Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Обращение к «пробелам в истории» с помощью ройбоша: беседа с барбадосской художницей Аннели Дэвис

Чаепитие в магазине The Empire Remains, Лондон, Великобритания, 2016. Фотография Тима Боудича. Изображение предоставлено Аннели Дэвис и используется с её разрешения.

Представьте, как вы гуляете по Лондону и натыкаетесь на pop-up [анг] [прим. переводчика: временная точка продажи] магазин чая, в котором рассуждают о «продаже частей Британской Империи», и пользуясь случаем, переосмысливаете разговор о трагичной истории с помощью местного сорта чая, известного на Карибах как ройбош, знаковый напиток Великобритании.

Именно такой магазин открыла барбадосская художница и защитница культуры Аннели Дэвис [анг] в рамках постоянной работы над тем, как проявляется общее историческое страдание и как справляются с этой травмой (большая часть которой остаётся без внимания) на индивидуальном и на национальном уровнях.

Её исследование отражает глубокую связь между искусством, агрономией, экономикой и историей. Эта связь не имеет ничего общего с плантаторами XVII века, она проявляется в современном обществе. Сейчас мы обсудим побочный эффект этой связи в экономике.

Аннели Дэвис в Уолкерс Дайри, Сент-Джордж, Барбадос. Изображение предоставлено Аннели Дэвис и используется с её разрешения.

Джанин Мендес-Франко: Одним из аспектов вашей концепции чая был проект под названием «Ройбош. Чайный сервиз». Как вам удается рассказывать о нашей общей трансатлантической истории, используя любимый напиток Британии?

Annalee Davis (AD): Commissioned by the UK-based curatorial team, Cooking Sections,for their [London-based] 2016 pop-up exhibition, “The Empire Remains Shop,” I made this in collaboration with Barbadian master potter, Hamilton Wiltshire.
Referred to as a blood-sweetened beverage by abolitionist Robert Southey, the British drank tea grown on plantations in the East sweetened by sugar grown on plantations in the West.

Dismantling the English tea set, I inlaid 18th and 19th century porcelain and clay shards unearthed from the soil, repurposing fragments from which I served unsweetened varieties of bush tea, harvested from the fields, including cerasee, bay leaf, blue vervain and lemongrass. An imperfect tea service which spills while being poured or drunk, it addresses gaps in history highlighting the inadequacy of inherited understandings about our collective past.

Аннали Дэвис (АД): По заказу британской компании Cooking Sections [анг], совместно с барбадосским гончаром Гамильтоном Уилширом мы открыли pop-up магазин «The Empire Remains» [анг].

Британцы пили чай, известный как напиток, подкрашенный кровью аболициониста Роберта Саути [анг]. Чай выращивали на плантациях на Востоке и добавляли сахар с плантаций на Западе.

Разбирая чайный сервиз, я выложила мозаикой фарфоровые и глиняные черепки XVIII и XIX веков, которые были найдены при раскопках, переделала чашки, из которых люди пьют несладкие сорта чая, собранного с полей, включая горький огурец, лавровый лист, голубую вербену [анг] и лемонграсс. Трещины в этом чайном сервизе, который протекает, когда наливают чай, отсылают к пробелам в истории, подчёркивая неверные унаследованные представления о нашем общем прошлом.

Чайный сервиз, 2016. Фотография Тима Боудича. Изображение предоставлено Аннели Дэвис и используется с её разрешения.

ДМФ: Как, по вашему мнению, настои ройбуша смогут исцелить нас?

AD: Returning to the land today can feed us, contributing to food sovereignty and the wellness sector by expanding our knowledge and use of wild botanicals and their healing properties thereby repairing and renewing our relationship to the land.

АД: Если мы вернёмся к земле, то она прокормит нас, обеспечит продовольствием и здоровьем, мы обогатимся знаниями, используя дикие травы с их целебными свойствами, тем самым восстанавливая и обновляя наши отношения с землей.

ДМФ: Какой ваш любимый сорт чая и почему?

AD: I love iced lemongrass tea on a hot day and enjoy combinations of lemongrass, bay leaf and blue vervain. I’m experimenting with roots, including ginger and turmeric, both grown locally and used widely all across Barbados. Steeping them and mixing them with tamarind pulp provides a powerful detoxifier and antioxidant drink. I’m also making stains and inks from them to draw with.

АД: Мне нравится пить холодный чай из лемонграсса в жару. Я наслаждаюсь его сочетанием с лавровым листом и голубой вербеной, экспериментирую с корнями, в том числе имбирем и куркумой, которые выращиваются у нас и широко используются по всему Барбадосу. Замочив и смешав их с мякотью тамаринда, вы получите мощный детоксикационный и антиоксидантный напиток. Также я делаю из них краски и чернила для того, чтобы рисовать.

Чайный сервиз, 2016. Фотография Марка Доробы. Изображение предоставлено Аннели Дэвис и используется с её разрешения.

ДМФ: Учитывая то, что мы находимся в эпицентре пандемии, как вы думаете, чему должны научить нас ваши способы ухода за собой и лечения в плане единения и устойчивости?

AD: Since August of 2019, I have been collecting and drying what Bajans call prickly pear cactus which reportedly has healing properties, including combatting diabetes [and] cholesterol, and purifying contaminated water. This tenacious plant inspires me to consider adaptability and flexibility.

The Caribbean is a biodiversity hotspot increasingly threatened by natural disasters and the climate crisis. Taking care of ourselves means protecting, preserving and restoring the region’s declining plant life, conducting research to better understand the value of what grows in this region, investing in our botanical gardens, training professionals in botany and conservation, and educating ourselves to understand that our biodiversity is special — something to be proud of. This intraregional at-risk resource is ours to protect and we must advocate for our own well-being and that of the archipelago.

АД: С августа 2019 года я собираю и сушу то, что баджанцы называют кактусом колючей груши, который, как известно, обладает целебными свойствами [анг], в том числе борется с диабетом и повышенным холестерином, а также очищает загрязнённую воду. Благодаря этому живучему растению я задумываюсь о приспособляемости и гибкости.

Карибский бассейн — край биоразнообразия, которому всё больше угрожают [анг] стихийные бедствия и климатический кризис [анг]. Забота о себе означает защиту, сохранение и восстановление угасающей растительной жизни региона, проведение исследований для лучшего понимания ценности того, что растёт [анг] в этом регионе, вклад в наши ботанические сады, подготовку специалистов в области ботаники и охраны природы, а также собственное осознание нами того, что нужно гордиться нашим особенным биологическим разнообразием [анг]. Внутрирегиональный ресурс подвержен риску, мы должны его защищать, отстаивать как собственное благополучие, так и благополучие архипелага.

Колючая груша на стене в студии. Изображение предоставлено Аннели Дэвис и используется с её разрешения.

ДМФ: Барбадосский премьер-министр Миа Моттли откровенно рассказала о климатическом кризисе и его угрозе малым островным развивающимся государствам. Как могут ваши теории помочь в период приближающихся атлантических ураганов в 2020 году?

AD: Since Hurricanes Irma, Maria and Dorian, our prime minister and other Caribbean leaders have spoken on the world stage about the unequal impact of the climate crisis on SIDS. While first world countries’ extractive practices are the main contributors to our environmental problems, we cannot ignore how resource-strained Caribbean governments pattern their own models of development on cloth cut by our colonial histories, unceasingly threatening the human and ecological well-being of this region.

For example, tropical coral reefs have been negatively impacted and depleted by chemicals used in local industrial agricultural practices. We have been remiss in effectively monitoring those practices to protect our own biodiversity. In transitioning to tourism, rather than repeating the mistakes of monocrop farming in the extractive agricultural sector, we should have interrogated elected officials to better represent our interests and those of the environment.

This pandemic forces us to rethink sustainable futures in the context of SIDS to ask how we might reconsider the potential of wild botanicals. For example, we are noticing in the Bajan slow food movement a trend in some chefs who envision inventive ways to include local wild plants into their menus. Organic farmers are selling local amaranth, pussley and fat pork at Bridgetown’s Cheapside Market, demonstrating how historically fatigued landscapes might become sites of genesis and regeneration.

АД: После ураганов Ирма [анг], Мария и Дориан [анг] наш премьер-министр и другие лидеры стран Карибского бассейна говорили на весь мир [анг] о неравномерном воздействии климатического кризиса на малые островные развивающиеся государства. В то время, как добывающие практики стран первого мира являются основным источником наших экологических проблем, мы не можем игнорировать факт того, что правительства стран Карибского бассейна испытывают нехватку ресурсов, поэтому выстраивают свою собственную модель развития на основе нашей колониальной истории, постоянно угрожая человеческому и экологическому благополучию региона.

Например, тропические коралловые рифы [анг] подвергаются негативному воздействию и истощаются химическими веществами, используемыми в местной промышленной сельскохозяйственной практике. Мы не смогли мониторить эту практику, чтобы вовремя вмешаться и защитить наше биоразнообразие. Говоря о туризме, нам стоило бы попросить депутатов лучше представлять наши интересы и интересы окружающей среды, вместо того, чтобы повторять ошибки монокультурного хозяйства в добывающем сельскохозяйственном секторе.

В период пандемии стоит переосмыслить будущее в контексте малых островных развивающихся государств, спросить себя, как можно использовать потенциал диких растений. Например, в движении «Слоу Фуд» [анг] [прим. переводчика: движение, противостоящее системе быстрого питания] баджана заметна тенденция некоторых шеф-поваров изобретать способы включения местных диких растений в своё меню. Фермеры, выращивающие натуральные растения, продают местный амарантпортулак и икако на рынке Cheapside [анг] в Бриджтауне, демонстрируя, как исторически усталые ландшафты могут стать местами возрождения и регенерации.

Выходящая на север стена студии Аннели Дэвис, украшенная сушёными листьями папайи и сушёным кактусом колючей груши. Изображение предоставлено Аннели Дэвис и используется с её разрешения.

ДМФ: В рамках культивации земледелия, отношения к земле как к основе всего, где вы планируете работать в будущем, учитывая, что ваши идеи связаны с историей, личностью человека, его полом, а также экономическими и социальными нормами?

AD: A challenge in post-plantation economies is to foster love and care for lands from which we have felt alienated and traumatised. I am collaborating with Walkers Reserve and the Caribbean Permaculture Research Institute of Barbados on a new work, “(Bush) Tea Plot — A Restorative Apothecary,” fitting within their larger ethos of regenerative work, to offer an intimate space for more meaningful connectedness with the land, our history and the power of the feminine.

This work recognises interdependent relationships between well-being and nature, showing how wild plants remediate the landscape, offer reprieve and restoration. Cognisant that the focus of medical research on women’s health is comparatively less than that of men’s, the garden will spotlight plants used to promote women’s health and well-being, as well as for general first-aid. Complimenting the garden will be a series of drawings of the plants, made with dyes and stains from organic materials.

I have developed some of these ideas more fully in my 2019 publication, “On Being Committed to a Small Place” — [which puts forward] critical positions from Central America, the Caribbean, and their diasporas — as well as in an article titled “Beach as plot?”

АД: Задача постплантаторской экономики состоит в том, чтобы воспитывать любовь и заботу о земле, из-за которой мы чувствовали себя отчуждёнными и травмированными. Совместно с Walkers Reserve [анг] и Карибским научно-исследовательским институтом пермакультуры Барбадоса [анг] мы работаем над новым проектом «(Bush) Tea Plot — A Restorative Apothecary» («Ройбош. Восстанавливающий аптекарь»), восходящим к более глобальному духу регенеративной работы для более близкой связи с землей, нашей историей и силой женского начала.

В этом проекте отражены взаимозависимые отношения благосостояния и природы на примере диких растений, которые восстанавливают ландшафт. Понимая, что здоровье женщин находится в центре внимания медицинских исследований в сравнительно меньшей степени, чем здоровье мужчин, мы поместим в сад растения, которые используют для укрепления здоровья и благополучия женщин, а также для оказания общей первой помощи. Дополнением сада станет серия рисунков растений, выполненных с использованием красителей и чернил из органических материалов.

Более подробно некоторые из этих идей отражены в моей публикации 2019 года «On Being Committed to a Small Place» [анг] («О приверженности маленьким территориям»), в которой критикую Центральную Америку, Карибский бассейн и их диаспоры, а также в статье под названием «Beach as plot?» [анг] («Пляж как участок?»).

В этой самой последней статье Дэвис бросает вызов [анг] туризму как целебному эликсиру для малых островных экономик и «потенциальной роли современного искусства и художников в призме, сквозь которую мы можем видеть себя и рассматривать окружающую нас среду».

Первая часть интервью находится здесь.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо