Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

«Повелитель мух» в Тихом океане: что не так с историей о мальчиках из Тонга, выживших на необитаемом острове?

Один из островов Вавау, Тонга. Фото загружено из Flickr-аккаунта пользователя Brownell Chalstrom. (CC BY-NC-ND 2.0)

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке].

Газета The Guardian опубликовала фрагмент книги о шести мальчиках из Королевства Тонга, которые в 1965 году в результате кораблекрушения оказались на необитаемом острове и провели там 15 месяцев. Всего за четыре дня историю прочитали более 7 миллионов человек, но по мнению некоторых тонганцев, автор уделяет слишком много внимания австралийскому моряку, который спас мальчиков, а о самих подростках и о контексте жизни на островах Тихого океана не говорит почти ничего.

Статья «Настоящий “Повелитель мух”: что случилось с шестью мальчиками, которые после кораблекрушения провели 15 месяцев на необитаемом острове» была опубликована в The Guardian 9 мая и сразу же разнеслась по всему интернету, заинтересовав кинематографистов и мировых лидеров. Материал взят из книги голландского историка Рутгера Брегмана «Humankind: A Hopeful History» [«Человечество: обнадёживающая история»].

Брегман рассказывает, как тонганские подростки Сион, Стефен, Коло, Давид, Люк и Мано сумели дружно прожить 15 месяцев на обезлюдевшем острове Ата, на который они попали после того, как их лодку разрушил шторм. Детей спас австралийский моряк Питер Уорнер.

В своей книге Брегман проводит параллель с трагичной судьбой героев известного романа «Повелитель мух», написанного британским писателем Уильямом Голдингом в 1954 году. По сюжету этого романа дети в результате крушения самолёта попадают на далёкий остров в Тихом океане. В некоторых из них просыпается жестокость, которая приводит к фатальным последствиям.

В истории шести тонганских мальчиков Брегман видит более обнадёживающую человеческую природу, чем у Уильяма Голдинга:

It’s time we told a different kind of story. The real Lord of the Flies is a tale of friendship and loyalty; one that illustrates how much stronger we are if we can lean on each other.

Пришло время рассказать другую историю. Истинный «Повелитель мух» — это рассказ о дружбе и верности, и он показывает, насколько мы сильнее, когда полагаемся друг на друга.

Историю The Guardian подхватила местная пресса в Тонга. На сайте газеты Matangi Tonga Online появились полные имена подростков: Коло Фекитоа, Сионе Фатауа, «Давид» Тевита Сиола'а, «Стефен» Фатаи Лату, Мано Тотау и Люк Веикосо.

Слева направо: Тевита Сиола'а, Сионе Фатауа, Питер Уорнер (моряк, который их спас, и тёзка моего старшего дяди), Люк Веикосо, неизвестный, Фатаи Лату, неивестный, Коло Фекитоа, Мано Сионе Филипе Тотау (мой дедушка).

Однако история, опубликованная в The Guardian, понравилась не всем. Мелейка Геса-Фатафехи, тонганский автор и сторителлер, в аудио-интервью ABC Australia осудила колонизаторский взгляд Брегмана на эту историю. По её мнению, слишком много внимания уделяется австралийскому моряку, который спас детей, но нет ни слова об истории колонизации острова Ата (из-за чего он и стал необитаемым), а также о местной системе убеждений, которая объяснила бы поведение мальчиков. Мелейка Геса-Фатафехи разочарована, что права на историю, прекрасно известную в Тонга, получил иностранец.

Геса-Фатафехи также добавила, что понимание тонганской истории и ценностей, пропагандируемых в обществе, показало бы читателям, что западный роман «Повелитель мух» — это совсем другая история.

Геса-Фатафехи также написала о статье The Guardian в Twitter, и её публикации получили много репостов:

В статье много чего не хватает. Не хватает описания чувств мальчиков, каких-либо подробностей, почему они решили поступать так, а не иначе. Не хватает их мнения. Не хватает самих тонганцев, о которых идёт речь, кроме Мано.

Удивительно (хотя на самом деле ничего удивительного), но ваша история совсем не похожа на ту, которую я слышала с детства. Вы смотрите на неё как колонизатор. В ней всё неуместно, особенно то, как вы описали нас, местных жителей — как необузданных магических существ, которые, к вашему удивлению, могут выжить за пределами своей страны.

Также высказалась самоанская журналистка Талиа Аулишиа:

Как самоанка, я не согласна с тем, как рассказана история шести тонганцев на остове Ата. Мы только что обсуждали это с Мелейкой Геса-Фатафехи, и если перестать романтизировать, то станет понятно: это просто дикость, что белый человек обладает мировыми правами на историю выживания тонганцев.

Джанет Ю., заявившая, что один из тех шести мальчиков — её дедушка, опубликовала в Twitter такой призыв:

Всё, чего я прошу, это: ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ГОВОРИТЕ ОТ ИМЕНИ ТЕХ ШЕСТИ МАЛЬЧИКОВ, если вы не они и не их ближайшие родственники, без их разрешения. ВАС ТАМ НЕ БЫЛО!! Поэтому, пожалуйста, хватит. Попробуйте с ними связаться — большинство из них ещё живы.

В ответ на Twitter-посты Мелейки Геса-Фатафехи, Брегман написал, что в отрывок, опубликованный The Guardian, не вошло интервью писателя с Мано и Сионе.

Моя книга в два раза длиннее. Я поговорил не только с Мано, но и с Сионе — самым старшим из ребят. Мы общались с обоими на этой неделе — и они рады тому, что происходит.

По словам Брегмана, про историю рабства на острове он также рассказывает в книге.

Значительная часть моей книги, в том числе глава об острове Пасхи, посвящена ужасной работорговле на островах Тихого океана.

13 мая The Guardian опубликовала интервью с Мано, в котором и Мано и Бергман говорят, что Питер Уорнер, спасший ребят, за эту историю никакого финансового вознаграждения не получил.

В ответ на слова Брегмана о том, это история не о расизме и колониализме, а о психологической устойчивости и межрасовой дружбе, Геса-Фатафехи написала:

Я не согласна. Эта история напрямую связана с рабством, расизмом и колониализмом. Вы-то можете этого не понимать, но нам с детства рассказывают об острове Ата и о тех, кого похитили. Те мальчики оказались на Ате. И важно признать, что их история на 100% о том же.

Девушка написала большой материал, в котором развёрнуто выразила свою точку зрения:

The original article could’ve done more for the six men. The story should have been told by a Tongan. The story should have been told by the men themselves and their families. This is their story, will always be their story. The article doesn’t mention how the boys felt or why they made the choices they made. It lacked their perspective. It lacked the very Tongans the story was about, with the exception of Mano. But even then, Mano was sidelined. He deserves to share his story how he would want to.

Такая статья могла бы сделать больше для тех шести человек. Эту историю должен был рассказать тонганец. Сами герои или их родственники. Это их история, и таковой она останется навсегда. В статье не пишут о том, как мальчики себя чувствовали и почему они принимали те или иные решения. Не хватает их мнения. Не хватает самих тонганцев, с которыми это произошло, кроме Мано. Но даже его отодвинули на второй план. Он заслуживает того, чтобы рассказать свою историю по-своему.

В интервью ABC Australia Геса-Фатафехи сказала, что если когда-нибудь об этом возьмутся снимать фильм, то нужно нанять местную команду и добавить взгляд местных жителей.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо