Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Фестиваль Bocas Lit Fest представляет «100 карибских книг, которые сделали нас»

Скриншот сообщения Bocas Lit Fest в Facebook, рекламирующего инициативу «100 карибских книг, которые сделали нас».

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке.]

Фестиваль Bocas Lit Fest, который стал не только главным карибским литературным фестивалем, но и одним из лучших в мире, отмечает в этом году свой десятилетний юбилей. Основатели фестиваля в Тринидаде и Тобаго планировали по-крупному отметить событие с 18 по 20 сентября 2020 года, но из-за пандемии COVID-19 до сих пор все мероприятия в преддверии фестиваля проходили онлайн на данный момент остается неясным, будут ли границы открыты в фестивальные даты.

Одной из инициатив, предпринятых фестивалем для привлечения аудитории, стала акция «100 карибских книг, которые сделали нас». Вдохновленная идеей BBC «100 книг, которые сформировали наш мир», она призывает читателей поделится названиями самых значимых для них карибских книг. Bocas дал ясно понять, что это «не соревнование, а шанс стать куратором историй, которые занимают почетное место на ваших книжных полках и в ваших сердцах».

Акция закончилась 8 мая 2020 года, получив бурный отклик в социальных сетях через хэштег #MyCaribbeanLibrary [МояКарибскаяБиблиотека]. Некоторые литературные поклонники просто размещали свои подборки в комментариях, в то время как другие писали собственные посты и снимали видео. Мы подобрали некоторые из самых интересных вариантов.

Начал всё тринидадский книжный блогер Сааджид Хосейн, объяснив, как работает инициатива и предоставив зрителям небольшую собственную подборку:

Многие из выбранных Хосейном книг имели общую тематику — как внутреннее создает внешнее. Например, роман Элизабет Нуньес «Анна между» (Anna In Between), в котором главная героиня узнает, что «дом — это не место, а скорее люди, которых ты любишь и о которых заботишься», или книга Кевина Джареда Хосейна «Зверь Кукуйо» (The Beast of Kukuyo) — рассказ о девочке, которая обнаруживает: истинные монстры, преследующие нас в наших страхах […] на самом деле те, что живут внутри нас».

Поэт и блогер Амилкар Санатан тоже поделился своим выбором:

Список Санатана представлял из себя смесь различных направлений литературы. Он включал в себя карибскую классику, как роман Эрла Лавлейса «Дракон не умеет танцевать» (The Dragon Can't Dance), книгу Остина Кларка «Глупое взросление под Юнион Джеком» (Growing Up Stupid Under the Union Jack), которая рассматривает «колониальность образования и барбадосской социальной жизни», а также сборник стихов ямайской поэтессы Лорны Гудисон под названием «Я становлюсь своей матерью» (I Am Becoming My Mother), который, по словам Санатана, помог ему стать тем, кем он есть.

Он также счёл «очень важным произведением» «Маленькое место» (A Small Place) Джамайки Кинкейд, поскольку это «борьба за пространство, место [и] власть» в регионе. Как поэт устного слова Санатан также был привлечен к «Истории голоса» (The History of the Voice) Камау Брейтуэйта, который считал, что поэзия, как и вся карибская культура, должна восприниматься через богатые устные традиции региона.

Авторка Бриэнн Мак-Айвор тоже поделилась своим мнением: среди избранных ею произведений были представители карибских детективов, например, «Читатели костей» (The Bone Readers) Джейкоба Росса, и знаменитый роман Эдвидж Дантики «Разрушитель росы» (The Dew Breaker):

Мак-Айвор также выбрала поразительный дебют тринидадской поэтессы Шивани Рамлочан «Все знают, что я призрак» (Everyone Knows I Am a Haunting), который она называет «поэзией, показывающей в нас все лучшее и худшее».

Другой тринидадский поэт по имени Андре Багу выбрал книгу писателя-соотечественника Лоуренса Скотта «Грех Элреда‬» (Aelred’s Sin) — она, по его мнению, имела огромное влияние:

Look closely, it is as though Lawrence Scott has ripped out the spine of Umberto Eco’s “The Name of the Rose,” the yearning root, the bones beneath tender flesh and transplanted the same mood and energy, the same series of baffling yet dazzling antinomies into the heat of the islands— in all senses, across geographies. A book that is bold in its willingness to explore a hidden struggle which, even in all its particulars, manages to be universal. An incredible feat not only of art, but also, in its own way, restitution, justice and song. Bless you, Lawrence Scott.

Приглядитесь повнимательней: Лоуренс Скотт словно вырвал корешок из «Имени розы» Умберто Эко, истосковавшийся корень, кости под нежной плотью и пересадил те же настроение и энергию, тот же ряд сбивающих с толку, но ослепляющих антиномий в жару островов — во всех смыслах, через географические границы. Книга, по-смелому готовая исследовать скрытую борьбу, которая даже во всех своих частностях умудряется быть универсальной. Невероятный подвиг не только искусства, но и, по-своему, реституции, справедливости и песни. Благослови тебя Господь, Лоуренс Скотт.

Наконец, предложения Анны Люси-Смит из сферы юношеской и детской литературы, которые могут помочь сформировать карибских читателей — и писателей — нашего недалекого будущего:

The Bocas Lit Fest is asking us to name the 100 [Caribbean] books that made us. Well, I think we might well make it to 1,000! […] Yes, there are the obvious classics and I won't rehash any of that. But there are a few very recent books that I want to see on the list.

Фестиваль Bocas Lit Fest просит назвать 100 [карибских] книг, которые сделали нас такими, какие мы есть. Ну, я думаю, что мы вполне можем дойти до 1000! […] Да, есть очевидная классика, и я не буду пересказывать ничего из нее. Но есть несколько очень свежих книг, которые я хочу видеть в этом списке.

В ее список вошла книга «Домой, домой» (Home Home) Лизы Аллен-Агостини, которую она называет «простой, читаемой и ох какой важной маленькой книгой, которая затрагивает так много серьезных вещей, которые мы, карибские люди, хороним, игнорируем или о которых шутим, никогда не понимая полностью».

Люси-Смит также понравилась «Моя рыбья мачеха» (My Fishy Stepmom) Шакиры М. Бурне за «мощные послания молодежи плюс языковые игры с карибским фольклором в легком ключе» и «Готовься, Хэтч!» (Ready, Set…Hatch!) Джунанны Элкинс — книжка с картинками, в которой дети узнают о кожистых черепахах через очаровательную историю о соперничестве маленького детеныша, который получает ценный урок о командной работе.

Люси-Смит заканчивает словами:

Bocas Lit Fest forgive me for only mentioning YA [young adult] and children's lit — but it's our foundation! Long before my children read lovelace and naipaul, we will be enjoying Alkins, Bourne and Allen-Agostini as a family!

Bocas Lit Fest, прости меня за упоминание только детской и юношеской литературы — но ведь это наш фундамент! Задолго до того, как мои дети прочтут Лавлейса и Найпола, мы всей семьей будем наслаждаться Элкинс, Бурне и Аллен-Агостини!

Здесь можно увидеть первые 20 книг, отобранных Bocas Lit Fest; они включают в себя «несколько жанров […] охватывая многие поколения, стили, топосы и и проблемы. Некоторые из тем, исследуемых в этих художественных, научно-популярных и поэтических произведениях, включают классовое разделение, ксенофобию, молодую любовь, развитие сельских районов, изгнание, колоризм — и многое другое».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо