Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Самоизоляция в России: феминистки опасаются эпидемии домашнего насилия

Женщины в Санкт-Петербурге выступают против насилия в семье, август 2019 года. Фотография (c): Объединённое феминистское движение Санкт-Петербурга / Instagram. Используется с разрешения.

Читайте специальную рубрику Global Voices о всемирных последствиях COVID-19.

По мере того, как число случаев заражения коронавирусом в России растёт в геометрической прогрессии, многие населённые пункты оказываются в карантине. На момент написания статьи [03.04.2020] «индекс самоизоляции» «Яндекса» для всех крупнейших городов России составлял 4-5 баллов, что означает «на улице почти никого».

Дом должен был стать убежищем на время пандемии, но для многих женщин и девочек самоизоляция означает «быть запертой с серийным агрессором».

«Для большого числа женщин и детей дом может быть местом страха и жестокого обращения», — рассказывает Дубравка Симонович, спецдокладчик ООН по вопросам насилия в отношении женщин, которая считает, что карантинные меры, связанные с коронавирусом, приведут к росту насилия в отношении женщин. Это уже происходит по всему миру. В Бразилии, Китае, на Кипре, в Италии и Испании активисты и местные власти начали сообщать о «взрывном росте» [анг] числа отчаянных просьб о помощи от запуганных женщин, который последовал за ограничением передвижения.

Пойдёт ли Россия по этому пути? Оксана Пушкина, заместитель председателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, сообщила 30 марта, что в стране всего 15 кризисных центров для жертв домашнего насилия, и многие из них закрылись в связи с карантином. Девять российских общественных организаций, работающих с жертвами домашнего насилия, 2 апреля обратились к правительству с просьбой принять срочные меры для обеспечения защиты и помощи пострадавшим в условиях карантина. Они призывают к созданию координационного центра быстрого реагирования на сообщения о насилии со стороны близких, поддержке приютов, информационным кампаниям против домашнего насилия, разъяснительным работам с сотрудниками правоохранительных органов о способах решения этой проблемы, освобождению жертв бытового насилия от штрафов и других наказаний за выход из дома во время карантина.

Перспективы в России безрадостны: на протяжении нескольких лет правозащитники и феминистские активисты пытались — и потерпели поражение — добиться официального признания и защиты жертв домашнего насилия. С 1990-х годов предлагалось около 40 законопроектов. Проект закона о профилактике семейно-бытового насилия 2016 года был отклонён. В 2017 году Госдума ослабила наказания за некоторые формы домашнего насилия [анг] на фоне консервативной кампании за «семейные ценности». В прошлом декабре Пушкина и несколько активистов представили законопроект против домашнего насилия. Он ещё не принят, но уже столкнулся с яростным неприятием.

Вот почему многие феминистки считают, что Россия просто не принимала домашнее насилие всерьёз. Теперь же уязвимые женщины могут дорого за это заплатить.

Вершина айсберга


Ужасные случаи домашних истязаний регулярно попадают в заголовки газет в России. Мы могли бы — и должны — вспомнить дело сестёр Хачатурян, зарезавших своего отца после многолетнего сексуального и физического насилия с его стороны. В декабре 2017 года муж Маргариты Грачёвой отрубил ей руки. В прошлом ноябре 24-летняя студентка Анастасия Ещенко была обезглавлена своим профессором и партнёром, 63-летним Олегом Соколовым.

Эти случаи по понятным причинам приковали к себе всеобщее внимание. Но наряду с ними не менее ужасающие преступления происходят каждый день. Их не так широко обсуждают, потому что точное число случаев домашнего насилия в России неизвестно.

Некоторые истории могут оказаться — и оказываются — фатальными. Используя информацию, транслируемую СМИ, независимый проект femicid.net попытался произвести собственные расчёты. Вот результаты данных за 2019 год о фемицидах (или убийствах женщин) в России, которыми также поделилось Радио Свобода: 1 461 случай бытового насилия, закончившийся убийством и упомянутый в публичных источниках между январём 2019 года и 25 января 2020 года. 593 убийства совершены интимными партнёрами, 73 — бывшими интимными партнёрами, 266 — членами семьи, 332 — знакомыми. Эти цифры намного выше, чем заявляют чиновники.

Эти данные нельзя просто запросить у Министерства внутренних дел. Российское уголовное законодательство не содержит какого-либо конкретного определения «гендерного насилия» или «фемицида», что затрудняет попытки оценить масштаб проблемы. Эти преступления причисляют к другим категориям. Например, женщина, умирающая в больнице после того, как её избил муж, не будет считаться жертвой убийства в результате домашнего насилия.

В данных о фемицидах за 2019 год цитируется информация из дайджеста Федеральной службы государственной статистики «Женщины и мужчины России — 2018». В нём говорится, что гибель 36 200 женщин в этом году связана с «внешними причинами», включая отравления, случайные падения, удушение, утопление, травмы, поражение электрическим током, ожоги, огнестрельные ранения и прочее. Авторы проекта предполагают, что за каждым из этих терминов могут скрываться случаи фемицида.

И хотя в России распространено мнение, что «женщины тоже могут убивать и делают это жестоко», статистика говорит об обратном. Официальные данные Министерства внутренних дел России, цитируемые в докладе, показывают, что женщины несут ответственность за гораздо меньшее количество преступлений, чем мужчины (16% от общего числа), и что 79% особо тяжких преступлений, совершённых женщинами, связаны с самозащитой (хотя это редко принимается во внимание судом). Женщины составляют абсолютное большинство жертв сексуального насилия.

Актуальная статистика заключается в том, что когда речь идёт об убийстве, то самым опасным местом для российской женщины становится её собственный дом. Из 1461 инцидента в 2019 году 446 произошли в жилище, которое жертва делила со своим партнёром, и 302 — в собственной квартире жертвы.

Сегодня многие защитники прав женщин говорят, что с учётом всех остальных государственных мер (например, программ против гендерного насилия, убежищ для жертв, запретительных приказов для агрессоров), ужасающая ситуация в России в сфере фемицидов и домашней агрессии либо сохранится на прежнем уровне, либо усугубится, если только правительство не примет закон, прямо запрещающий домашнее насилие.

Эта борьба в России затрагивает как социальные общественные нормы, так и высокую политику. Как пояснила 8 февраля Любава Малышева из Московского женского музея в статье для Радио Свобода:

В обществе культивируется представление о том, что повышенная мужская агрессивность и социальная безответственность – следствие мужской природы и неизбежность, с которой ничего невозможно поделать. Но такие идеи противоречат реальности развитых стран.

«Бьет — значит любит»


Чтобы получить представление о широко распространенной нормализации бытового насилия в российском обществе, достаточно взглянуть на его изображение в прессе. Всего за несколько дней до Международного женского дня 2020 года на Comedy Club, известном российском телешоу, была показана сценка-пародия на пару, обсуждающую грядущие совместные выходные. Пока жена предлагала разные варианты прогулки по магазинам, муж обращался к аудитории с предложениями другого рода: как избить свою жену или убить её
:

Может заехать в «Ля Моду»?
Может заехать в Ля морду?
А лучше поедем в IKEA
А хочешь, сломаю тебе шею?
Заскочим на рынок, тут за углом?
А может пырнуть тебя ножом?
Только сначала дойдем до банкомата
Может расстрелять тебя из автомата?
Поехали на Горбушку!
Хочешь, ушатаю тебя с вертушки?
А может просто пройдемся по магазинам?
А может просто облить тебя бензином?

В свете процитированной статистики «шутка» уже не выглядит такой весёлой. Феминистский онлайн-журнал 9oemarta.ru привлёк внимание феминистского сообщества в Facebook к возмутительному видеоролику. Пародию пользователи комментировали саркастически, но без малейшего удивления; подобного рода женоненавистническая риторика — не редкость как на российском телевидении, так и в СМИ в целом. 

Наиболее популярной реакцией феминисток был комментарий о том, что видео слишком омерзительно для просмотра. И это понятно. В стране, где до сих пор нет закона, защищающего женщин от издевательств в семье, шутки о домашнем насилии по телевидению — это не только дурновкусица, но и грустное напоминание о том, как мало делается. В то время как женщин убивают, над шутками об их убийствах будут смеяться, как будто это происходит в другой реальности, — с этим печальным фактом феминистки знакомы очень хорошо.

Что можно сделать?

Начинают поступать сообщения о первых инцидентах в стране, находящейся в карантине. По информации nasiliu.net, одного из ведущих онлайн-ресурсов России о домашнем насилии, 3 апреля сотрудниками Росгвардии был задержан мужчина. Он избил свою бывшую жену, с которой находился в самоизоляции в Петрозаводске, Карелия.

Вероятно, это не первый и не последний случай. Валентина Фролова, координатор по защите прав женщин и детей неправительственной организации «Зона права», пояснила газете «Коммерсантъ», что резкий рост числа обращений за помощью от жертв бытового насилия произойдет не сразу после введения карантинных мер, но, возможно, месяц спустя.

«Зона права» — одна из нескольких правозащитных организаций, недавно запустивших «горячую линию» для жертв насилия в семье. К сожалению, это необходимо. Россия, возможно, действительно нуждается в карантине, чтобы победить эпидемию коронавируса, но для некоторых российских женщин приоритетом является выживание в условиях эпидемии домашнего насилия.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо