Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Почему во времена пандемии необходимо защищать леса

Леви Сукре Ромеро — представитель коренного народа брибри из Коста-Рики, а также координатор Мезоамериканского альянса народов и лесов (AMPB). Фото Джоэля Редмана из If Not Us Then Who, используется с разрешения.

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного.]

Читайте специальную рубрику Global Voices о всемирных последствиях COVID-19 [ру].

Лидеры коренных народов из Коста-Рики, Бразилии и Индонезии, недавно участвовавшие в конференции в Соединенных Штатах, заявили, что пандемии, такие как COVID-19, будут возникать всё чаще, если не прекратится уничтожение лесов.

13 марта они провели пресс-брифинг в Нью-Йорке, организованный глобальной журналистской инициативой Covering Climate Now, основателями которой являются Columbia Journalism Review и The Nation.

По крайней мере четверть веществ, входящих в состав лекарств, производится из растений, в то время как 80% населения всего мира полагается на препараты на растительной основе. Таким образом, биоразнообразие играет решающую роль в поиске новых лекарств. Тем не менее наиболее биоразнообразные леса в мире вырубаются всё быстрее.

Всё больше научных исследований показывают, что коренные народы играют ключевую роль в защите лесов, но эти народы очень часто становятся жертвами жестоких конфликтов за землю. В одной только Коста-Рике за последние 12 месяцев было убито двое лидеров народа брибри [исп], и до сих пор никто не был привлечен к ответственности.

На пресс-брифинге лидеры также обвинили крупные транснациональные корпорации, такие как Cargill и Unilever, в нарушении их прав на землю.

Чтобы узнать больше, я взяла интервью у Леви Сукре Ромеро из общины брибри в Коста-Рике, координатора Мезоамериканского союза народов и лесов (AMPB). Интервью было переведено и отредактировано для краткости.

Мелисса Вида (МВ): Какая связь между COVID-19 и нашим образом жизни?

Levi Sucre Romero (LSR): Reading about the origins of the coronavirus, we can see that human activities have invaded and reduced the space available for animals. Not only has it been reduced, but we are in such a predatory development model that humans are encroaching their space too much – that is what is happening with the soybean plans in the Amazon forest. All these animals are gathering in one place… and who knows what effects pollution and chemicals have on these species, which are vulnerable. It's a mismanagement of our so-called development.

Леви Сукре Ромеро (ЛСР): Читая о происхождении коронавируса, можно прийти к выводу, что человеческая деятельность вторглась в места обитания животных и существенно сократила их. Мало того, что им осталось меньше пространства, так мы еще и находимся в режиме хищников-завоевателей, слишком часто вторгаясь в места, отведенные для животных и растений. Примером этому может послужить то, что происходит с плантациями сои в лесах Амазонии. Животные вынуждены собираться в одном месте, и кто знает, как загрязнения и химические вещества влияют на эти уязвимые виды. Это большая брешь в нашем так называемом развитии.

МВ: Как мы можем оправиться от COVID-19?

 LSR: The coronavirus, like the other pandemics that will increasingly occur, is a consequence of our planet's imbalance. There will be many other pandemics, such as the “fungus disease from Panama”, likely to attack all our banana production and have enormous consequences on our communities.

What is the alternative? Variety and diversification, but it is unlikely to happen because the market is concentrated on a single product. Diversifying is key and our traditional indigenous farms have medicine and all kinds of products. And I've been thinking: we in the indigenous territories can still sustain ourselves even when cities fall. We are returning to our capacities of self-sustainability.

ЛСР: Коронавирус, как и другие пандемии, которые в будущем будут возникать все чаще, является следствием дисбаланса нашей планеты. Будет еще много других пандемий, таких как «панамская болезнь», которая может поразить всё наше производство бананов и принести огромный ущерб для наших сообществ.

Какова альтернатива? Разнообразие и диверсификация, что вряд ли произойдет, потому как рынок сконцентрирован на одном определенном продукте. Диверсификация является ключом, который позволяет фермерам коренных народов выращивать всевозможные продукты и производить лекарства. Меня посетила мысль о том, что мы, люди живущие на коренных территориях, сможем поддерживать себя, даже если настанет конец всех городов и мегаполисов. Мы возвращаемся к самообеспечению.

Женщина и ребенок из общины Рама в Никарагуа, гладящие дикого кабана. Фото Мелиссы Виды, использовано с разрешения.

МВ: Значит, лес может подарить нам надежду?

LSR: Yes, but when the forests are cut down, where are we going to get medicine? We have said it over and over again but… So far decision makers haven't paid much attention to us. Imagine, countries have actually increased their number of mega-projects and monocultures, which accelerate deforestation, to fix their budget [by making profit]. They're going backwards.

ЛСР: Да, но когда будут вырублены все леса, из чего мы будем производить лекарства? Мы повторяли это снова и снова, но до сих пор лица, принимающие решения, не обращали на нас особого внимания. Представьте себе, что в попытке стабилизировать свой бюджет [путем получения прибыли] страны на самом деле увеличили количество мегапроектов и монокультур, ускорив при этом вырубку лесов. Это путь в никуда.

МВ: Приходят ли фармацевтические компании к вам за лекарствами?

LSR: That's another angle. We have always said that our knowledge is available for anyone wishing to help cure diseases created because of climate change, but we have never said: “Come exploit us, come and steal everything we have.” I find it hard to understand that economic powers can be so blind to certain things. Whenever they see an opportunity to plunder and make money, well, they'll do it. That is what we have always denounced, we must be careful [with these companies].

ЛСР: Это уже другая проблема. Мы всегда говорили, что наши знания доступны всем, кто желает помочь в лечении болезней, созданных в результате изменения климата, но мы никогда не заявляли: «Приходите эксплуатировать нас, приезжайте и крадите всё, что у нас есть». Мне трудно понять, как экономические силы могут быть настолько слепы к определенным вещам. Всякий раз, когда они видят возможность грабить и зарабатывать деньги, они это делают. Это то, что мы всегда осуждали. Мы должны быть осторожны [с этими компаниями].

МВ: Как вы считаете, почему власти Коста-Рики не прислушиваются к вам?

LSR: I believe that Costa Rica is a reflection of what is happening regionally: The governments have not been able to understand that the communities — that is, the people, the indigenous people, those of us who live with the forest — are a key factor in the protection of those resources and a key factor of human survival. Politicians just do not understand.

ЛСР: Я считаю, что Коста-Рика является примером того, что происходит на региональном уровне: правительства не смогли понять, что общины людей, коренных народов, тех из нас, чьи жизни напрямую зависят от леса, являются ключевым фактором в защите этих ресурсов и выживания человечества. Политики просто этого не понимают.

МВ: Почему вырубка лесов в Центральной Америке в последние десять лет ускорилась?

LSR: First, the economic situations in our countries are dire and big companies use that argument to say, “We are going to plant a monoculture and we are going to give you a job.” People think that that is [economic development], but it isn’t. They are taking advantage of the poor economic situation of rural people. Second, the legislation and enforcement of laws [to protect forests and our rights] are really weak in the region. Third, drug-trafficking is growing in the region, they are using our forests. Fourth, and that is my personal opinion, Central American countries are more focused on solving their budget deficit than on protecting the forests. They are more concerned about their revenues, about their taxes, about foreign investment.

ЛСР: Во-первых, экономическая ситуация в наших странах тяжелая, и крупные компании используют этот аргумент, чтобы сказать: «Мы собираемся привить монокультуру и дать вам работу». Люди считают, что это [экономическое развитие], но это не так. Они пользуются бедностью сельских жителей. Во-вторых, законодательство и обеспечение соблюдения законов [по защите лесов и наших прав] в регионе очень слабы. В-третьих, в регионе растет оборот наркотиков, они используют наши леса. В-четвертых, и это мое личное мнение, страны Центральной Америки больше сосредоточены на решении проблемы дефицита в бюджете, чем на защите лесов. Они больше озабочены своими доходами, налогами и иностранными инвестициями.

Женщина и ребенок из общины Рама в Никарагуа. Фото Мелиссы Виды, использовано с разрешения.

МВ: Может быть, пандемия коронавируса — это возможность мыслить иначе?

LSR: I do not see it as an opportunity, I see it as what we have been saying for a long time to the world and to politicians and which is evident today: we must take care of the forest, we must have our own development system, we must not accept these mega-projects… we have been saying this for years and nobody listens to us.

So, I believe that when pandemics like this happen, politicians may think to themselves: “These people are right”. We know what we are talking about. This is knowledge that has been passed down ancestrally and we know that any type of imbalance ends up deteriorating everything. The Earth is a living being like us. When she becomes unbalanced, there are consequences, and we are living them now.

ЛСР: Я не рассматриваю это как возможность. Для меня это пример того, что мы уже давно говорим миру и политикам, и это очевидно сегодня: мы должны заботиться о лесе, мы должны иметь свою собственную систему развития, мы не должны принимать эти мегапроекты … мы говорим это годами, но никто нас не слушает.

Поэтому я считаю, что когда происходят подобные пандемии, политики могли бы подумать: «Эти люди правы». Мы знаем, о чем мы говорим. Это знание, которое было передано нашими предками, и мы знаем, что любой дисбаланс в конечном итоге ухудшает всё. Земля — это живое существо, подобное нам. Любой дисбаланс приносит последствия, с которыми мы и живем сейчас.

МВ: Что дает вам надежду?

LSR: The fact that we, as indigenous peoples, are increasingly organized. We are gaining more and more knowledge. We have more communication tools. Also, we have successful experiences in the region, like in forest management, in organic production, in solar panels managed by women. We are returning to our roots, to our indigenous cultural knowledge in order to survive. Because now it is about survival.

ЛСР: Тот факт, что мы, коренные народы, становимся всё более организованными. Мы получаем всё больше и больше знаний. У нас появляется всё больше инструментов для общения. Кроме того, у нас есть успешный опыт в таких областях, как лесопользование, органическое производство, а также солнечные батареи, управляемые женщинами. Мы возвращаемся к своим корням, к нашим коренным культурным знаниям, чтобы выжить. Потому что сейчас речь идет о выживании.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо