Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Запертые за дверью: COVID-19 выявляет проблемы в службах заботы о пожилых людях в Азербайджане

По строгим правилам карантина в стране азербайджанцам старше 65 лет не разрешается выходить из дома. Иллюстрация (c): Лейла Али для Chai Khana. Использовано с разрешения.

Эта статья проекта Chai-Khana.org публикуется Global Voices по соглашению о партнёрстве. Текст Айтан Фархадовой.

Читайте специальную рубрику Global Voices о всемирных последствиях COVID-19.

95-летняя Санубар Алекперова должна иметь возможность сидеть в саду и наслаждаться весенней погодой в Сумгаите, приморском городе недалеко от столицы Азербайджана Баку. Ее должны окружать ее дети, которые раньше приходили проведать ее и составить компанию.

Вместо этого Санубар прикована к дивану у двери, потому что ее семья боится, что она может заразиться коронавирусом.

Азербайджан принял одну из самых строгих мер на Южном Кавказе, поскольку правительство пытается контролировать распространение вируса, который уже заразил более 1500 человек в стране. Согласно новым ограничениям, никто старше 65 лет не может покинуть дом до 20 апреля. Лица же других возрастных категорий должны получить разрешение, чтобы выйти из дома; это разрешение касается только необходимыx и неотложных нужд.

Теперь невестка Санубар более тщательно заботится о свекрови, ограничивает ее контакт с внешним миром и часто моет ее руки. Внуку Санубар, которому разрешают выходить из дома на работу, запретили проводить время со своей бабушкой, опасаясь, что он может передать ей вирус.

«Мы попросили всех наших родственников не навещать нас. Моя свекровь стара, и нет надежды, что мы ее спасем, если она заразится вирусом. Мы часто дезинфицируем ей руки спиртом. Поскольку это частный дом, в жаркую погоду она сидит на диване у двери. Мы также не покидаем дом», — говорит Чимназ Алекперова, ее невестка.

«Я контролирую все. На работе моему сыну дали маску. Я купила одноразовые перчатки для него и сказала ему менять их каждый час. Я также запретила ему видеться с бабушкой. Моя свекровь знает, что мы делаем все, чтобы она не заболела».

Строгие меры получили некоторую похвалу, поскольку правительства пытаются контролировать  распространение коронавируса.

«Похвально, что правительство Азербайджана своевременно отреагировало на пандемический кризис и внедрило модель социальной изоляции для защиты населения от этого быстро распространяющегося вируса, и в этом случае особое внимание было уделено пожилому населению, которое является более восприимчивым к COVID-19», — говорит Фарид Бабаев, глава представительства ЮНФПА (Фонд ООН в области народонаселения) в Азербайджане.

Но критики отмечают, что азербайджанская система была запущена без учета положения пожилых людей в стране — которые составляют 6,8 процента населения. Для тех, кто живет один, новые правила самоизоляции сделали невозможными удовлетворение таких элементарных потребностей, как снятие пенсии и покупка продуктов.

Служба вызовов Министерства труда и социальной защиты населения — 142 — помогает гражданам в возрасте от 65 лет и старше. Но жители говорят, что они должны платить за продукты, которую они получают, а это невозможно без их пенсии.

Ко 2 апреля в колл-центр [азер] поступило 27 486 обращений, из которых 5 278 были связаны с предоставлением социальных услуг.

Фазиль Талыбов, глава департамента по связям с общественностью и коммуникациям министерства, написал в Facebook [азер] 26 марта, что в некоторых случаях граждане звонят 142, чтобы попросить продовольственную помощь или бесплатное такси. «Социальные услуги не включают продовольственную помощь. Социальные услуги включают помощь по дому, по покупке предметов первой необходимости, лекарств, коммунальных платежей и т. д. за свой счет», — подчеркнул он.

Экономист Тогрул Велиев говорит, что пробелы в системе показывают, что правительство застали врасплох и оно поспешно приняло меры, не задумываясь о последствиях. «Если вы устанавливаете правило, согласно которому люди старше 65 лет не могут выйти на улицу, вы должны были продумать политику. Например, правительство считало, что они будут выплачивать пенсии, и всё», — говорит он.

«Но как теперь решить проблему снятия пенсий с банкоматов, если люди не могут выйти на улицу? Они [власти] говорят, что те могут попросить родственника или социального работника снять деньги с их карты. Это на самом деле противоречит закону, вы не можете предоставить свой пин-код незнакомцу, как вы сможете проконтролировать, сколько он снимет?… И даже доступные социальные услуги работают не очень эффективно», — продолжает экономист.

Как ответ на недочеты системы, в Баку и в других регионах зародилась гражданская инициатива.

Одна группа добровольцев создала Фонд помощи Гарангуш, чтобы помочь людям во время карантина. Участники и волонтеры работают с магазинами, чтобы обеспечить пожилых людей и других нуждающихся продовольствием и предметами первой необходимости. Первоначально идея заключалась в том, чтобы делать покупки, а затем доставлять их на дом.

«Мы обсудили с командой, как минимизировать прямые контакты, обеспечить людей едой, чистящими средствами и другим необходимым товаром. Мы поговорили с одной сетью супермаркетов в Баку, Bizim Market, и создали карточную систему и начали переводить пожертвования в бонус-карты супермаркета… Пока мы раздали 45 таких карт нуждающимся», — объясняет Вахид Алиев, член инициативной группы.

Но экономист Ниджат Гараев предупреждает, что частных инициатив будет недостаточно, чтобы помочь нуждающимся во время карантина. «Кампании по оказанию розничной помощи и поддержки (распределение продуктов питания и т. д.), проводимые разными правительственными учреждениями или их филиалами (агентствами, инициаторами, финансируемой государством молодежью и целенаправленными действиями и т. д.), не являются стратегическими и устойчивыми», — говорит он.

Гараев отмечает, что сейчас правительство сталкивается с двойным вызовом, потому что оно не только не было готово к вирусу, а цены на нефть серьезно упали. Однако он добавляет, что традиции ухода за пожилыми людьми в Азербайджане снимают с правительства часть груза:

«Тот факт, что большинство пожилых людей находятся дома и что в обществе существует устойчивая семейная поддержка пожилым людям, облегчает работу правительства. Это значит, что им не приходится иметь дело с сотнями тысяч престарелых, которые остро нуждаются в деньгах и уходе, — говорит Гараев. — С другой стороны, сегодня многие семьи находятся дома, не имеют работы, и их источники дохода полностью отсутствуют. Наверняка, особенно в городах, есть тысячи семей, которые нуждаются в пенсии, получаемой пожилым родственником».

По словам Гараева, единственное устойчивое решение заключается в более активной помощи со стороны правительства. «Было бы хорошо, если бы они создали централизованную структуру управления кризисами, структуру социальной защиты. Они пытаются так сделать, но это не кажется стратегичным. В итоге, они не могут достичь необходимого уровня социальной изоляции [чтобы остановить распространение вируса]».

А пока, пожилые люди, которые живут одни, должны справляться, как могут.

81-летняя Мавсуха Насирова из Баку говорит, что она еще не получила никакой помощи и пытается выжить с помощью своих соседей.

«Мой младший сын умер… С тех пор живу одна. Позвонила в министерство один раз. Они сказали: „Если вы можете заплатить, мы пойдем в магазин и купим, что надо“», — вспоминает она. «Я ответила, что если бы у меня были деньги, я бы попросила соседа, он бы их купил», — отмечает Мавсуха.

Мавсуха страдает от высокого кровяного давления и диабета, поэтому ее самой большой проблемой является то, что из-за карантина она не может посетить местную клинику, чтобы получить бесплатные лекарства. Она, наконец, решила попросить соседку сходить в клинику, чтобы взять бесплатные лекарства для нее.

«Я хочу лекарство; а остальное как хотят, кто чем поможет. Когда не было карантина, я ходила в клинику, где мне бесплатно делали уколы», — отмечает Мавсуха.

«Но заказ лекарств домой стоит денег. Я получаю пенсию в 230 манатов [135 долларов США]… Но я еще не умерла от голода и, наверное, не умру».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо