Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Технологические гиганты Кремниевой долины создают интернет-инфраструктуру в Африке. Нужно ли Африке беспокоиться?

Компьютерный тренинг для молодежи в Библиотеке Масифумелеле в Южной Африке. 8 апреля 2013 г. Автор фотографии Beyond Access на Flickr/CC BY-SA 2.0.

[Все ссылки в тексте — на английском языке, если не указано иное.]

С 1990-х годов телекоммуникационными компаниями, государствами и различными организациями на внутреннем и международном уровнях предпринимались попытки улучшения интернет-инфраструктуры на Африканском континенте.

Однако Африка по-прежнему сохраняет самый низкий уровень проникновения интернета: менее 40 процентов по сравнению со средним мировым показателем в 58 процентов. Только семь африканских стран вошли в топ-100 рейтинга Индекса сетевой готовности 2019 года — и ни одна из них не вошла в топ-70.

Сейчас технологические гиганты Кремниевой Долины (такие как Google и Facebook), расположенные в Калифорнии, США, больше всех инвестируют в интернет-инфраструктуру Африки. Что же поставлено на карту для этих корпораций, так стремящихся занять лидирующее положение в строительстве цифрового будущего Африки?

До появления этих технологических гигантов в Африке осуществлялись и другие инфраструктурные проекты в области интернета, направленные на расширение возможностей подключения к сети для всех африканцев. Например, Африканский союз учредил программу «Электронная Африка», Агентство США по международному развитию (USAID) выделило 15 млн долларов США в рамках своего проекта Leland, Африканский банк развития поддержал создание Восточноафриканской подводной кабельной системы, а Всемирный банк выделил около 424 млн долларов.

Все проекты преследовали общую цель создания особой инфраструктуры интернета, соединяющей все африканские страны друг с другом и с остальным миром посредством как уже существующих, так и готовящихся к прокладке подводных и наземных кабельных систем.

В Африке самый быстрый на данный момент рост индекса проникновения мобильных телефонов, что делает этот континент привлекательным для инвестирования глобальных технологических компаний, таких как Google и Facebook.

В Африке лидируют технологические компании Кремниевой долины

На протяжении многих лет частные компании — в основном в сфере телекоммуникаций — стимулировали расширение интернет-инфраструктуры на континенте, но в последнее время здесь лидируют многомиллиардные технологические компании Кремниевой долины. Google — первая технологическая, а не телекоммуникационная компания, которая не только инвестировала в высокочастотную подводную кабельную систему, но и протянула частный межконтинентальный кабель.

В 2011 году Google запустила внутренний проект CSquared по созданию городских оптоволоконных сетей, которые арендуются операторами мобильной связи и интернет-провайдерами (ISPs) по оптовой модели.

Проект — теперь это уже независимая и коммерчески ориентированная компания — сотрудничает с Mitsui & Co. (Япония), Convergence Partners (Южная Африка) и Международной финансовой корпорацией (IFC, World Bank Group) в рамках консолидированного фонда в размере 100 млн долларов, предназначенного для инвестирования в инфраструктуру широкополосного интернета в Африке.

В настоящее время технологическая компания работает с более чем 890 километрами волокна в городах Кампала и Энтеббе в Уганде; более 1070 километрами волокна в трех городах Ганы и 180 километрами в Монровии, Либерия.

Google также управляет своими собственными частными интернет-инфраструктурными проектами в Африке, включая Loon [рус], который в настоящее время работает в Кении, и Equiano (назван в честь нигерийского писателя и бывшего раба Олауды Эквиано) — подводную оптоволоконную интернет-инфраструктуру, которая соединит Африку и Европу после завершения строительства в 2021 году.

Судя по всему, Google намерен выиграть гонку по инвестированию в инфраструктуру в Африке, но Facebook также не отстаёт, даже несмотря на неудачные попытки использовать дроны с солнечными батареями [рус] для обеспечения доступа в интернет.

Facebook также использовал альтернативные варианты подключения африканцев к интернету через своё приложение Freebasics. С помощью приложения было налажено сотрудничество с телекоммуникационными провайдерами в развивающихся странах, чтобы позволить пользователям получить доступ к заранее выбранному количеству сайтов (в том числе и Facebook), без использования каких-либо дополнительных данных. Freebasics был запрещён в Индии и подвергся резкой критике со стороны гражданского общества, включая Global Voices [рус], за то, что являлся средством сбора пользовательских данных и фактически не подключал «неподсоединённых» пользователей к интернету.

В прошлом Facebook в основном фокусировался на использовании существующих интернет-инфраструктур в странах с развитой экономикой, а не на инвестировании в новые. Например, Facebook сотрудничал с организацией Internet Society, чтобы предоставить доступ в интернет сельским общинам в Африке с помощью точек обмена интернет-трафиком (IXPs) — это точки доступа, где несколько местных и международных сетей, интернет-провайдеры и контент-провайдеры соединяют свои сети, не пользуясь сторонними.

Компания также реализовала проект Express Wifi Project в Африке, где Facebook предоставляет комплексную платформу Wi-Fi, которую его партнёры (операторы связи) могут использовать для улучшения управления и расширения их услуг по доступу к Wi-Fi местным сообществам.

В 2013 году Марк Цукерберг написал в своём эссе [рус] об экономической нецелесообразности инвестиций в создание интернет-инфраструктуры в развивающихся странах:

Although the cost of building and maintaining networks made it prohibitively expensive to provide full internet access to everyone in the world, a focused effort on reducing the cost of delivering data and building more efficient apps would make it economically feasible to provide a set of basic online services for free to those who could not afford them.

Хоть затраты на создание и поддержание сетей делают непомерно дорогим предоставление полного доступа к интернету для людей по всему миру, целенаправленные усилия по снижению стоимости доставки данных и созданию более эффективных приложений сделают экономически целесообразным предоставление набора основных онлайн-услуг бесплатно тем, кто не может себе их позволить.

Тем не менее, Facebook уже выделила несколько миллионов долларов на создание инфраструктуры интернета в развивающихся странах, включая Африку. Цукерберг понимал, что для того, чтобы «обыграть» Google в этой гонке, нужно быть настоящим спортсменом.

В прошлом году Facebook совместно с Main One построил 750-километровую наземную волоконно-оптическую интернет-инфраструктуру открытого доступа в Нигерии, а в партнёрстве с Airtel — 800-километровую оптоволоконную сеть в Уганде и 100-километровую оптоволоконную сеть в Южной Африке.

13 мая Facebook объявила о проекте 2Africa — одной из самых крупных инвестиций компании в создание инфраструктуры интернета в Африке. Его целью является прокладка, возможно, самого длинного подводного волоконно-оптического кабеля для обеспечения интернетом Африки и Ближнего Востока. В проекте принимают участие Facebook, China Mobile International, MTN GlobalConnect (филиал Южноафриканской компании MTN group), французская транснациональная телекоммуникационная корпорация Orange, базирующаяся в Саудовской Аравии телекоммуникационная фирма STC, Telecom Egypt, британская транснациональная телекоммуникационная компания Vodafone и кабельная компания West Indian Ocean Cable Company. Вместе они создадут 37 000-километровую кабельную систему, которая соединит Европу (на восток через Египет), Ближний Восток (через Саудовскую Аравию) и ещё 21 объект в 16 странах Африки.

Ожидается, что проект будет завершён к 2023-2024 годам.

А что это значит для IT-гигантов?

Кто, кроме этих технологических гигантов, сможет так быстро и безотлагательно провести интернет на Африканский континент? Однако их предложение на миллиарды долларов явно не бескорыстно.

Журналист Quartz Йоми Казим подчёркивает очевидный прирост прибыли этих компаний. «Десятки миллионов людей, вышедших в интернет, также являются огромной целевой аудиторией для постоянно растущих сфер продаж и рекламных услуг», — пишет он.

Кроме того, поскольку число людей, не имеющих доступа к интернету в Европе и Америке, сокращается, IT-компании стремятся искать другие развивающиеся рынки, пусть и с более низкими доходами, чтобы увеличить свою прибыль и расширить влияние.

Например, более 70 процентов из 2,3 миллиарда активных пользователей Facebook проживают в Африке и Азии, в то время как Google лидирует среди поисковых систем в Африке, охватывая 90­% этого рынка. В Кении более половины мобильного трафика страны направляется через приложения, принадлежащие Facebook и Google.

Эти две компании получают большую часть своего дохода от рекламы (реклама обеспечивает 98 процентов дохода Facebook и 85 процентов Google) — их прибыль зависит от увеличения числа интернет-пользователей, ведь с каждого подключённого к сети пользователя они получают доход.

Нужно ли Африке волноваться? Да

Около 33 африканских стран не имеют законов о цифровой собственности, и чрезмерная зависимость от глобальных технологических компаний для обеспечения доступа в интернет может создать большие проблемы.

Политики практически ничего не делают для того, чтобы приблизиться к технологическим компаниям и взаимодействовать с ними для решения этих проблем.

Поэтому Африка является особо уязвимой [рус] для массовой дезинформации, монополизации рынка, эксплуатации и неправомерного использования персональных данных, о чём свидетельствует, например, скандал между Facebook и Cambridge Analytica [рус].

Комиссия Pathways for Prosperity справедливо отмечает, что в развивающихся странах «в дискуссиях о политике государства в области развития практически полностью отсутствуют понятия цифровой собственности и прав её использования. В основном, правительства стараются контролировать телекоммуникационный рынок и интернет-соединения с внешним миром, защищать экосистему внутренних цифровых предложений».

Facebook практически не реагирует на оскорбительные или призывающие к жестокости посты. Хотя компания часто получает предупреждения, она мало что делает для решения проблемы, что мы можем видеть на примере недавнего агрессивного поста президента США Дональда Трампа о продолжающемся протесте #BlackLivesMatter [ЧёрныеЖизниВажны] в Соединённых Штатах. В то время как Twitter публично заблокировал этот твит за нарушение правил платформы, Facebook этого не сделал. Цукерберг пояснил [рус]:

I just believe strongly that Facebook shouldn’t be the arbiter of truth of everything that people say online. Private companies probably shouldn’t be, especially these platform companies, shouldn’t be in the position of doing that.

Я считаю, что Facebook не должен быть в ответе за истинность всего, что люди говорят в сети. Вероятно, частные компании, а особенно компании, которые лишь предоставляют платформы для интернет-активности, не должны иметь прав контролировать мнения.

Правительство должно контролировать или быть в коллаборации с IT-компаниями?

Правительства развивающихся стран обычно не считают развитие интернет-инфраструктуры важным пунктом политической повестки. В идеале, правительства должны работать вместе с IT-компаниями, но без какой-либо законодательной базы сделать это довольно проблематично.

В 2019 году Центр глобального развития опубликовал доклад, в котором авторы предупреждали, что:

Developing such a framework will not be easy, however, as it will require finding ways to (1) estimate the worth of disparate pieces of personal data whose value depends on being combined with other data to produce useful information and (2) track the value of data across multiple uses.

Разработка такого проекта с точки зрения законодательства будет непростой, ведь необходимо найти способы (1) оценки разрозненных фрагментов персональных данных, значимость которых зависит от комбинаций с персональными данными других пользователей, и (2) оценки значимости данных, переходящих от пользователя к пользователю.

Правительства стран Африки должны признать, что на сегодняшний день интернет является глобальным общественным благом [рус] и правом человека, предоставляющим пользователям огромные социальные и экономические возможности. Но без всеобъемлющей цифровой нормативно-законодательной базы и специально разработанной политики для этих технологических компаний их цифровые платформы могут быть безнаказанно использованы для подстрекательств к насилию и разжиганию ненависти вместо поддержки экономического роста и инноваций.

Перевод: Шевелева Анна

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо