Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Дискуссии о карантине в Занзибаре напоминают о колониальной расовой сегрегации

«Тюремный остров» у побережья Угунджи, Занзибар, ставший карантинным пунктом в колониальные времена восточной Африки, в 1899 году, чтобы предотвратить распространение бубонной чумы. Фото Джесики Отт (Jessica Ott), использовано с разрешения.

[Все ссылки в тексте – на английском языке, если не указано иное.]

Как только первый случай COVID-19 был зарегистрирован в Занзибаре (Восточная Африка) 8 марта, правительство закрыло школы и запретило неважные общественные мероприятия, чтобы предотвратить распространение коронавируса.

Власти призывали к социальному дистанцированию и 14-дневному карантину для тех, кто, возможно, был в контакте с заражёнными, но не объявили общий режим самоизоляции. Демонстрируя сознательность, второй вице-президент Сейф Али Идди провёл в самоизоляции 21 день после возвращения из дипломатической поездки на Кубу. Некоторые врачи, как сообщается, тоже ушли в самоизоляцию.

Однако некоторые члены политической оппозиции сомневаются в достаточности этих мер.

Дискуссии о реакции правительства на COVID-19 в Twitter напоминают о мерах карантина колониальных времён на островах, которые зачастую основывались на расовой сегрегации. Занзибар оказался под контролем Омана в 1698 году. Власть султана была значительно ослаблена, когда Британия провозгласила протекторат над островами в 1890 году.

25 апреля Исмаил Юсса — политик оппозиционной партии «Альянс за перемены и прозрачность» (АПП) в Палате представителей Занзибара — разжёг дискуссию в Twitter о колониальных мерах карантина, после того как обвинил правительство в вялой реакции на COVID-19.

Ссылаясь на успешные усилия британской колониальной администрации по предотвращению распространения испанского гриппа в 1918 году через принудительный карантин, Юсса удивляется — почему правительство не извлекло урок из собственной истории и не ввело более строгие карантинные меры:

История показывает, что в 1918 году Занзибар справился с испанским гриппом с помощью принудительного карантина. Сегодня, спустя 100 лет, появился коронавирус, но, к сожалению, обнаруживается, что лидерам-марионеткам Занзибара не хватает самоуверенности. Они недееспособны. Их просят принять важные решения, но они бояться говорить.

Тамока — один из более чем 79 000 подписчиков Юссы в Twitter — раскритиковал Юссу за то, что тот хвалит эпоху, в которой их предки находились под правлением Омана и ссылались в так называемый африканский квартал города Занзибара, называемый Нгамбо.

В то время султан допускал в ту часть города только европейцев, но не наших предков. Султан жестоко обращался с нашими предками. Неужели ты не знаешь, что в то время нас угнетали и продавали на нашей собственной земле в Нгамбо?

Твит Тамоки отражает распространённое понимание истории, выдвигаемое танзанийской правящей партией «Чама Ча Мапиндузи» (Революционная партия) или ЧЧМ, — что занзибарцы африканского происхождения были по сути рабами султана до Занзибарской революции 1964 года.

Политизированный твит Тамоки также отсылает к британским колониальным попыткам разделить так называемые европейский и африканский кварталы города Занзибара.

Согласно книге Уильяма Каннингема Биссела (анг. William Cunningham Bissell) «Городской дизайн, хаос и колониальная власть в Занзибаре» (анг. «Urban Design, Chaos, and Colonial Power in Zanzibar»), британские колониальные чиновники в Занзибаре считали не-европейцев переносчиками болезней и пытались сохранить здоровье и благополучие европейцев через расовую сегрегацию.

Колониальные меры общественного здравоохранения, такие как карантин, мотивировались страхом, что такие болезни, как проказа, поставят под угрозу европейскую жизнь в Каменном городе — пишет Амина Амеир Исса (директор занзибарского Департамента музеев и древностей) в своей диссертации «От Города вони к Занзибару: заболевания, медицина и здравоохранение в колониальном городском Занзибаре, 1870-1963» (анг. «From Stinkibar to Zanzibar: Disease, Medicine, and Public Health in Colonial Urban Zanzibar, 1870-1963»).

Исса пишет, что в 1897 году британская колониальная администрация начала принудительно изолировать и содержать под стражей людей с проказой. Проказа была тяжёлой стигмой и уродующей болезнью, порожавшей в основном самых бедных занзибарцев.

Люди с проказой содержались, в основном, в поселении Валезо, за пределами города Занзибара, на острове Угунджа, и ещё в трёх поселениях поменьше на острове Пемба, как пишет Стивен Пиерс в статье об этих поселениях. Пиерс описывает частые попытки побега среди задержанных пациентов. Они содержались в отвратительных условиях и не могли обратиться за поддержкой к близким.

«Тюремный остров»: история карантина

Реагируя на выявленный случай бубонной чумы на борту корабля в водах Восточной Африки, министерство иностранных дел Британии в 1899 году открыло пункт карантина на «тюремном острове», недалеко от побережья Каменного города.

До этого остров использовался как тюрьма для контрабандистов, пойманных на торговле рабами после запрета работорговли в Занзибаре в 1873 году.

«Тюремный остров», 1985 год. Фото от пользователя Sherwood с Flickr, CC BY-SA 2.0.

С 1899 года и до середины XX века «тюремный остров» был карантинным пунктом для всей Восточной Африки — сначала от бубонной чумы, а потом от холеры и жёлтой лихорадки.

Несмотря на открытие колониального карантинного пункта у его побережья, Занзибар испытал вспышку бубонной чумы в 1905 году.

Исса пишет, что колониальные чиновники прекратили коммерческую деятельность и не допускали товары в порт. Они также обязывали всех пассажиров и экипаж прибывающих кораблей проходить обязательный карантин в течении 10–ти дней на «тюремном острове».

В это же время британская колониальная администрация навязывала суровые меры общественного здравоохранения занзибарцам индийского происхождения в Каменном городе, как пишет Исса. Колониальные чиновники обвиняли индийцев в распространении бубонной чумы, которая появилась в Индии в 1896 году, прежде чем распространилась в другие порты Индийского океана в начале 1897 года. Медицинские чиновники связали вспышку бубонной чумы 1905 года с поставкой риса из Бомбея. В тот год, как пишет Исса, «указ дал власть медицинским властям задерживать зараженных чумой, отделять и госпитализировать их и уничтожать имущество больных».

Занзибарцы индийского происхождения противились колониальным попыткам задерживать и сегрегировать поражённых членов их семей, а также проводить посмертное вскрытие, которое многие мусульманские семьи считали противоречащим исламу.

Как утверждает Исса, колониальная реакция на проказу, колониальный карантин и другие меры общественного здравоохранения отражали желание британских колониальных властей сохранить здоровье и благополучие европейцев, применяя расовую сегрегацию.

Открытие карантинного пункта на «тюремном острове» и колониальная реакция на бубонную чуму были неотъемлемой частью эпохи, в которой власти во имя общественного здоровья пытались прибегнуть к расовой сегрегации.

Как ни странно, европейские жители колониальной эпохи часто посещали остров, чтобы найти там покой от шумной городской жизни.

Сегодня «тюремный остров» — популярное место у туристов. Посетители добираются до острова на лодках. Здесь они могут посетить «тюремную тратторию» или покормить местных черепах, которые, как говорят, прибыли сюда как подарок губернатора Сейшельских островов в конце 1910-х годов.

После реставрации «тюремный остров» стал популярным местом у туристов. Фото Кевина Харбера с Flickr, CC BY-NC-ND 2.0.

Карантин в будущем?

Социальное дистанцирование и карантинные меры вызвали острую противоречивую реакцию в свете расовой сегрегации, пережитой Занзибаром во имя общественного здоровья.

Правительственные чиновники, как министр здравоохранения Хамад Рашид Мохамед и второй виц-президент Сейф Али Идди, попрекают занзибарцев за то, что они продолжают собираться на рынках, свадьбах и похоронах и навещать госпитализированных близких, несмотря на указания правительства оставаться дома.

В ответ на твит Юссы об успешном сдерживании испанского гриппа в 1918 году пользователь Twitter, называющая себя Lilie, подвергла сомнению способность правительства ввести карантин среди бедных занзибарцев, чьё существование зависит от способности передвигаться.

Позвольте мне вас спросить, если правительство введет карантин, сработает ли это для тех, кто с трудом сводит концы с концами?

Власти разрабатывают меры социального дистанцирования и карантина на грядущие месяцы, а пока Занзибар и Танзания начинают постепенно открываться с 1 июня.

«Тюремный остров» служит устойчивым напоминанием о непростом прошлом карантинных мер, когда расовая сегрегация формировала политику общественного здравоохранения на островах.

Переводчик: Олеся Пэрриш

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо