Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Сотни жителей Хорватии остались без крова вследствие землетрясения на фоне кризиса COVID-19

Жители Загреба соблюдают безопасную дистанцию друг от друга, стоя на улице после того, как землетрясение вынудило их покинуть свои дома утром 22 марта 2020. Очень холодно и начинает падать снег. Фотограф: Томислав Медак, CC-BY.

Читайте специальную рубрику Global Voices о всемирных последствиях COVID-19.

Вследствие землетрясения [анг], произошедшего 22 марта в Загребе, Хорватия, 26 человек получили травмы и один погиб — это пятнадцатилетняя девочка, которая была госпитализирована в тяжёлом состоянии и скончалась два дня спустя [хорв].

Это событие, ставшее дополнительным источником стресса для хорватов, произошло вскоре после того, как в городе были введены ограничительные меры, чтобы замедлить распространение COVID-19.

Набравший популярность и активно комментируемый пост в Facebook активиста и филолога Томислава Медака отразил коллективное чувство после землетрясения. Им поделились в формате эссе несколько интернет-изданий [анг]:

The scene at 6.30 in the morning outside of my building was just surreal: waiting it out as aftershocks kept coming, people were abiding by the advised distance, standing meters apart. Each person isolated for themselves, freezing as the northern wind was turning the morning mist into faint snow. Everybody desiring closeness and warmth where none was allowed. Neither to enter back into the building to isolate nor to come closer to huddle together. Surreal. By the end of the day, the damage from the earthquake turned out to be limited, not many people got hurt, some were left without a roof, some friends too. Plenty of chaos for many people, possibly some super-spreading moments. At least, hopefully, we saw the last of the big tectonic activity.

However, amid the total lockdown due to the coronavirus, this was the straw that broke the camel's back. For weeks now we have been living day by day awaiting consequences of our collective isolation that will only have concretised — numbered in cases and deaths — two weeks later. Those “two weeks later” are an abstraction imposed on the concrete time that we are now living day by day. And yesterday, suddenly there was an irruption of reality. An earthquake that jolts you out of bed, out of that abstract time of a delayed threat into an immediacy of an existential threat — and breaks the camel's back. You are brought to the brink of tears. And that feeling of vulnerability has persisted throughout the day. It will take a couple of nights for the apprehension of a next jolt to wear off.

It's a minor trauma, and it will take some nights to wear off. I'm sure that you all, where ever you are amid this pandemic, are feeling this brink approaching, but there just might be no irruption of an earthquake to bring you across that bring. Hopefully, that remains so…

Сцена, разыгравшаяся в 6:30 утра возле моего дома, была просто сюрреалистичной: в ожидании новых подземных толчков люди соблюдали рекомендованную дистанцию, стояли в нескольких метрах друг от друга. Пока северный ветер превращал утренний туман в слабый снег — каждый, замерзая, самоизолировался. Все хотели получить близость и тепло, но никому не было позволено это сделать. Нельзя было вернуться в дом и уединиться, нельзя было и подойти ближе, чтобы прижаться друг к другу. Сюрреалистично. К концу дня стали очевидны масштабы ущерба от землетрясения, пострадало не так много людей, но некоторые остались без крыши над головой, в том числе несколько моих друзей. Абсолютный хаос для многих и, возможно, слишком быстрое развитие событий. Остаётся надеяться, что мы видели последнюю крупную тектоническую активность.

Однако в условиях полной изоляции из-за коронавируса именно эта соломинка сломала спину верблюду. Вот уже несколько недель мы проживаем день за днем в ожидании последствий нашей коллективной изоляции, которые обретут реальную форму — в статистике количества заражений и смертей — только через две недели. Эти «две недели спустя» — абстракция, наложенная на конкретное время, в котором мы теперь живем изо дня в день. И вчера мы вдруг столкнулись с суровой реальностью. Землетрясение вытряхивает вас из постели, и абстрактное время отсроченной угрозы вдруг превращается в прямую непосредственную угрозу вашему существованию, что, в конечном итоге, ломает спину верблюду. Вы чувствуете, что вот-вот разрыдаетесь. И это чувство уязвимости не покинет вас весь день. Пройдёт несколько ночей, прежде чем вы перестанете напряжённо ожидать следующий подземный толчок.

Это не очень большое потрясение, но потребуется время, чтобы оно забылось. Я уверен, что вы все, где бы вы ни находились во время пандемии, чувствуете, что эта черта близко, но там, где вы живете, просто не может быть никакого землетрясения, которое могло бы к ней подвести. Надеюсь, что так оно и останется…

Около 20.000 человек сообщили о повреждениях их домов. Власти направили 170 экспертов для оценки пострадавших зданий, и первоначальный анализ показывает, что некоторые из них, возможно, придется полностью снести. Ремонтные работы, скорее всего, будут отложены, поскольку меры против COVID-19 сократили имеющуюся рабочую силу.

Некоторые районы города также остались без отопления, так как землетрясение повредило часть газораспределительных сетей. Это вызвало особую тревогу, поскольку холодный фронт привёл к значительному падению температур на этой неделе в регионе.

Около 300 человек [хорв] приняли решение воспользоваться предоставленным государством временным жильем в студенческих общежитиях, в то время как другие уже выехали из столицы или находятся в гостях у родителей или друзей. Граждане в социальных сетях выразили обеспокоенность тем, что это непредвиденное расселение может увеличить риск заражения COVID-19.

Министр государственного имущества Марио Баножич заявил [хорв] 24 марта, что власти предоставят пострадавшим семьям в распоряжение как минимум 30 квартир.

Чиновники опубликовали предупреждение о мошенниках, которые втирались в доверие [хорв] жертвам землетрясения, выдавая себя за геодезистов. Жулики взимали плату за оценку ущерба — процедуру, которую правительство фактически проводит бесплатно.

Довольно много важных общественных зданий получили значительные повреждения и сейчас находятся в нерабочем состоянии. К ним относятся здание парламента, ректорат Загребского университета и некоторые музеи. Граждане оплакивают утрату культурного наследия в социальных сетях:

НЕТ НЕТ НЕТ НЕТ НЕТ НЕТ!!! Первые фотографии, полученные из Археологического музея в Загребе, показывают, какой огромный огромный ущерб был нанесен греческим, римским, доисторическим, египетским коллекциям, всему всему всему!!!!!! #potres [землетрясение]

После вчерашних подземных толчков в Загребе поступают первые сообщения о катастрофических повреждениях, нанесённых самому старому и прекрасному музею Хорватии — Музею искусств и ремёсел.

По крыше здания, в котором находится хорватский Музей естественной истории [хорв], пошли огромные трещины, и его немедленно закрыли для публики. Эксперты предупредили о вероятном обрушении и призвали власти быстро переместить коллекцию в другое место.

Проверка фактов

Ведущий новостной портал Index.hr проверил на достоверность [хорв] часто повторяемое утверждение, озвученное даже премьер-министром Андреем Пленковичем, что землетрясение магнитудой 5,3 было «самым сильным, которое обрушилось на Загреб за 140 лет».

На самом же деле, Великое загребское землетрясение 1880 года магнитудой 6,3 по шкале Рихтера было самым сильным из когда-либо зарегистрированных, но город пережил землетрясение магнитудой 5,5 в 1905 году и еще одно магнитудой 6,1 в 1906 году, согласно данным сейсмологической службы.

В течение ХХ века было зафиксировано ещё около десяти землетрясений магнитудой более 5,0.

Сбор пожертвований на родине и за её пределами

Правительство Хорватии открыло благотворительный фонд [анг] для пострадавших от землетрясения в Загребе и от коронавируса. Кампании называются «Вместе за Загреб» и «Хорватия против коронавируса».

To donate to “Together with Zagreb”

Donations within Croatia are paid to the account: HR1210010051863000160, with reference to the approval number: HR68 5371 – and their OIB number. 

Donations from outside Croatia will go into the account of the Ministry of Finance with the Croatian National Bank, to the account number IBAN: HR12 1001 0051 8630 0016 0

“To donate to “Croatia against coronavirus”.

Donations within Croatia are paid into the account HR1210010051863000160, with reference to the approval number: HR68 5380 – and their OIB.

Donations from outside Croatia are paid into the account of the Ministry of Finance with the Croatian National Bank, to the account number: IBAN: HR12 1001 0051 8630 0016 0

Пожертвовать средства для «Вместе за Загреб»

Пожертвования в пределах Хорватии перечисляются на счет: HR1210010051863000160, со ссылкой на номер официального утверждения: HR68 5371 – и их персональным идентификационным номером. 

Пожертвования из-за пределов Хорватии будут поступать на счет Министерства финансов в Хорватский национальный банк, на номер международного банковского счета: HR12 1001 0051 8630 0016 0

Пожертвовать средства для «Хорватия против коронавируса».

Пожертвования в пределах Хорватии перечисляются на счет HR1210010051863000160, со ссылкой на номер официального утверждения:  HR68 5380 — и их персональным идентификационным номером. 

Пожертвования из-за пределов Хорватии будут поступать на счет Министерства финансов в Хорватский национальный банк, на номер международного банковского счета HR12 1001 0051 8630 0016 0

Премьер-министр Пленкович объявил [хорв], что в качестве примера солидарности все члены правительства пожертвуют свою заработную плату за март в фонд «Вместе за Загреб».

Граждане через социальные сети продвигали инициативу по сбору средств. Яка Приморац кратко описала ситуацию в своём обращении в Facebook:

It was a bloody scary Sunday morning and my skyscraper swayed to and fro. I felt like I was on a boat and the earth never looked more far away from my twelfth floor. I am fine and our folks are fine. But some other people literally don’t have roofs over their heads. And it’s snowing in March, and the hurricane-style wind is blowing. It is not funny. They say Godzilla is coming to Zagreb on Friday and locusts are gonna fly around its head. Did I mention there is a Coronavirus around as well? In any case, donate, please.

Это было чертовски страшное воскресное утро, и небоскрёб, в котором я живу, раскачивался взад и вперед. Мне казалось, что я плыву на лодке, и земля никогда ещё не казалась такой далёкой на моём двенадцатом этаже. Я в полном порядке, и наши родители тоже. Но у некоторых других людей буквально нет крыши над головой. А в марте идет снег и дует ураганный ветер. Это совсем не смешно. Говорят, что Годзилла прибудет в Загреб в пятницу и саранча будет летать вокруг его головы. Я уже упоминала, что здесь также есть коронавирус? В любом случае, пожертвуйте, пожалуйста.

Перевод: Анастасия Ушакова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо