Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Несмотря на тяготы COVID-19, египетские власти не смягчают ситуацию и продолжают репрессии

Алаа Абдель Фаттах выступает на Форуме личной демократии, 2011 год. Снимок в формате PDF с Flickr (CC BY-SA 2.0).

Египетские активисты, правозащитники и политики, находящиеся в заключении, подвергаются риску в переполненных тюрьмах на фоне пандемии COVID-19.

Многочисленные призывы освободить задержанных правозащитников остались без ответа. Тем временем популярный блогер и активист правозащитного движения Алаа Абдель Фаттах, известный в кругу единомышленников как «Алаа», объявил голодовку из-за непрекращающихся арестов и задержаний.

«Алаа сейчас голодает в знак протеста против своего продолжающегося тюремного заключения», — говорится в заявлении [анг] его семьи, опубликованном 22 апреля. Там же указано, что информация о том, что Алаа начал голодовку, поступила в прокуратуру 13 апреля из тюрьмы строгого режима «Тора», где активист сейчас содержится.

22 апреля семье удалось получить доступ к другим сведениям о состоянии здоровья Алаа во время голодовки:

Today we were able to see the medical report dated April 18, 2020, which stated that Alaa’s blood sugar level was at 54 mg/dL [milligrams per deciliter], heart rate at 76, blood pressure at 100/70, and that he refused to suspend a glucose drip.

Сегодня нам удалось посмотреть медицинское заключение Алаа от 18 апреля 2020 года, где указано, что уровень сахара в крови был 54 мг/дЛ [миллиграммов на децилитр], пульс 76, кровяное давление 100/70, и что он отказался прекратить приём глюкозы внутривенно.

«Данные сведения подтверждают, что Алаа держит сухую голодовку. Это противоречит предыдущей информации, в которой сообщалось [анг], что он принимает жидкости», — написала [араб] его сестра Мона Сейф.

Известный блогер и активист периодически попадал в тюрьму начиная с 2011 года. В 2011 году он провёл в тюрьме два месяца [анг], пропустив рождение своего первенца Халеда. В 2013 году Алаа был арестован [анг] и задержан на 115 суток, так и не представ перед судом.

Алаа арестовали и забрали из дома семьи в ноябре 2013 года. Спустя более чем год, в феврале 2015 года, он наконец-то оказался в зале суда и был приговорён к пяти годам тюремного заключения по закону о протестах от 2013 года, запрещающему несанкционированные демонстрации, и по обвинению в «организации» выступлений против военных судов. Алаа действительно принимал участие в акции протеста, проведённой 26 ноября 2013 года, но не являлся её организатором.

Его выпустили из тюрьмы 28 марта 2019 года, но при условии, что в течение пятилетнего испытательного срока Алаа будет ежедневно являться в местный полицейский участок к шести вечера и оставаться там взаперти до шести утра. Алаа постоянно выступал против своего условного освобождения, описывая [анг] его как «унизительное».

Но и эта «половинчатая свобода» длилась недолго.

Власти вновь арестовали [анг] активиста 29 сентября 2019 года в разгар подавления антиправительственных выступлений. Такого рода протесты стали редкими после военного переворота 2013 года, когда был свергнут демократически избранный президент Мухаммед Мурси, скончавшийся 17 июня 2019 года в тюремном заключении. Алаа арестовали, хотя он не принимал в демонстрациях участия. В ночь ареста «тюремные надзиратели завязали ему глаза, сорвали одежду, неоднократно пинали его и били, угрожали и оскорбляли», — сообщила [анг] Amnesty International, международная неправительственная организация по правам человека.

Адвокат Алаа, правозащитник Мухаммед Эльбакер, был арестован [анг] позже в тот же день во время выступления в Верховном суде по вопросам госбезопасности (SSSP), где представлял своего подзащитного. С ним тоже жестоко обращались.

Алаа и Эльбакер задержаны по одному и тому же делу [анг], основанному на фальшивых обвинениях в «распространении ложной информации», «членстве в нелегальной организации», «получении иностранного финансирования» и «неправомерном использовании социальных сетей».

По требованию обвинения их содержание под стражей в последний раз было продлено на 45 дней. Это произошло 20 февраля 2020 года, и с тех пор они оба удерживаются незаконно, поскольку по истечении 45-дневного периода срок задержания официально не был продлён.

«С тех пор, как 20 февраля 2020 года требование обвинения о продлении задержания было удовлетворено, Алаа не назначали более никаких слушаний, вследствие чего дальнейшее задержание самого Алаа и его соратников является незаконным»,— заявила [анг] его семья, добавив:

Exceptional circumstances do not cancel the rights of those held in temporary custody, nor should they be an excuse to strip them of their rights to counsel and defense.

Чрезвычайные обстоятельства не аннулируют права тех, кто временно находится под стражей. Не являются они и поводом лишать арестантов права на адвоката и защиту.

Репрессии нон-стоп

Пандемия COVID-19 никак не повлияла на тот факт, что Египет не собирается прекращать политические репрессии. Хотя власти и освободили некоторых заключённых, включая пятнадцать политиков и активистов [анг], в рамках мер по сдерживанию распространения вируса, десятки тысячи по-прежнему томятся в заключении за то, что мирно отстаивали свои права на свободу выражения, протеста и собраний.

По официальным данным [араб и анг], на 26 апреля текущего года в стране зафиксировано 4 534 случая заражения COVID-19 и 317 смертей. Египетские тюрьмы переполнены и заключённые содержатся в антисанитарных условиях, что вызывает [анг] серьёзное беспокойство о возможном распространении болезни в такой ситуации.

В рамках кампании по освобождению тысяч заключённых Каирский институт исследований в области прав человека опубликовал 14 апреля в Twitter:

#Египет: в то время как египетское правительство вводит комендантский час, оно продолжает игнорировать тот факт, что в стране есть десятки переполненных тюрем, в которых содержится в три раза больше заключённых, чем должно!! #COVID19
Подпишите петицию здесь: https://t.co/xvIpm54vYJ

Тем временем задержания и аресты продолжаются, несмотря на многочисленные призывы к освобождению политзаключённых. 20 апреля блогер Ваэль Аббас был арестован [анг] во время фотографирования Wadi Degla — природного заповедника, расположенного на 35 километров южнее столицы Египта Каира. Аббас собирался выложить снимки на своей Facebook-странице Planet Egypt 360, где он предлагает виртуальные туры по египетским туристическим достопримечательностям. Спустя несколько часов его освободили [анг].

В 2018 году Аббас провёл 7 месяцев за решёткой по сфабрикованному обвинению, включавшему «распространение ложных сведений», «сговор с террористическими группировками» и «неправомерное использование социальных сетей».

«Со мной жестоко обращались и дискриминировали из-за моей прошлой политической деятельности, хотя сейчас я этим не занимаюсь», — написал [анг] Аббас о последнем аресте на своей Facebook-странице.

При режиме авторитарного президента Абдул-Фаттаха Ас-Сиси тысячи людей были брошены в тюрьмы за то, что мирным путём реализовывали свои гражданские и политические права. Ас-Сиси, будучи министром обороны и верховным главнокомандующим ВС Египта, стоял во главе военного переворота 2013 года, после чего объявил себя президентом на выборах, которые не соответствовали международным стандартам [анг].

К политзаключённым зачастую применяются [анг] практики насильственных исчезновений, пыток, затяжных досудебных задержаний и одиночных заключений [анг]. Мучения несправедливо брошенных в тюрьму узников продолжаются даже во время столь серьёзного кризиса в области здравоохранения, как вспышка COVID-19.

Узнайте о психологическом воздействии голодовки из инфографики, созданной партнёром Global Voices Visualizing Impact:

ГОЛОДОВКА

1-й день: чувство голода и желудочные спазмы прекращаются спустя 2-3 дня.

7-й день: Нельсон Мандела завершил свою тюремную голодовку.

14-й день: Катаболизм — организм начинает расщеплять мышечные ткани, чтобы выжить.

15-й день: пропадает чувство жажды; головокружения, замедленная умственная деятельность, озноб.

18-й день: трудно или невозможно вставать.

21-й день: Махатма Ганди завершил свою самую длинную голодовку.

22-й день: Лайла Соуейф завершила голодовку в поддержку своего сына Алаа.

26-й день: в 2005 году свыше 200 заключённых в Гуантанамо заставили прекратить голодовку.

27-й день: 33 южноафриканских заключённых окончили голодовку в 1989 году.

28-й день: организм теряет 18% веса.

35-й день: крайне неприятные ощущения головокружения, непроизвольная рвота, быстрые бесконтрольные движения глаз, диплопия — двойное зрение.

42-й день: безразличие к окружающей обстановке, нарушение координации, потеря концентрации и слуха, возможна слепота.

45-й день: в любое время может наступить смерть от сердечной недостаточности —сердечно-сосудистый коллапс.

66-й день: Бобби Сэндс умирает в тюрьме, Хадер Аднан голодает свыше двух месяцев. Его не судили и не предъявляли обвинений.

71-й день: голодовка Араша Садеги длится более 71 дня.

Надпись внизу постера: «Мы стремимся не к смерти, а к полноценной жизни» — лозунг участников голодовки на площади Тяньаньмэнь в июне 1989 года.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо