Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Сделано в Китае: детали драконовского Закона о национальной безопасности в Гонконге

Правительство Гонконга на пресс-конференции, посвящённой Закону о национальной безопасности. Фото Stand News.

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного.]

Текст нового Закона о государственной безопасности Гонконга был впервые опубликован в открытом доступе 30 июня в 23:00 по местному времени. Закон не проходил через рассмотрение законодательным советом Гонконга (LegCo) и немедленно вступил в силу.

Нормативный акт настолько неоднозначно описывает 4 типа уголовных преступлений — раскол, свержение власти, терроризм и заговор с иностранными государствами, — что в этот перечень могут попасть целый ряд высказываний и протестов.

Максимальная мера наказания за вышеупомянутые преступления — пожизненное заключение.

Исполнение закона входит в компетенцию Китая, и во время проводимых в Гонконге операций агентства по безопасности с материка не обязаны соблюдать местное законодательство. По этой причине многие утверждают, что соглашение «Одна страна, две системы» больше не соблюдается.

Ключевые СМИ разработали пояснения к закону для граждан.

В этой статье будут рассмотрены некоторые из вопросов, вызывающие наибольшее опасение, исходя из публикаций в Twitter.

Экстерриториальная юрисдикция

Как и многие жители Гонконга, журналистка из Китая Бетани Аллен-Эбрахимиан была озадачена статьёй 38 закона:

Боже мой, может я чего-то не поняла???

Статья 38: закон относится к лицам, НЕ имеющим статуса резидента Гонконга и совершающим преступления, описанные в законе, ВНЕ территории Гонконга.

Получается, Пекин таким образом даёт себе право преследовать… любого жителя планеты?

Действительно, согласно статье 38, любое физическое лицо, которое поддержало протесты за независимость в Гонконге, может попасть под действие этого закона при въезде на территорию Китая, включая Гонконг и Макао.

Бо́льшая часть людей, о которых идёт речь в законе, — это граждане Китая и Гонконга, живущие за пределами родных стран и имеющие заграничные паспорта. Иностранные организации и граждане иностранных государств также могут попасть под действие закона, если окажется, что они совершили любые из пяти преступлений, описанных в статье 29:

  • ведение войны или угрозы по применению силы для подрыва суверенитета Китая, его сплочённости и территориальной целостности;
  • создание серьёзных препятствий по разработке и исполнению законов в Гонконге и Китае;
  • подтасовка и ведение подрывной деятельности на выборах в Гонконге;
  • применение санкций или ограничений, либо ведение любой другой враждебной деятельности против Гонконга и Китая;
  • разжигание незаконными путями ненависти среди жителей Гонконга по отношению к жителям Гонконга и Китая.

В связи со сложившейся ситуацией Канада, двое граждан которой были посажены в тюрьму за ведение шпионажа в Китае, выпустила предупреждение для своих граждан о визитах в Гонконг:

#Гонконг: первого июля вступил в силу Закон о национальной безопасности. С высокой вероятностью вас могут незаконно содержать под арестом на основании соблюдения государственной безопасности и экстрадировать на материк в Китай.

Неоднозначные толкования и уголовная ответственность за протесты против правительств Гонконга и Китая

По всему закону прослеживаются неоднозначные толкования преступлений. К примеру, нанесение телесных повреждений и вандализм на частной и общественной территории могут быть рассмотрены как террористические действия, исходя из статьи 24.

Как было отмечено в сообщении Amnesty International, значение словосочетания «национальная безопасность» в новом законе настолько туманно, что никому до конца не понятно как и когда закон может быть нарушен.

Неоднозначное толкование закона может привести к тому, что онлайн-высказывания будут считаться незаконными. К тому же значение словосочетания «разжигание ненависти» может быть широко интерпретировано как распространение слухов о вооружённых силах Гонконга, как сообщил на пресс-конференции пекинский заместитель председателя по управлению Гонконгом и Макао Чжан Сяомин.

Журналист гонконгской газеты Citizen News Алвин Лам написал в Twitter:

Главные новости: заместитель председателя по управлению Гонконгом и Макао Чжан Сяомин отметил, что распространение слухов о поведении полиции на станции метро Prince Edward 31 августа прошлого года может расцениваться как разжигание ненависти против полиции. Следовательно, это нарушает новый закон о национальной безопасности.

Исходя из этого толкования, многие политические слоганы, как, например, популярный слоган «Продажные полицейские, пусть вся ваша семья сдохнет!» (黑警死全家!), который осуждает насилие со стороны полиции на протестах, может быть расценён как подрыв государственной безопасности.

Вседозволенность во время операций секретных служб

Как ранее стало известно, Пекин планирует организовать в Гонконге подразделение по государственной безопасности (ПГБ), чтобы следить за соблюдением принятого закона, собирать и анализировать сведения, предоставленные разведкой государственной обороны, и заниматься расследованием преступлений, нарушающих национальную безопасность (статьи 48 и 49).

Всё же многие были шокированы, узнав, что статья 60 выводит из-под действия местных законов секретные службы Пекина на время исполнения ими профессиональных обязанностей:

Вы только вдумайтесь — подразделение по государственной безопасности создаёт отдел секретной службы в Гонконге, который не подчиняется законам Гонконга. Они не ограничены в своих действиях, могут просто показать своё удостоверение местным правоохранительным органам и безнаказанно уйти. Возможности для злоупотребления безграничны.

В то же время, статья 55 даёт подразделению по государственной безопасности власть вершить правосудие по следующим трём категориям обстоятельств:

  • когда дело затрагивает иностранное государство или иностранное лицо;
  • когда местные правоохранительные органы не способны объективно привести закон в исполнение;
  • когда дело серьёзно угрожает соблюдению национальной безопасности.

После перехода дела под юрисдикцию подразделения по государственной безопасности Верховная народная прокуратура Китая вправе выбирать «подходящих прокуроров» для ведения расследования, а Верховный народный суд — «подходящих судей» для проведения судебного разбирательства.

Закон также в значительной мере расширяет полномочия местных гонконгских органов власти, отвечающих за безопасность.

Закон требует от правительства Гонконга организации трёх новых структур по государственной безопасности: комитета по сохранению государственной безопасности (КСГБ), отдела по государственной безопасности при полиции Гонконга и профильного подразделения прокуратуры в Министерстве юстиции.

Стоит отметить, что в статье 16 упоминается о том, что глава отдела по государственной безопасности гонконгской полиции обязан «соблюдать правила неразглашения», а это значит, что он не должен делать никаких заявлений при публичных расследованиях, включая расследования Законодательного совета.

Также важно, что отдел по государственной безопасности сможет нанимать квалифицированных сотрудников и технический персонал за пределами Гонконга, вероятнее всего из Китая.

Тайное судебное разбирательство станет законной практикой, так как статья 46 даёт министру юстиции широкие полномочия по принятию решений. В частности, в каких случаях дело будет рассматриваться в Высшем суде без присяжных в целях защиты государственных секретов, когда в деле участвуют иностранные лица или государства, как будут решаться вопросы личной безопасности присяжных и членов их семьи и др.

Никакой государственный орган, даже законодательное собрание, не вправе оспаривать решения комитета по сохранению государственной безопасности, так как статья 14 закона гарантирует комитету полную неприкосновенность с юридической точки зрения.

Резкое снижение судебной независимости

Многие профессора права отметили, что новый закон негативно скажется на судебной практике по нормам общего права в Гонконге, так как власть интерпретировать закон находится в руках постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей, согласно статье 65 закона. Правозащитник из Гонконга Энтони Дапиран объясняет ситуацию простым языком:

Что значит закон о национальной безопасности для правовых норм Гонконга? Нам представлен уголовный закон с пожизненным высшим наказанием, который ни один гонконгский правозащитник или судья не может однозначно истолковать, применить или дать относительно этого закона совет. Вы только вдумайтесь.

Даже без прямого вмешательства Пекина власть верховного судьи Гонконга значительно минимизирована, так как, исходя из статьи 44 закона, глава округа может лично назначать судей, которые будут вести судебные дела о национальной безопасности.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо