Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Трёхлетний сепаратистский кризис в Камеруне: онлайн-угрозы, атаки на личность и свобода самовыражения

Парк, расположенный на перекрёстке Варда, недалеко от водопадов Мфунди в Камеруне. Подпись гласит: «Камерун объединился навсегда». Фото представлено Simbanematick по CC BY 4.0.

В ноябре 2016 года в англоговорящих северо-западных и юго-западных частях Камеруна вспыхнули протесты против франкоязычного большинства в правительстве. Протестующие добивались реализации притязаний англоязычных юристов и учителей на общее право [прим.пер.: единая система прецедентов, общая для всей Великобритании], а также введение английской системы образования в регионах.

Отметим, что англоязычное население Камеруна представлено меньшинством (всего 20% от общего населения страны), в то время, как франкоговорящее большинство составляет 80%.

По большей части протесты опирались [анг] на социальные медиа (в основном на Facebook), с целью информирования и мобилизации населения.

Камерунская идентичность, язык и цифровые права: 

  • Камерун разделён на английскую и французскую культуры с более, чем 200 языками;
  • Правительство закрыло интернет в Камеруне в 2017 году, чтобы остановить англоязычный кризис;
  • У государства нет чётких мер по борьбе с ненавистническими высказываниями в Facebook;
  • К январю 2019 года Камерун вошел в топ-15 пользователей Facebook.

Правительство франкофонов подавляло эти выступления, что привело к затяжной сепаратистской войне длиною в 3 года. Обусловленная проблемой языковой политики и вопросом идентичности, сегодня эта война носит название англоязычного кризиса.

На протяжении всего кризиса не утихают онлайн-атаки и ненавистнические комментарии, имеющие личностный характер, что продолжает ограничивать свободу выражения мнения.

Столкновения между сепаратистскими группами, полицейскими и военными привели к гибели 2 тысяч и бегству около 500 тысяч человек [анг]. Англоговорящие сепаратистские группы на юге Камеруна стремятся к разрыву с франкоговорящим большинством населения, чтобы создать Амбазонию, новую нацию.

Отключение интернета

В октября 2016 года, за месяц до того, как начались протесты, правительство подверглось критике в социальных сетях за работу по ликвидации последствий железнодорожной аварии в небольшом городке Эсека, центральный Камерун. В результате этой трагедии погибли более 80 и ранены около 600 человек.

В ответ правительство развернуло целую кампанию против социальных сетей и опасности, которую по мнению властей они могут представлять. Контролируемая государством газета Cameroon Tribune заявила, что соцсети «быстро становятся угрозой миру и секретным инструментом манипулирования», тем самым способствуя «уничтожению характера, дестабилизации общественного мнения и искажении фактов, помимо прочего».

К январю 2017 года западно-африканская нация закрыла интернет в англоязычных регионах более чем на год. Блокировка, продлившаяся вплоть до марта 2018 года, произошла после того, как в сети появилось множество изображений пыток и гибели людей, которые правительство тщательно пыталось скрыть.

Это не только лишило интернет-пользователей (большую часть которых составляет молодёжь) возможности получать информацию, но также противоречило резолюции, принятой Советом ООН по правам человека в 2016 году «о поощрении, защите и осуществлении прав человека в интернете».

Резолюция осуждает нарушение доступа к интернету и «подтверждает, что те же права, что люди имеют в обычной жизни, должны быть защищены и в интернете», в частности это означает свободу выражения собственного мнения.

Язык и политика идентичности

В течение многих десятилетий Камерун был вовлечён в многочисленные жаркие споры о том, как представлять англо- и франкоязычные культуры в обществе.

Эти два языка объединили страну после Первой мировой войны, когда Великобритания и Франция захватили немецкую колонию.

Французский Камерун получил независимость в 1961 году, когда La Republique du Cameroun (она же Республика Камерун) и Британский Камерун проголосовали за воссоединение, чтобы сформировать Федеративную Республику Камерун с двумя штатами.

Тем не менее, первый президент Камеруна Ахмаду Ахиджо, который правил страной с 1961 по 1982 гг., распустил федеральную систему в 1972 году.

Как результат, на сегодняшний день в Камерун входят 10 регионов, восемь из которых говорят на французском, а два на английском.

«У нас есть своя группа в WhatsApp, где мы обсуждаем спорт», — рассказал 5 марта Global Voices Самюэль, спортивный журналист из Яунде, столицы Камеруна. Самюэль — англоязычный житель юго-западного Камеруна. Опасаясь репрессий, он попросил Global Voices не раскрывать его данные:

Often we get official documents from federations in French. When my English colleagues ask why it is like that, most French colleagues hit back, saying tu dois etre bilingue [‘you need to be bilingual’] – le Cameroun est bilingue [‘Cameroon is bilingual’]. The funniest thing is that they can’t even read documents in English. We will quarrel and even lose track of the essence of the document at times – that’s how English journalists struggle for our identity in this country.

Часто мы получаем документы от федераций на французском языке. Мои англоговорящие коллеги спрашивают, почему так, а большинство франкоговорящих коллег говорят, что tu dois etre bilingue [вам необходимо владеть двумя языками] – le Cameroun est bilingue [Камерун — двуязычный]. Но самое забавное, что сами они не могут даже читать документы на английском языке. В итоге мы ссоримся и временами не можем даже понять суть документа — вот так мы, англоговорящие журналисты, боремся за нашу идентичность в этой стране.

В прошлом году законодатели в Камеруне добивались принятия законопроекта [анг] о стимуляции равного использования английского и французского языков. Об этом говорится в статье 1 (3) конституции страны.

Согласно закону, судебные приказы могут быть вынесены на любом из двух официальных языков Камеруна (английском или французском), выбор остаётся за участвующими сторонами. Но некоторые англоговорящие юристы опасаются, что это может привести к смешению культур. Вместо этого англоговорящие граждане хотят [анг] использовать английский язык в судах общего права в своих регионах.

Онлайн-тролли

Журналисты в Камеруне должны были очень осторожно освещать зверства, связанные с затянувшейся сепаратистской войной в стране. Ведь слишком активное выступление на стороне сепаратистов или правительства может привести к аттакам онлайн-троллей с обеих сторон.

«На меня в Facebook обрушились тролли из-за моей работы, — поделился с Global Voices 6 марта Кехдинга Фабрис, журналист The Guardian Post на юго-западе Камеруна. — The Guardian Post опубликовал пост с описанием проблемы [на Facebook], кто-то его откомментировал, я ответил на высказывание. Этот человек оскорбил меня на платформе и даже написал в личные сообщения, описав меня как “правительственного агента”».

Facebook, где почти половина из 8 млн пользователей социальных сетей [анг] имеет учётные записи, является сайтом, на котором наиболее часто происходят подобные интернет-атаки.

Вот что Кехдинга поведал Global Voices:

It’s a normal phenomenon … if a frontpage newspaper gives a positive side of separatists, we are attacked — it’s the same scenario if we write on the side of the government. People send me messages [to my] inbox and even threaten me. Now I just read Facebook posts without commenting to be on the safe side.

Это обычное явление… если на первой полосе газеты есть позитивное высказывание о сепаратистах, то на нас нападают. То же самое будет, если мы встанем на сторону правительства. Множество людей посылают мне сообщения в [мой личный] почтовый ящик и даже угрожают. Теперь я просто читаю посты в Facebook, не комментируя, чтобы быть в безопасности.

Этническая принадлежность провоцирует онлайн-оскорбления

В феврале 2020 года в Камеруне прошла ежегодная гонка на горе Камерун, в англоговорящем городе Буэа, расположенном в Юго-Западном регионе страны.

Участники из Северо-Западного региона, второй из двух англоязычных провинций Камеруна, соревновались с народом фако, этнической группой с юго-запада, которая поклоняется божеству Epas’a Moto.

Большинство победителей [анг] «Гонки Надежды» на Камеруне родом с северо-запада.

Редакторы газеты Median разместили баннер [анг] на своём аккаунте в Facebook со следующим заголовком: «Камерунская Гонка Надежды: северо-западные спортсмены уничтожили Epas’a Moto, унеся с собой десятки миллионов». Заголовок подразумевает, что конкуренты с северо-запада перехитрили спортсменов департамента Фако и презрели их божество, чтобы выиграть большие деньги.

Само слово «уничтожили» вызвало резонанс в Facebook:  многие читатели восприняли заголовок как оскорбительный по отношению к народу фако и их убеждениям. Это вызвало множество негативных комментариев:

Джон Молд прокомментировал:

Idiot! Do you know that NW [northwest] has 100 tribes? If they win the mountain race so what? Has Manyu [another tribal group] ever won a trophy despite their Nyankpes and leopards?

Идиот! Ты знаешь, что СЗ [северо-запад] насчитывает 100 племён? Если они все выграют забег на горе, то что? Выигрывала ли когда-нибудь Маню [другая племенная группа], несмотря на их Nyankpes [анг], [прим.перевод.: название общества на языке джагам] и леопардов?

Эйлин Табуве Акво прокомментировала:

Was Epas’a Moto in competition or against the athletes? All gods as we know are impartial and defend the pure of heart. By allowing this headline, The Median is supporting a wrongful insult. Let’s rethink our journalism.

Участвовал ли Epas’a Moto в соревнованиях или он был против спортсменов? Как мы знаем, все боги беспристрастны и защищают чистоту сердца. Допуская этот заголовок, Median поддерживает неправомерное оскорбление. Давайте переосмыслим нашу журналистику.

Положение о стандартах сообщества Facebook указывает, что посты, разжигающие ненависть и оскорбления, удаляются. Но, тем не менее, они остаются на сайте. Кроме того, на правительственном уровне нет чёткого контроля над буллингом в интернете.

В ответ на усиление ненавистических высказываний в интернете, в ноябре 2019 года парламент подготовил законопроект [анг] о разжигании ненависти и трайбализме, а в декабре 2019 года его утвердил президент Пол Бийя. На нарушителей [анг] будет наложен штраф в размере около 3 миллионов франков Центральной Африки или, приблизительно, 5 000 долларов США. Также они могут отбыть три года тюрьмы, в зависимости от тяжести совершённого преступления.

Однако по словам адвоката-правозащитника Феликса Агбора Баллы, который обвиняется в терроризме и связи с англоязычным кризисом [анг], правительство расправляется с теми нарушителями, которые затрагивают правительственные учреждения или отдельных чиновников.

Вот что рассказал 27 марта Global Voices Агбор Балла:

The problem with government is that they politicize it – they use it when it is convenient for them. When people use [hate speech] against people who are against the government — nobody cares.

Проблема с государством заключается в том, что они это политизируют. Т.е. используют закон только тогда, когда это удобно им самим. А когда люди травят других людей, то им нет до этого никакого дела.

К январю 2019 года Камерун вошел [анг] в топ-15 пользователей Facebook в Африке. Это означает, что большинство населения [анг] использует эту платформу.

«Камеруну необходимо надёжное соглашение с Facebook о том, чтобы они следили за атаками и фильтровали все высказывания, разжигающие ненависть», — считает Агбор Балла.


Эта статья является частью большой серии под названием «Матрица идентичности: регулирование онлайн-угроз на платформах в Интернете». В этих публикациях даётся акцент на тему ненавистических высказываний или дискриминации, основанных на личных данных, по признаку языка или географического происхождения, дезинформации и преследования (особенно в отношении женщин-активисток и журналистов), которые широко распространены в 7 странах Африки: Алжире, Камеруне, Эфиопии, Нигерии, Судане, Тунисе и Уганде. Проект финансируется Африканским фондом по правам человека [анг.] и сотрудничества в области международной политики Восточной и Южной Африки (CIPESA) [анг.].

Переводчик: Анастасия Тугова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо