Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Больше уголовных преследований: Россия ужесточает борьбу с «фейковыми новостями» о COVID-19

Пустынная Красная площадь во время пандемии COVID-19. 17 апреля 2020 года. Фотография (c): Марк Беннеттс. Используется с разрешения.

Читайте специальную рубрику Global Voices о всемирных последствиях COVID-19.

Россия снова оказалась в эпицентре международного скандала с «фейковыми новостями». С февраля некоторые СМИ обвиняют Москву в развязывании дезинформационной кампании о коронавирусе [анг]. Это утверждение повторяется во внутреннем документе, подготовленном [анг] 18 марта отделом внешней политики ЕС.

Среди подобных заголовков легко пропустить, что российское правительство также ведёт борьбу с дезинформацией — и его определение «фейковых новостей» явно меняется в зависимости от целей.

На момент написания этой статьи [24.04.2020], по данным карты Университета Джона Хопкинса, в России насчитывалось более 68 000 подтверждённых случаев коронавируса. В стране введены строгие карантинные меры. В течение нескольких недель в России наблюдался значительный скачок заболевания, но при этом зарегистрировано гораздо меньше смертей [анг], чем в других крупных странах, и отмечен необычно низкий уровень инфицирования в целом, несмотря на широкомасштабное тестирование. Существует много спекуляций по поводу вышеприведённых данных, причём большая их часть касается эффективности тестировочного оборудования в стране. К 21 марта страна сообщила только о 306 подтверждённых случаях — в то время как больницы начали заполняться необычно тяжёлыми случаями пневмонии [анг]. «Ощущение, что нам просто врут», — воскликнула Анастасия Васильева, глава медицинского профсоюза страны.

С разгаром пандемии в России некоторые граждане начали сомневаться [анг] в официальных цифрах. Похоже, именно эта тенденция привела к тому, что президент Владимир Путин заявил 4 марта, что информация о тысячах заболевших в России — это «фейковые сообщения», поступившие, вероятнее всего, «из-за границы», чтобы посеять панику среди населения.

Споры о вероятном количестве заболевших оказались в центре первой волны «фейковых новостей» во время эпидемии в России. Независимая радиостанция «Эхо Москвы» 20 марта удалила с сайта запись передачи про коронавирус, гостем которой был политолог Валерий Соловей. Запрос поступил от Роскомнадзора, который 18 марта предупредил, что российские СМИ будут лишены лицензии, а их сайты заблокированы, если будут публиковать «фейки» о коронавирусе. Роскомнадзор разъяснил, что необходимо «удалить недостоверную общественно значимую информацию, распространяемую под видом достоверных сведений, создающую угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности», но при этом не уточнил, какая именно недостоверная общественно значимая информация была произнесена в эфире «Эха Москвы». В настоящее время считается, что власти среагировали на заявление Валерия Соловья о том, что коронавирус уже унёс 1 600 жизней в России, а также сравнение того, как Кремль справляется с кризисом, с реакцией Советского Союза на аварию на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

В это же время интернет-СМИ в Магадане также пострадало от Роскомнадзора. Изданию «Говорит Магадан» 20 марта пригрозили крупным штрафом в связи с публикацией статьи, где утверждалось, что в городе на Дальнем Востоке умер человек с подозрением на коронавирусную инфекцию. Хотя информация о заражении гражданина не была подтверждена, СМИ отстаивало свой репортаж; по заявлению редакции, процитированному изданием «РИА Новости»: «…получается, либо указанный пациент не лежал на лечении в больнице, либо врачи не подозревали у него наличие коронавируса, либо человек не умер. Но все три тезиса подтверждены».

Когда местное издание газеты «Коммерсант» сообщило, что для жертв коронавируса на одном кладбище в Уфе подготовлено 1 000 могил, 12 апреля редакторы получили точно такой же вызов — Роскомнадзор потребовал удалить статью. И когда журналист «Новой газеты» Елена Милашина написала критическую статью о том, как чеченские власти справляются с кризисом, Генпрокуратура приказала удалить материал 16 апреля из-за наличия в нём неких недостоверных сведений. Позднее Милашина получила публичные угрозы от лидера Чечни Рамзана Кадырова.

Но не только публикации пали жертвой нового поветрия. В последние недели несколько человек были обвинены в том, что поделились «неточной социально значимой информацией». Или, если перевести с русского юридического, — «фейковыми новостями».

Закон против фейковых новостей

Закон против публикации «недостоверной социально значимой информации, распространяемой под видом правдивых сообщений» вступил в силу в России в марте 2019 года. Закон, который был введён наряду со спорным запретом на «оскорбление» властей.

Закон 2019 года превратил фейковые новости в административное правонарушение, наказуемое штрафом. До марта этого года положения закона использовались прокуратурой редко и выборочно — теперь количество судебных процессов, связанных с исполнением требований этого правового акта, резко выросло.

Первого апреля 2020 года президент Путин повысил ставки, подписав новый закон, в соответствии с которым распространение фейковых новостей стало уголовным преступлением. Его сопровождает другой закон, криминализирующий нарушение правил карантина, если таковое привело к летальным исходам. Теперь уголовная ответственность за распространение «фейковых новостей» — штраф в размере до двух миллионов рублей и тюремное заключение на срок до пяти лет. Если распространение «недостоверной информации» мешает работе основных служб, то нарушитель может быть оштрафован на сумму до 400 000 рублей.

По словам Станислава Селезнёва, юриста Международной правозащитной организации «Агора», один из камней преткновения в законе — власти должны доказать, что преступники знали о предполагаемой недостоверности информации перед тем, как начали её распространять. Это также позволяет властям наказывать только одного человека, а не всю цепочку людей, поделившихся сведениями, признанными «фейковыми новостями», и добавляющими к ним новый смысл с каждой новой публикацией.

Селезнёв и его коллеги опасаются, что закон окажет непоправимое воздействие на свободу слова. С момента его вступления в силу «Эхо Рунета» обнаружило минимум шесть открытых дел за распространение «фейковых новостей».

Первое дело было возбуждено против жительницы Санкт-Петербурга Анны Шушпановой в связи с сообщением, которое она опубликовала 2 апреля в группе во «ВКонтакте» «Новости Сестрорецка». В посте Анна утверждала, что пациент одной из сестрорецких поликлиник с положительным тестом на коронавирус, но не сильно выраженными симптомами был отправлен домой на общественном транспорте. Адвокат Шушпановой Павел Ясман рассказал «Медузе», что дело весьма непростое из-за невозможности доказать, что Шушпанова «сознательно делилась» недостоверными новостями, так как девушка была уверена, что её источник полностью заслуживает доверия. Шушпанова также отметила для «Медузы», что это дело может быть связано с активистской деятельностью девушки.

Однако административные дела по «фейковым новостям» продолжают появляться — похоже, правоохранительные органы отдают им предпочтение и открыли уже минимум 12 дел с того момента, как 1 апреля были ужесточены административные меры за подобные правонарушения. Эти дела также затрагивают пользователей социальных сетей, которые сомневаются в официальных данных о пандемии.

Например, 9 апреля полиция Санкт-Петербурга открыла административное дело против Владимира Воронцова, администратора группы сети «ВКонтакте» под названием «Омбудсмен полиции». Пост Воронцова, приведший к делу, — запись от 2 апреля, в которой автор утверждал, что 70 процентов сотрудников Института ФСБ в Санкт-Петербурге инфицированы коронавирусом. По информации «РБК», Владимир пояснил, что сам впервые узнал о возбуждении дела из публикации на сайте телеканала RT, и что к тому времени, когда Воронцов попытался найти этот пост, «ВКонтакте» его уже удалил. Совсем недавно (21 апреля) в Сургуте молодой человек был обвинён в административном правонарушении за распространение ложных новостей: в частности, он утверждал в социальных сетях, что местные власти не имели права арестовывать неинфицированных людей за несоблюдение режима самоизоляции.

Следует подчеркнуть, что эти обвинения выдвигаются и против пользователей социальных сетей, выдвигающих более опасные утверждения: 15 апреля 38-летний гражданин Владикавказа был арестован за то, что поделился видеороликом с призывами к гражданам выходить из изоляции и утверждениями, что это никак не угрожает их здоровью.

Учитывая то, какое внимание сейчас уделяется информации о COVID-19, понятно, что российские власти не могут применять новый закон против каждого пользователя социальных сетей, имеющего спорное мнение насчёт коронавируса. Возможно, они и не собираются это делать; 15 апреля оппозиционный новостной сайт «МБХ медиа» сообщил об аналитической записке, вероятно, подготовленной Администрацией президента и предлагающей «показательно» применить закон о фейковых новостях против «нескольких блогеров» и «пары СМИ».

Таким образом, растущее число дел о «фейковых новостях», связанных с коронавирусом, — как административных, так и уголовных — серьёзно огорчило часть пользователей Рунета избирательным применением закона. Когда видеоблогер Александр Торн записал сатирическое видео, вышучивая теории заговора о COVID-19, он столкнулся с уголовным преследованием в соответствии с положениями нового закона:

Резкий контраст с назначением доктора Александра Мясникова [анг] главой государственного информационного центра по мониторингу ситуации о коронавирусе. Мясников, регулярно появляющийся на телевидении в качестве гостя прокремлёвского ведущего Владимира Соловьёва, в феврале и марте сделал несколько заявлений о том, что пандемия не коснётся России, что она будет «сезонной» и стихнет к середине апреля. Позже он отказался от своих слов, утверждая, что рекомендовал дождаться выработки коллективного иммунитета.

Среди новых обязанностей Мясникова — возглавить борьбу с «фейковыми новостями», связанными с коронавирусом.

Оставайся в безопасности и помалкивай

Поведение России не является чем-то из ряда вон выходящим, когда речь идёт о борьбе с теми, кто распространяет вредоносную лживую информацию, могущую повредить общественному здоровью. Но по мере роста количества административных и уголовных дел (в соответствии с новым законом) активисты в области цифровых прав предупреждают, что этот документ особенно часто используется против тех, кто открыто ставит под сомнение официальную информацию о борьбе с вирусом или официальную статистику случаев и смертей от коронавируса.

На данный момент любому, кто хочет поделиться в Рунете своими взглядами на пандемию, полезно учесть совет Саркиса Дарбиняна, одного из основателей «Роскомсвободы», российской неправительственной организации, защищающей свободу информации в интернете. Он предложил следующее в комментариях каналу «Дождь» 11 апреля:

    • Не публиковать информацию, которая отличается от официальных данных оперативного штаба или государственных органов. Даже со ссылкой на слова знакомых;
    • Не шутить про коронавирус — у полиции и прокуратуры нет никакого чувства юмора, и за любую шутку, которая не соответствует официальной информации властей, могут привлечь к ответственности;
    • Если вы все-таки решили пошутить или выразить свое мнение о коронавирусе, отличное от официального, стоит поставить дисклеймер/хештег с указанием на это. Это объясняется тем, что в таком случае следствию «придется анализировать не только контент, но и комментарий самого пользователя о том, что к его сообщению не надо относиться серьезно.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо