Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Даже с изменениями в законодательстве Бразилии не удается защитить женщин на фоне растущего числа фемицидов

Женщины маршируют в Рио-де-Жанейро, чтобы привлечь внимание к проблеме фемицидов в Бразилии: «За жизни женщин. Сексизм убивает». Фото Фернанду Фразан/Agência Brasil, использовано с разрешения.

[Все ссылки ведут на страницы на португальском языке, если не указано иное.]

Читайте специальную рубрику Global Voices о борьбе женщин Латинской Америки с гендерным насилием [руу].

В то время как уровень убийств в Бразилии снижается, число фемицидов — убийств женщин в результате домашнего насилия или по половому признаку, обычно мужчиной и зачастую партнером женщины  — растет.

В 2019 году общее количество убийств мужчин и женщин в Бразилии сократилось на 19 процентов по сравнению с 2018 годом, но количество случаев фемицида возросло на 12 процентов, согласно анализу новостного портала G1 на основе официальных данных правительства.

Бразилия находится на пятом месте по уровню фемицидов [анг] во всем мире, согласно Всемирной организации здравоохранения, — это ошеломляющее количество случаев было названо «тревожным» [анг] Межамериканской комиссией по правам человека (МКПЧ).

Но увеличение количества случаев может быть связано с недавними изменениями в законодательстве: В 2015 году Бразилия включила фемицид в уголовный кодекс. Теперь он является отягощающим фактором в делах об убийствах, с ещё более суровыми наказаниями [анг], если жертва была беременна, имела инвалидность, была моложе 14 или старше 60 лет.

Исполнительный директор Бразильского форума по общественной безопасности Самира Буэно в течение многих лет анализировала данные о насилии для «Атласа насилия» — ежегодного исследования темы насилия в Бразилии, публикуемого Институтом прикладных экономических исследований (Ipea).

По словам Буэно, закон поощряет отделение фемицида от остальных убийств правоохранительными органами, что в свою очередь ведет к увеличению числа убийств, классифицированных как фемицид. В разговоре с Global Voices по телефону она сказала:

Nesse contexto de morte violenta de mulheres, o número de fatos enquadrados como feminicídio também aumentou. Ou seja, o número de mortes é um número absoluto, mas o número de feminicídio é variável porque depende da interpretação que se dá no momento de registro da ocorrência. Aumentar esses números é um aspecto positivo e que revela envolvimento e conscientização por parte das autoridades.

В этом контексте, количество смертей является абсолютным числом, но количество случаев фемицида является переменным, поскольку оно зависит от интерпретации, данной следователями при работе с преступлением. Тот факт, что мы наблюдаем увеличение этих цифр, является позитивным аспектом и свидетельствует о заинтересованности и осведомленности властей.

Однако наблюдается также фактический рост числа всех преступлений, связанных с гендерным насилием, таких как телесные повреждения в результате домашнего насилия и изнасилований. Буэно также подчеркивает:

A maior parte dos crimes de feminicídio decorre de violência doméstica, que está aumentando. Por isso o assunto tem se tornado central no Brasil. A violência de gênero continua sendo o ‘calcanhar de Aquiles’ em termos de política de segurança pública.

Большинство случаев фемицида являются результатом домашнего насилия, которое продолжает расти. Вот почему эта проблема стала одной из главнейших в Бразилии. Гендерное насилие всё ещё является нашей «ахиллесовой пятой» с точки зрения политики общественной безопасности.

Буэно считает, что это очень необычный момент в истории Бразилии:

Nós nunca tivemos tantas leis abordando violência contra as mulheres. Foi um avanço importante, mas precisamos ter a clareza de que leis penais não mudam comportamento. 

У нас никогда не было столько законов, направленных на борьбу с насилием в отношении женщин. Это важный прогресс, но нам нужно четкое понимание того, что законы не меняют поведение.

Три факта о гендерном насилии в Бразилии

Согласно Буэно, есть три ключевых момента, касающихся гендерного насилия в Бразилии:

Черные женщины являются главными жертвами

В период с 2007 по 2017 год уровень убийств черных женщин вырос на 29,9 процента по сравнению с 4,5 процентами в случае с не темнокожими женщинами. По данным «Атласа насилия», более 65 процентов всех женщин, которые были убиты в 2017 году, были темнокожими. Буэно отмечает:

Raça e classe são elementos fundamentais pra entender violência de gênero. As negras têm menor escolaridade, vivem em áreas mais periféricas e tem mais dificuldade de acessar instrumentos públicos. Tem salários mais baixos que mulheres brancas com a mesma escolaridade.

Раса и класс являются ключевыми элементами для понимания гендерного насилия. Черные женщины имеют меньше доступа к образованию, чаще живут на окраинах, что затрудняет им доступ к государственным услугам. Они имеют более низкую заработную плату, чем белые женщины с таким же образованием.

Переплетение гендерного неравенства в оплате труда и расизма также делает эту группу наиболее финансово уязвимой во всей стране: они зарабатывают в среднем 1394 бразильских реалов (примерно 300 долларов США) в месяц, что составляет менее половины среднего показателя для белых мужчин — 3138 бразильских реалов (697 долларов США). Она добавляет:

Quando tem crescimento na violência letal contra a mulher, ele é puxado pelo número de vítimas negras; quando há redução, ela se verifica mais entre mulheres brancas.

Каждый раз, когда мы наблюдаем рост смертельного насилия в отношении женщин, это происходит среди темнокожих жертв. Каждый раз, когда мы видим снижение, речь идет о белых женщинах.

Недостаточная федеральная поддержка

В 2018 году в Бразилии был зарегистрирован рекорд: 263 000 случаев травм в результате домашнего насилия и 54 000 жертв изнасилования. Однако финансирование Женского секретариата, занимающегося управлением программы поддержки жертв, было сокращено с 25 миллионов долларов США в 2015 до 1,1 миллиона долларов США в 2019 году, согласно исследованию, проведенному Grupo Estado.

Президент Жаир Болсонару заявил в феврале, что на усилия по борьбе с насилием на гендерной почве не требуется больше денег; что действительно необходимо, так это «изменение отношения и поведения», а также большая «осведомленность».

Министр по делам женщин, семьи и прав человека Дамарес Алвес является представителем правительства по вопросам, связанным с гендерным насилием. Будучи адвокатом и евангельским пастором, Алвес известна своей консервативной позицией в отношении прав женщин и гендерной идентичности, часто основанной на её религиозных убеждениях.

В начале 2019 года она заявила, что «мальчики должны носить голубое, а девочки — розовое». В феврале 2020, Алвес пропагандировала воздержание как способ предотвращения подростковой беременности, игнорируя тот факт, что многие случаи являются результатом изнасилования: согласно исследованию, проведенному Министерством здравоохранения, в период с 2011 по 2016 год 16 680 подростков в возрасте от 15 до 19 лет были изнасилованы, а 2387 из этих случаев закончились беременностью.

Между тем законопроект о предоставлении финансовой помощи жертвам домашнего насилия блокируется Палатой депутатов уже семь лет.

Больше оружия, меньше безопасности 

Одним из первых предвыборных обещаний, данных Болсонару, было смягчение правил, касающихся огнестрельного оружия [анг], что может привести к большему количеству смертей в результате домашнего насилия. Согласно Буэно, оружия, используемые при убийстве женщин, — «это любая вещь, которую преступник может найти в момент ярости».

Согласно распоряжениям президента, стрелкам, охотникам и коллекционерам теперь разрешено перевозить заряженное оружие; лимит на закупку боеприпасов был увеличен с 50 до 5000 патронов для разрешенного оружия, а процесс импорта оружия или передачи прав собственности был упрощен.

Согласно «Атласу насилия», количество случаев фемицида, произошедших в доме жертвы с использованием огнестрельного оружия, возросло с 2015 года. Отмеченное наградами исследование, проведенное Даниэлем Рикарду де Кастру Серкейрой из института Ipea, предсказывает, что увеличение количества оружия в стране на один процент приведет к увеличению количества убийств на два процента.

O cenário da violência já é preocupante; uma maior circulação armas de fogo pode ser devastadora.

Такой сценарий вызывает беспокойство; факт наличия большего количества оружия может иметь катастрофические последствия.

Перевод: Ксения Лесковски 

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо