Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Сумеет ли Зимбабве справиться с коронавирусом, пока местное здравоохранение трещит по швам?

Медработник демонстрирует, сколь мало лекарств осталось на складе в его больнице в Мазове, Зимбабве, 22 апреля 2009 года. Снимок Kate Holt / AusAID через Wikimedia Commons CC BY 2.0.

Ознакомьтесь со специальной рубрикой Global Voices, которая посвящена глобальным последствиям COVID-19.

Стоило правительству Зимбабве подтвердить первую смерть от COVID-19, как зимбабвийцы усомнились в способности страны обуздать пандемию такого калибра.

Хрупкая система здравоохранения страны вкупе с плохим интернетом заставляет граждан тревожиться — они уже сокрушаются по поводу сложившейся ситуации.

30-летний Зороро Макамба умер от осложнений коронавируса утром понедельника, 23 марта 2020 года, в инфекционной больнице Уилкинса в Хараре, куда поступил после возникновения симптомов.

Макамба снискал популярность благодаря серии аналитических сюжетов «Положение вещей с Зороро». Он был сыном именитого бизнесмена Джеймса Макамбы.

Министр здравоохранения и охраны детей, доктор Обадия Мойо, подтвердил смерть Зороро Макамбы, который оказался вторым человеком Зимбабве, у кого был выявлен COVID-19.

Мутумва призвал читателей Twitter «остановиться и задуматься»:

Господин Зороро Макамба, сын господина Джеймса Макамба, скончался. MHSRIEP. Я только что узнал об этой трагедии, случившейся по вине вируса. Титан с колоссальным потенциалом рухнул. Коронавирус реален. Давайте остановимся и задумаемся. Жизнь — огромная ценность.

Зороро — второй пациент с коронавирусом, о котором Обадия Мойо, министр здравоохранения и охраны детей, заявил на прошлой неделе.

Мойо сообщил, что первый подтвержденный кейс [анг] — урожденный британец, который жил в Виктория-Фолс. 7 марта 38-летний мужчина улетел в английский город Манчестер, вернувшись обратно через ЮАР 15 марта.

Согласно The Cronicle, по прибытию пациента Мойо направил его на самоизоляцию. Однако после возникновения «тяжелой дыхательной недостаточности» мужчину перевели в больницу Уилкинса, где у него был обнаружен вирус.

Теперь, когда на 26 марта ВОЗ уже подтвердила два случая заболевания [анг], зимбабвийцам ничего не остается, кроме как готовиться к катастрофе.

Сможет ли Зимбабве усмирить коронавирус?

25 марта медсестры и врачи Зимбабве вышли протестовать [анг] против дефицита средств индивидуальной защиты (СИЗ), которые нужны, чтобы лечить больных с крайне заразным вирусом.

Даже до того, как коронавирус достиг Зимбабве, местная система здравоохранения катилась под откос [анг] — согласно журналу Time, груз обеспечения больниц перчатками и чистой водой лежал на родных пациентов.

По данным Time, врачи и медсестры совсем недавно, в январе, вернулись к работе, завершив четырехмесячную забастовку с требованиями повышения зарплат и улучшения условий работы.

18 марта президент Эммерсон Мнангагва сделал публичное заявление [анг] о запрете собраний числом более 100 человек в попытке вынудить вирус сбавить обороты. 17 марта Мнангагва также велел закрыть школы, колледжи и университеты.

Пользовательница Twitter Рашида Аббас Ферранд недоумевает, с чем связан «не отражающий реальную картину дискурс» о COVID-19:

Почему в Африке публичный дискурс о COVID-19 не отражает реальную картину? Первый больной в Зимбабве умер от удушья, доктора бастуют из-за отсутствия защитной экипировки, в больницах нет воды. Люди, которые сидят дома, не имеют дохода и голодают

Тхобекиле Матимбеправозащитница из Зимбабве, 23 марта написала [анг] пост на Facebook, где поделилась беспокойством по поводу неподготовленности Зимбабве:

I am concerned about the state of unpreparedness that our country is in. A friend of mine battling to save lives in UK while at risk said the Covid Beast is real. I see my fellow citizens in denial that this can happen to us. No one is immune. The cities and towns are buzzing with life. Business as usual. What signs do we need? People are dying. Are we seriously waiting to be told to stay at home.

Я встревожена тем, что вирус застанет нашу страну врасплох. Мой знакомый, который рискует жизнью, чтобы спасти других в Великобритании, сказал, что монстр COVID — это не сказки. Тем временем я вижу, как мои сограждане слепо верят, будто нас это не коснется. Никто не защищен. В городах и поселках бурлит жизнь, дела идут своим чередом. Какие еще знаки нам нужны? Люди умирают. Неужели мы и впрямь будем ждать, пока кто-то не прикажет нам оставаться дома?

26 марта Матимбе также подняла вопрос о распространении базовых рекомендаций, связанных с COVID-19, в свете систематических ограничений доступа к интернету и высокой цены на него [анг] в Зимбабве:

Access to information is a fundamental right. This means internet access is most critical as we stay home. I wonder how our communities are faring with all the news on Covid-19. What are the strategies our governments have put in place for this? How can we all access the internet? Sadly, in the remote parts of our country, some are clueless of this pandemic. Digital access is a fundamental component of the right to information. A friend of mine keeps highlighting that she can't open some of these informative videos in circulation and she is right. The price of data at this point must promote access to information.

Доступ к информации — это фундаментальное право. Значит, возможность выйти в интернет критически важна, пока мы все находимся дома. Меня волнует, как наши сообщества справляются с лавиной новостей о COVID-19. Какие стратегии должен внедрить наш госаппарат? Как нам обеспечить граждан доступом в интернет? К сожалению, в отдаленных уголках нашей страны многие ни сном ни духом об этой пандемии. Доступ к сети — узловая слагаемая права на информацию. Моя приятельница безустанно подчёркивает, что ей не удается открыть некоторые информационные видеоролики, и она права. Стоимость интернета сейчас должна способствовать доступу к информации.

Форум правозащитных НПО Зимбабве, наряду с Зимбабвийской ассоциацией докторов за права человека (ZADHR) и Зимбабвийскими адвокатами за права человека (ZLHR), сделали заявление [анг], умоляя правительство возглавить единый национальный фронт ради укрепления системы здравоохранения, а также сохранения бдительности и сосредоточения на ключевых проблемах.

Последние включают раннее обнаружение и профилактику, экипировку медперсонала, децентрализацию и снаряжение медработников, а также доступ к информации наряду с прочими превентивными мерами.

Заявление гласит:

As civil society, we commit to assist and work with government in fighting COVID 19, and we implore everyone in Zimbabwe to be compliant with directives from the health and national authorities in the interest of our health and the collective interests of our nation. As much as possible, we must drive prevention while preparing for the worst.

Как гражданское общество мы обязуемся помогать и сотрудничать с правительством в борьбе против COVID-19, а также призываем каждого зимбабвийца соблюдать директивы властей и медорганизаций во имя здоровья и общего блага всей нации. По мере сил мы должны делать ставку на упреждение, подспудно готовясь к наихудшему сценарию.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо