Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Поможет ли коллективное фермерство с участием художников спасти участок фермерской земли в центре Манилы?

Художники и волонтеры обрабатывают землю. Источник: сеть Facebook, используется с разрешения правообладателя.

[Если не указано иное, все ссылки в данной статье ведут на англоязычные источники.]

Филиппинские художники и волонтеры решили стать фермерами, чтобы культивировать участок земли в центре Манильской агломерации [рус]. Они участвуют в кампании по предупреждению насильственного захвата фермерских земель. Группа активистов входит в состав Альянса в поддержку подлинной аграрной реформы и сельского развития (на Филиппинах он известен под названием SAKA), который защищает права сельского населения в стране.

Руководитель SAKA Анхело Суарес рассказал нам в интервью о причинах, побудивших активистов создать в Кесон-Сити bungkalan, коллективный проект по культивации земли. Кесон-Сити — это один из шестнадцати городов, образующих Манильскую агломерацию [рус] (по данным переписи населения за 2015 год, численность ее жителей достигает 13 миллионов человек).

As peasant advocates who advance agroecology, we wanted to participate in agricultural production.

In the spirit of bungkalan, we thought this was a great chance to start participating in production and learning the rudiments of both organic agroecology and organizing a community for the assertion of people’s rights.

Мы выступаем в защиту прав сельского населения и за развитие агроэкологии, поэтому у нас возникло желание участвовать в сельскохозяйственном производстве.

Это соответствует духу bungkalan, и мы решили, что это отличная возможность принять участие в производстве [сельскохозяйственной продукции] и научиться основам как агроэкологии, так и организации сообщества по защите прав человека.

Суарес рассказывает сложную историю этого земельного участка. Изначально он использовался как фермерская земля, но в 1930-х годах его изъяло государство, присоединив к недавно основанному Кесон-Сити. Участок вновь сменил хозяина в 1950-х годах, когда правительство передало его в собственность Филиппинского университета Дилиман, ведущего высшего учебного заведения страны.

В последующие пятьдесят лет участок практически не использовался, хотя урбанизация в Кесон-Сити шла высокими темпами. В середине 2000-х годов местное сельское сообщество добилось включения этого земельного участка в программу аграрной реформы, однако Филиппинский университет оспорил это решение, вступив в сговор с местной администрацией Кесон-Сити. В результате классификация участка была изменена, и теперь это «земля несельскохозяйственного назначения». Филиппинский университет планирует построить здесь парковку.

Однако Суарес настаивает: эта земля должна считаться сельскохозяйственной. Он объясняет:

It is a bit strange that a farmland can exist in what appears to be a highly industrialized city. But given the reality of uneven development, there does exist a large farmland in Quezon City that resembles nothing of its urban surroundings. Sure, it’s not agricultural on paper—but all it takes is a quick visit to the actual site to determine there’s nothing industrialized about this part of Quezon City at all. In fact, it is so bereft of industrialization that much of the work carried out on the farm is done by hand. The farmers cannot even afford the fuel needed by their rusty old hand tractor to make it work. Even threshing unhusked rice is done manually. What SAKA does is help maintain—and eventually prove—the agricultural status of this farmland by keeping it productive.

Сельскохозяйственные угодья в составе высокоиндустриального города — это выглядит странно. Но реальность такова, что развитие [страны] неравномерно, и перед нами огромный участок всамделишной сельскохозяйственной земли в черте Кесон-Сити, составляющий большой контраст с другими районами города. На бумаге, конечно, это не сельскохозяйственная земля, но достаточно непродолжительного визита на участок, чтобы убедиться в том, что индустриализация не добралась до этой части города. Более того — она здесь отсутствует до такой степени, что бóльшая часть сельскохозяйственных работ производится вручную. Фермеры не могут позволить себе купить топливо для старенького мотоблока, и поэтому даже такие работы, как молотьба риса, проводятся вручную. SAKA возделывает этот участок, потому что это поддерживает его аграрный статус, а в будущем поможет доказать, что это действительно сельскохозяйственная земля.

По словам Суареса, активисты SAKA начали работу на этом участке в начале 2019 года:

We sought permission from the local peasant community to let us till the few square meters they had left unkempt for its difficulty to till. We worked the land for months, till it’s finally able to yield eggplant, okra, pechay [a form of cabbage] , string beans, and other vegetables. We are yet to devise a more efficient system for portioning out the produce among those who’ve worked on it, but for a good span of time all produce was for anybody’s taking: primarily the resident farming community, then the SAKA volunteers who’ve worked on it.

С разрешения местных фермеров мы засеяли те несколько квадратных метров, которые местное сообщество не возделывало из-за сложностей обработки почвы на этом участке. Мы работали несколько месяцев и в итоге собрали урожай баклажанов, окры [прим. перев.: овощная культура семейства Мальвовые], бок-чоя [прим. перев.: китайская листовая капуста], стручковой фасоли и других овощей. Нам остается придумать более эффективную систему распределения урожая между теми, кто его выращивал, но довольно долгое время его могли забирать все: в первую очередь местные фермеры, затем — волонтеры SAKA, которые работали на участке.

Но сейчас перед активистами стоит ряд проблем:

The first challenge is the fact that, being artists, literally none of us is a farming expert. Once in a while we get volunteers who have experience in urban gardening and amateur organic farming—but this land is the real deal, we’re practically starting from scratch on actual agricultural land.

Another setback is our lack of experience in organizing. Many of us in SAKA are new activists, and while we are guided by seasoned peasant organizers, many of them spend more time in the countryside where most of our peasant communities are.

Во-первых, мы художники, поэтому среди нас нет никого, кто бы разбирался в земледелии. Раз в какое-то время к нам приходят волонтеры с опытом работы в сфере городского фермерства или энтузиасты органического земледелия, но здесь задача серьезная — мы почти с нуля возделываем самые настоящие сельскохозяйственные угодья.

Во-вторых, у нас нет опыта в организации [сообщества]. Многие активисты недавно в SAKA, и хотя нас консультируют опытные фермеры, многие из них проводят больше времени в сельских районах, где находятся фермерские сообщества.

Суарес рассказывает, как однажды из-за частых дождей небольшой участок фермы оказался затоплен и активисты начали обустраивать самодельную систему каналов для отвода дождевой воды. Это стало для команды приоритетом номер один и останется им на ближайшие несколько месяцев.

We’ve been digging canals to jumpstart another massive till; the makeshift trenches we’re making should prevent another flooding from killing our crops. Ka Toto, one of the resident farmers and an active member of Anakpawis (Toiling Masses) partylist group, reminds us that the last quarter of the year is a great time to plant, a season conducive to growth. So we have to work double-time in gathering volunteers to join us. To do this, we have been actively campaigning in different forums, talking about bungkalan as a nation-wide mass movement that plays a significant role in the peasant struggle, as well as about bungkalan itself as an urgent intervention in UP’s forthcoming eviction of resident peasants.

Мы создаем каналы, потому что хотим взять еще один большой участок в обработку, а каналы, пусть и самодельные, помогут уберечь посевы от повторного затопления и гибели. Ка Тото, один из местных фермеров и активный участник сообщества Anakpawis («Трудящиеся массы»*), недавно напомнил нам, что последний квартал года — лучшее время для посадок, когда всё хорошо растет. Поэтому мы уделяем вдвое больше времени работе с волонтерами и убеждаем людей присоединиться к нам. Мы проводим множество кампаний на различных форумах, рассказываем о bungkalan как о массовом движении, охватившем всё население и играющем важную роль в борьбе сельских жителей за свои права. Но bungkalan — это также экстренное противодействие попыткам Филиппинского университета отобрать землю у местного населения.

Неясно, поможет ли разрешить этот спор закон, подписанный президентом Филиппин Родриго Дутерте в августе 2019 года и разрешающий Филиппинскому университету продавать землю по частям правительству Кесон-Сити. Однако инициативы, подобные созданному SAKA движению bungkalan, играют важную роль в распространении информации о необходимости сохранения фермерской земли в центре Кесон-Сити. Подобные инициативы также помогают бороться с угрозой выселения местных фермеров.

Фотографии ниже иллюстрируют деятельность SAKA в рамках проекта bungkalan:

Земледелие в черте города, а вдали возвышается небоскрёб. Источник: сеть Facebook, используется с разрешения правообладателя.

Посадка растений, организованная SAKA. Источник: сеть Facebook, используется с разрешения правообладателя.

Волонтеры SAKA. Источник: сеть Facebook, используется с разрешения правообладателя.

*Прим. перев.: в оригинале игра слов: to toll означает одновременно «трудиться» и «возделывать».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо