Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Меры против COVID-19 в Уганде ставят под угрозу жизни женщин, торгующих на рынках

Большинство продавцов на рынках Уганды — женщины. Фото было сделано на обочине дороги недалеко от Кибале, Уганда, в 2003 году. Фотография NeilsPhotography, Flickr CC BY 2.0.

Читайте специальную рубрику Global Voices о всемирных последствиях COVID-19.

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иное].

22 марта в Уганде подтвердился первый случай [рус] заболевания коронавирусом COVID-19. К 28 марта число заболевших достигло 30 человек.

Ещё до появления первого заболевшего правительство Уганды приняло решительные меры — закрыло школы, запретило массовые мероприятия и строго ограничило сообщение с наиболее заражённым странами, чтобы замедлить распространение вируса.

25 марта власти объявили о запрете на продажу непродовольственных товаров на рынках Уганды в течение двух недель, начиная с 26 марта, чтобы, по рекомендации Министерства здравоохранения, обеспечить социальное дистанцирование.

Такие ограничения стали настоящей проблемой для продавцов на рынках Уганды, большинство из которых — женщины.

Каждый день тысячи граждан, как и продавцы на рынках Уганды, в толкотне и суете заботятся о том, чтобы прокормить свою семью. Однако президент Йовери Мусевени, информируя о принятых мерах в своём публичном выступлении, не сказал ничего о том, как эти меры повлияют на тех, кто работает на рынках:

А что же делать тем, кто зарабатывает на жизнь в неформальном секторе экономики???
——
Этот кризис #COVID2019 сказывается на людях, которые живут от зарплаты до зарплаты. Кагута Мусевени и ваша команда — пожалуйста, не забывайте, что у этих людей нет страховки.

Внезапные жёсткие ограничения привели к росту случаев насилия и преступности по отношению к тем, кто работает в неформальном секторе — а именно к уличным торговцам, которые продолжают что-то продавать, чтобы заработать денег и прокормить семью.

26 марта уличных продавцов в Уганде разогнали и зверски избили полицейские, превысив меры, разрешённые президентом. Этот инцидент заснял и выложил в интернет фотограф Бадру Султан. Фотографии набрали много репостов:

Страх, отчаяние и незащищённость не помогут нам победить эту страшную угрозу #COVID19 в Уганде.

Людьми можно управлять твёрдо, но гуманно и заботливо. Они просто пытаются выжить, объясните им, как избежать коронавируса и при этом не умереть от голода.

Марта Тукахирва высказалась в защиту рыночных продавцов, которые продолжают торговлю, несмотря на ограничения властей:

Эти женщины готовят и продают еду на улицах Кампалы. Они прекрасно знают о запрете Кагуты Мусевени на продажу непродовольственных товаров и соблюдают его.
ЗА ЧТО их избили???
Это что, очередная заразная волна насилия по отношению к женщинам и девочкам?

Кизза Бесидже отметил, что подобные запреты правительства не имеют смысла, если нет плана по борьбе с их последствиями:

Нельзя просто взять и наложить такой запрет, не имея плана Б. Вы поставили их в безвыходное положение — и ничего, кроме повышения преступности, из этого не выйдет.

По данным исследования 2018 года, проведённого Стратегической инициативой для женщин из стран Африканского рога (SIHA), в Уганде женщины владеют 66% всего неформального бизнеса в Кампале, столице страны, а также составляют большинство работников неформального сектора экономики.

Недостаток возможностей трудоустройства вынуждает многих женщин работать в неформальном секторе, выполняя «опасную и низкооплачиваемую» работу «с ограниченным доступом к социальной защите», — говорится в исследовании.

Поэтому неформальный сектор — это единственная возможность для многих женщин в Уганде не умереть от голода.

27 марта Сообщество женщин Уганды в пресс-релизе выразило серьёзную озабоченность превышением допустимой физической силы, которую применили по отношению к женщинам на рынках:

While we commend the government of Uganda for the swift measures taken to prevent and control the spread of COVID-19, we are also not oblivious of the economic impacts of some of the measures on women who form the bulk of workers in insecure labour. The complexities of these women’s realities ought to be put into consideration in implementation of the Presidential Directives on COVID-19 so as not to exacerbate already existing gender inequalities, the burden of care work and institutionalised violence against women.

Мы одобряем стремительные меры правительства Уганды по предотвращению и контролю распространения вируса COVID-19, но в то же время нельзя забывать об экономическом ущербе, который некоторые из этих мер причиняют женщинам — основной части работников, занятых небезопасным трудом. Сложные жизненные условия этих женщин должны учитываться при реализации президентских директив по COVID-19, чтобы не усугублять уже существующее гендерное неравенство, нагрузку работников по уходу и узаконенное насилие против женщин.

В пресс-релизе говорится, что 71% женщин работают в неформальном секторе экономики, включая розничную и мелкую торговлю, рынки, гостиничный бизнес и прочее.

В Сообществе женщин Уганды также отметили, что полиция уполномочена служить и защищать. Любые жестокие действия в адрес уличных продавцов противоречат статье 24 Конституции Уганды 1995 года, которая защищает всех граждан страны от любых видов пыток и от жестоких, негуманных и унижающих достоинство форм обращения и наказания.

Также согласно пункту 3 статьи 33 о правах женщин, государство обязуется защищать женщин и их права, принимая во внимание их уникальный статус и заложенные природой материнские функции в обществе.

Пока работницы рынков продолжают страдать от принятых мер, цены на еду поднимаются всё выше и выше. После введения ограничений люди начали панически скупать продукты, поэтому некоторые торговцы стали повышать цены:

ВИДЕО: Люди хватают ананасы с движущегося грузовика — таковы последствия COVID19 в Кампале.

После появления первого заболевшего коронавирусом в Уганде, цены на еду в стране стали стремительно расти, так как люди начали в панике скупать продукты, опасаясь введения общенациональной блокировки. Скриншот видео на YouTube-канале NTVUganda.

В интернете запустили хештег #ExposeBusinessCrooks [РазоблачитьБизнесМошенников], чтобы остановить злоупотребление ситуацией.

#ExposeBusinessCrooks покажет нам иные последствия коронавируса.

«Новый способ ведения бизнеса»?

Запрещая продажу непродовольственных товаров на рынках, президент Мусевени порекомендовал гражданам найти «новые способы ведения бизнеса» и «торговать, но с минимальным человеческим контактом», то есть перенести свой бизнес в онлайн.

Но цифровая экосистема Уганды к этому не готова. У большинства рыночных торговцев нет ни знаний, ни возможностей, ни систем для доставки продуктов, чтобы вести онлайн-бизнес.

К тому же из-за налога на соцсети, введённого в Уганде «для борьбы со сплетнями», пользоваться интернетом стало так дорого, что ведение онлайн-бизнеса многим рыночным торговцам просто недоступно.

Налог, введённый в 2018 году для сдерживания сплетен в интернете и увеличения дохода, уже сделал передачу данных дорогостоящей. А теперь, после поднятия цен на продукты, интернет стал для большинства угандийцев ещё дороже.

Например, по данным исследования компании Pollicy в 2019 году, 1 Гб данных стоит 5000 угандийских шиллингов ($1,31 долларов США), что превышает 15% среднемесячного дохода, а для самых бедных слоёв населения — 40%. Это означает, что сейчас выход в интернет для среднестатистической жительницы Уганды стал ещё дороже, чем раньше.

Таким образом цифровое неравенство между богатыми и бедными лишь усугубится, учитывая дороговизну интернет-данных в Уганде из-за налога на социальные сети в сочетании с высокой стоимостью жизни во время COVID19.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо