Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Спад туризма в Камбодже приводит к разорению водителей моторикш в Пномпене

Водитель сидит на моторикше на рынке Деум Кор в Пномпене 23 апреля 2020 года. Фото и заголовок предоставлены Panha Chorpoan/VOD.

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иное.]

Материал Таинга Кеоратанакха размещён на VOD news, независимом новостном сайте Камбоджи. Отредактирован и републикуется Global Voices в рамках соглашения по обмену контентом. Перевод оригинальной статьи [кхм], опубликованной на VOD Khmer.

Когда Пэн Да в 2019 году оставил свою работу на пномпеньской швейной фабрике и стал водителем тук-тука (моторикша [рус] с тремя колёсами), приобретение собственного транспорта за 3 000 долларов США казалось выгодным вложением. По словам Да, он мог зарабатывать как минимум 100 000 риелей (25 долларов США) в день и 500-600 долларов США в месяц, развозя по столице местных жителей и туристов. Клиентов он находил при помощи мобильных приложений для вызова такси.

Так обстояли дела до середины марта, когда пандемия COVID-19 добралась до Камбоджи и количество подтверждённых заражений взлетело с одного до свыше ста случаев. Это расстроило все планы Да, и сейчас он зарабатывает от 2,5 до 5 долларов США в день. Вот как он описывает ситуацию:

It’s really hard, bro! To be frank, in one day, [I get] only one ride. Today, from morning till night, I had only one ride, and I need to pay to the [ride-hailing] company and some for gas.

Дело швах, дружище. Честно говоря, иногда [у меня] всего одна поездка в день. Сегодня я работал с утра до ночи и подвёз лишь одного человека, а мне нужно платить компании [по вызову такси] и оплачивать горючее.

Водители авторикш — такие, как Да — потеряли заработок, поскольку поток туристов резко сократился, а местные жители предпочитают оставаться дома. При этом работникам, занятым в неформальном секторе экономики, как правило не полагается та ограниченная социальная помощь, на которую в период экономического спада могут рассчитывать работающие официально.

С января месяца в Камбодже зарегистрировано 122 случая COVID-19, причём практически все пациенты уже выздоровели и вышли из карантина. Начиная с 12 апреля Минздрав не сообщал о новых случаях заражения, нет также ни одного случая смерти от COVID-19.

Но в мире, по данным Всемирной организации здравоохранения, зафиксировано свыше 3 миллионов заражений и более 210 000 смертей, и многие государства ввели ограничения на въезд и выезд из своих стран.

Камбоджа запретила принимать туристов из Испании, Италии, Франции, Германии, США и Ирана. Правительство также закрыло школы, кинотеатры, музеи, ночные клубы и тренажёрные залы и временно запретило устраивать религиозные церемонии и другие общественные мероприятия.

Хотя большинство пномпеньских магазинов, кафе и ресторанов открыты, водители тук-туков жалуются, что люди стали меньше ездить из-за введённых в марте ограничений.

По словам Ворна Пао, президента рабочей группы Ассоциации независимой демократии неформальной экономики (IDEA) [прим пер.: неправительственная организация, объединяющая водителей мототакси, тук-туков, такси, а также мелких предпринимателей], рабочие неформального сектора — такие, как таксисты и водители тук-туков — столкнулись с резким уменьшением прибыли из-за вспышки нового коронавируса в Камбодже. Причиной этого является нерегулярный заработок и необходимость выплачивать ссуды, которые пришлось взять водителям для приобретения транспорта.

Пао утверждает, что если вызванный вирусом экономический спад не пойдёт на убыль, многим водителям придётся бросить работу в столице и вернуться в провинцию.

Владелец автомастерской в округе Stung Meanchey [прим пер.: юг Пномпеня] Рай Силай утверждает, что мог бы приобрести тук-туки в хорошем состоянии — но на 200-300 долларов США дешевле, чем они стоили до начала пандемии. Силай признаёт, что за последние два месяца не купил ни одного тук-тука:

The difference between [the number of] buyers and sellers is big. There are five, six or seven [drivers who want to sell their tuk-tuk] a day, but there are almost no [buyers] in a day, maybe one or two, so we cannot sell.

Разница между спросом и предложением огромна. Каждый день к нам обращается 5-7 [водителей, желающих продать свои тук-туки], но практически нет [покупателей] — в лучшем случае 1-2 в день, так что мы ничего не можем продать.

Президент и генеральный директор компании по микрофинансированию Hattha Kaksekar Limited (HKL) Хут Ленг Тон разъяснил, что его фирма готова помочь своим клиентам — водителям тук-туков, и что Национальный банк попросил учреждения микрофинансирования смягчить условия предоставления им ссуд, поскольку вспышка COVID-19 пагубно отразилась деятельности этого сектора.

Работающие на сжиженном нефтяном газе тук-туки выстроились в ряд на парковке, пока их водители ожидают клиентов. Пномпень, 23 апреля 2020 года. Фото и заголовок предоставлены Panha Chorpoan/VOD.

Нет туристов — некого возить

Последствия мирового кризиса начинают сказываться на всей экономике Камбоджи, но больше всего страдает индустрия туризма. Так заявил в начале марта премьер-министр Хун Сен.

В апреле пресс-секретарь службы гражданской авиации Камбоджи Син Чансерей Вутха сообщил репортёрам, что количество иностранных туристов уменьшилось в январе на 20%, в феврале — на 50%, в марте свыше чем на 70% и в апреле — на 90%.

Припарковавшийся возле пномпеньского международного аэропорта 40-летний водитель Мао Йорн рассказывает, что мог зарабатывать 25 долларов в день, подвозя туристов и других клиентов, которых он находил через приложения по вызову такси. Этого дохода ему хватало на ежемесячную выплату 300 долларов США для покрытия пятитысячной ссуды, взятой в Почтовом банке Камбоджи.

Но с увеличением случаев коронавируса количество клиентов, обращающихся к нему напрямую или посредством приложений, резко сократилось:

Today, as a whole from morning till night, I have not provided one service, and tomorrow, I’m not sure whether one will come or not. Finding a construction job is probably better.

Сегодня за весь день у меня не было ни одной поездки, и я не уверен, появится ли что-нибудь завтра. Возможно, лучше пойти работать на стройку.

По прогнозам [рус] Всемирного банка, изложенным в апрельском отчёте, работники гостиничного бизнеса Камбоджи (перевозки, туризм и рестораны) могут обнищать более чем на 20%, если средний доход в этой отрасли сократится наполовину в ближайшие два квартала. Банк также предупредил, что особенно сильно пострадают работники неформального сектора. В марте отраслевые эксперты заявили, что последствия пандемии будут сказываться на туристическом бизнесе в течение как минимум двух кварталов, если не дольше.

«Где государству взять столько денег?»

Наряду с экономическими инициативами, призванными помочь борющемуся за выживание туристическому бизнесу, в марте месяце Хун Сен сообщил об открытии курсов переквалификации для сотрудников туристической отрасли, оставшихся без работы. При этом в апрельском заявлении премьер отметил, что работники неформального сектора, к которому относятся и водители, не получат той финансовой поддержки, которая полагается уволенным работникам швейной промышленности.

7 апреля Хун Сен заявил [рус]:

For those who have the ID poor card, the state will intervene. But as you asked me, motorbike-taxi drivers have asked if there is any solution. [They must] sell their motorbikes first for spending and buy rice to eat, because if they all come and ask for a solution, [we are going to] die. How could the state have this much money?

Государство готово помочь владельцам карты ID Poor [прим пер.: государственная программа по борьбе с бедностью и социо-экономической поддержке камбоджийцев]. Но вы спрашиваете меня, как быть владельцам мототакси. [Им придётся] продать свои моторикши, чтобы было на что жить и купить риса на пропитание. Если все они начнут обращаться за помощью, [мы просто] умрём. Где государству взять столько денег?

Ссылаясь на проведённое IDEA исследование, президент Ассоциации Пао сообщил, что благодаря мобильным приложениям по вызову такси в стране действует около 50 000 тук-туков, причём 10 000 местного производства.

Луй Лари, менеджер по маркетингу камбоджийской фирмы по вызову такси PassApp заявил, что он в курсе бедственного положения водителей и руководство фирмы продумывает варианты помощи этому сектору.

В 2019 году водители протестовали против решения фирмы уменьшить стоимость поездок и повысить отчисляемые ей комиссионные с 13 процентов до 15.

Необходимость выплатить HKL ссуду в размере 2 000 долларов США висит над водителем Да дамокловым мечом. Шансы получить поддержку от компаний по вызову такси или государства невелики, поэтому он подумывает продать свой тук-тук и пойти работать на стройку, либо вернуться на швейную фабрику.

В швейной промышленности 130 фабрик остановили производство, что негативно отразилось в последние месяцы на 100 000 сотрудников.

If the situation is still like this, we do not know what to do. If we cannot make enough money, we can only sell our tuk-tuks to cover daily expenses and bank loans. If we do not make sales, we can’t repay loans.

Если ситуация не изменится, мы просто не знаем, как быть. Если не заработаем достаточно, придётся продать тук-туки, чтобы было на что жить и выплачивать ссуды банку. Раз нет продаж, нечем возвращать ссуды.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо