Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Эквадор: почему в период карантина сложнее уйти от жестокого партнера

Цикл насилия. Фото из женского приюта Casa de Refugio Matilde в Кито, Эквадор. Используется с разрешения.

Этот материал — первая часть репортажа автора о женщинах, страдающих от насилия в период изоляции. Вторая часть доступна по ссылке [анг].

Элиза (имя изменено) — эквадорка 41 года, имеющая степень магистра и собственный бизнес, подвергается насилию со стороны своего партнёра. Хотя почти половина женщин Эквадора [исп] сталкивается с этим видом насилия как минимум раз в жизни, Элиза считает, что абьюзивные отношения малопонятны людям, которые через не прошли через подобное. Об этом она рассказала в телефонном интервью Global Voices:

Me dicen: ‘Solo déjalo’, pero no funciona así. Quien no ha pasado por esto no siempre entiende por qué es tan difícil dejar a una pareja violenta, y estos comentarios solo hacen que me sienta juzgada y deje de contar lo que me pasa. Yo he intentado separarme de mi pareja algunas veces, pero él se convirtió en el centro de mi universo. Por eso, a pesar de todo, sigo con él.

Мне говорят: «Просто уйди от него». Но это так не работает. Тот, кто не проходил через это, не может понять, почему так сложно уйти от партнёра-насильника. Подобные комментарии только заставляют меня чувствовать чужое осуждение и больше не делиться тем, что со мной происходит. Я уже несколько раз пыталась расстаться с ним, но он стал центром моей вселенной. Вот почему, несмотря ни на что, я остаюсь с ним.

Эстебан Ласо, психотерапевт и социальный психолог, объясняет, что сложности, о которых говорит Элиза, испытывают все. Разрыв отношений с насильником — комплексный процесс [исп], который может занимать годы и, в среднем, от 5 до 7 попыток. По мнению Ласо, разрыв любых отношений (не только абьюзивных) всегда обходится дорого, но насилие — один из факторов, которые значительно усложняют расставание.

Протокол помощи женщинам-жертвам насилия в Эквадоре. Опубликовано на странице Facebook Surkuna [исп].

Эти трудности могут усугубляться во время кризисов, таких как пандемия, которую мы переживаем. Эквадор уже больше месяца закрыт на карантин [исп] с комендантским часом с 14:00 до 05:00. Лили Родригес, президент Эквадорского центра содействия и поддержки женщин, CEPAM [исп], считает, что ситуация с домашним насилием может ужесточаться в таких условиях. Из-за карантина сложнее как обратиться за помощью, так и предложить поддержку.

Родригес добавляет, что эмоциональное отделение — обязательное требование для физического расставания, но этого сложно достичь, проводя с партнёром всё время. Элиза считает, что эта эмоциональная зависимость [исп] — главная причина, которая держит женщину рядом с партнёром:

Se piensa que solo es cuestión de tomar la decisión, pero no. Yo he decidido irme algunas veces, y he estado en terapia mucho tiempo, pero los hombres violentos son excelentes manipuladores y tienen mucha experiencia en hacer que te aferres a ellos. Esto hace muy complicado deshacer el lazo emocional que te ata a esa persona. Tú sabes que lo que te están haciendo está mal y que estás en peligro, pero tu dependencia hacia ellos es más fuerte.

Считается, что вся проблема заключается только в принятии решения, но нет. Я несколько раз решалась уйти, много времени проводила в терапии, но мужчины-абьюзеры — прекрасные манипуляторы и умело привязывают к себе. Из-за этого ещё сложнее разрушить эмоциональную ловушку, в которую ты попала. Ты знаешь, что то, что с тобой делают, ужасно, что ты в опасности, но зависимость от насильника намного сильнее этого понимания.

Ласо указывает, что мы склонны полагать, что руководствуемся разумом, принимая решения. Однако это предположение ошибочно:

El fundamento de las relaciones humanas es el amor. Sin amor nos morimos, entonces haremos lo que haga falta para evitar la pérdida de relaciones afectivas importantes, incluso si esto implica sacrificarse uno mismo. Por eso, la primera pregunta que se hace una mujer en una relación violenta no es si la debe abandonar o no, sino si su pareja puede cambiar.

Основа человеческих отношений — это любовь. Без любви мы умираем, поэтому готовы сделать всё, чтобы избежать потери важных эмоциональных отношений, чего бы это нам ни стоило, даже если это заставляет нас жертвовать собой. Поэтому первый вопрос, который задаёт себе женщина, находящаяся в отношениях с насильником, заключается не в том, должна ли она бросить партнера или нет, а в том, может ли он измениться.

Соледад Авила, клинический психолог и научный директор эквадорского фонда Azulado [анг], добавляет, что часто абьюз начинается с психологического насилия, которое сложнее распознать [исп], и влияет на самооценку жертвы, мешая ей без потерь выйти из отношений. По мнению Соледад, к этому стоит добавить, что агрессор не ведет себя жестоко постоянно, бывают и позитивные моменты, когда он декларирует «вечную любовь» и обещает измениться. Этот цикл порождает жёсткие связи, которые трудно разорвать.

Рекомендации CEPAM. Больше советов [исп] на странице организации в Facebook.

Боязнь, что насилие усугубится, если женщина объявит партнёру об уходе, также тормозит этот процесс. Во время карантина этот страх только растёт, так как ограничения передвижения усложняют поиск и оказание помощи в случае угрозы. Однако Родригес поясняет, что в Эквадоре даже в период изоляции разрешено выходить и просить помощи в случае возникновения непосредственной опасности.

Авила добавляет, что культурные нормы, которые поддерживают структуру насилия, также оказывают своё влияние:

Se promueve una posición pasiva de la mujer. Esto nos lleva a aguantar y pensar que, con paciencia, vamos a lograr que nos traten bien. Muchas veces no notamos estas ideas porque están muy arraigadas en la sociedad.

Женщинам рекомендуется быть пассивными. Это заставляет нас терпеть и считать, что за это терпение к нам будут хорошо относиться. В большинстве своём мы даже не замечаем эти идеи, потому что они слишком укоренились в обществе.

Культурные нормы переплетаются с экономическими и структурными факторами. Например, существует неравенство [исп], которое ставит женщину в невыгодное положение и экономическую зависимость. Это часто означает, что женщины не могут разорвать отношения, если у них нет денег для себя и детей, учитывая, что ответственность за уход за детьми обычно ложится на женщин. Карантин снижает возможности для зарабатывания средств.

С другой стороны, несмотря на то, что в Эквадоре существуют нормы и протоколы по оказанию помощи жертвам насилия [исп], Авила отмечает недостаток осведомленности об этой проблеме среди профессионалов в таких областях, как здравоохранение и судебная сфера. В случае Элизы:

Aparentemente tienes apoyo legal, pero existen muchas trabas que te desaniman. Cuando mi pareja me pegó por primera vez, fui a denunciarlo, pero fue terrible. El abogado me dijo: “Si vas a poner la denuncia tienes que seguir hasta el final y no puedes volver con él”. Yo no estaba lista para eso. Lo que te deberían decir es: “Tu vida está en peligro. Vamos a poner la denuncia juntos y vas a tener un acompañamiento psicológico y legal para que tú culmines este proceso”, pero te asustan en vez de darte este soporte.

Вроде бы у тебя есть юридическая поддержка, но в реальности существует много препятствий, которые лишают тебя мужества. Когда мой партнер ударил меня в первый раз, я собиралась написать на него заявление, но это превратилось в кошмар. Адвокат сказал: «Если ты собираешься подать иск, надо идти до конца, ты не можешь вернуться к нему». Я не была к этому готова. По идее, тебе должны в этот момент сказать: «Твоя жизнь в опасности. Мы вместе подадим иск, и тебе окажут психологическую и юридическую поддержку, чтобы помочь пройти этот путь до конца». Но вместо того, чтобы дать эту поддержку, тебя запугивают.

Родригес приходит к следующему выводу: чтобы справиться с этими трудностями, требуются коллективные усилия, и карантин демонстрирует необходимость новых механизмов для объединения:

Es fundamental que las mujeres no se sientan solas en el confinamiento; que sepan que estamos unidas de diferentes maneras, y que esta unión nos fortalece. Así, seguimos tejiendo hilos de solidaridad que aumentan nuestra resistencia colectiva hoy y siempre.

Необходимо, чтобы женщины не чувствовали себя одиноко во время изоляции, чтобы они знали, что мы вместе по целому ряду направлений, и что эта сплочённость нас укрепляет. Таким образом, мы поддерживаем солидарность, которая расширяет наше коллективное сопротивление сегодня и навсегда.

В России 30 марта 2020 года неправительственной организацией «Зона права» [рус] была открыта «горячая линия» для жертв домашнего насилия. Обратиться можно по номеру +7 (917) 897-60-55 (Whatsapp, Telegram).

Всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия: 8 (800) 7000 600.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо