možné, že čas střetů a slovních válek vystřídá doba zapomnění a lhostejnosti. Bylo by to hořké a groteskní, svým způsobem i docela kunderovské.

Оптимист всё еще может надеяться, что наступит то время, когда споры вокруг Милана Кундеры преодолеют длительную невротическую фазу. Возможно также, что за временем столкновений и словесных войн последует время забвения и безразличия. Это было бы горько и гротескно, что, по-своему, очень похоже на Кундеру.

Перевод: Дана Сейтова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо