Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Лингвист из Тринидада и Тобаго: от астрономии до повседневной жизни «лингвистика — во всём»

Доктор Джо-Энн Феррейра во время чтения в книжном магазине Paper Based в Порт-оф-Спейн, Тринидад. Фотография предоставлена Феррейрой, использована с разрешения автора.

Это вторая часть интервью с лингвистом Джо-Энн Феррейрой, которая победила [анг] во всемирном конкурсе имён [анг] для экзомиров и получила возможность подарить планетам названия от имени Тринидада и Тобаго. Конкурс проводится Международным астрономическим союзом (МАС) и приурочен к 100-летию со дня его основания.

Изображение с победившими на конкурсе NameExoWorlds словами от Тринидада и Тобаго. Фотография предоставлена Джо-Энн Феррейрой.

Феррейра предложила слова Dingolay и Ramajay [анг] для обозначения новой звезды и экзопланеты. Лингвистическая значимость этих слов была разобрана в первой части этого интервью, где Феррейра отметила, что выбор слова стал триумфом тринидадского диалекта. (Если Вы интересуетесь звёздами и хотите поискать экзопланеты, в путеводителе «Вселенная» можно найти подробные инструкции [анг]).

Продолжая нашу беседу, Феррейра говорит о значимости языка в целом и о том, что лингвистика проявляется «во всём … она похожа на математику и физику».

Жанин Мендес-Франко (ЖМФ): Почему, с Вашей точки зрения, эта победа так значима для тринидадского диалекта, и какие ресурсы нужны для языка в целом?

Jo-Anne Ferreira (JAF): Patois has been here at least since 1783, for over 235 years. The year 2019 was significant for Patois — it was the 150th anniversary of John Jacob Thomas‘ “The Practice and Theory of Creole Grammar”, republished on its 100th anniversary and available in print and on archive.org; Patois pioneer professor emeritus Lawrence D. Carrington, professor of Creole linguistics, educational research and development, won the Chaconia Medal Gold for language and development; and Patois made it to the stars — all great for a language that has had little recognition and respect.

Patois absolutely needs resources — print, digital and more. We have a language documentation project afoot, and [language teacher] Nnamdi Hodge and I trek across the country interviewing as many Patois-speaking elders as possible, and filming, transcribing, translating and archiving. We have a Facebook page and Nnamdi has a YouTube channel. We can’t do it alone though. We hope to embark on community-based language development, with “The Guide for Planning the Future of Our Language”.

Based on the work of professors Carrington and Jean Bernabé, and colleagues of CRILLASH, Université des Antilles in Martinique and the Folk Research Centre of St Lucia, we've also developed a project about the Patois alphabet that's now in its pre-final version. We hope that the authorGertrud Aub-Buscher, will finish her dictionary soon.

Джо-Энн Феррейра (ДЭФ): Диалект патуа существует в стране по крайней мере с 1783 года, более 235 лет. 2019 год был знаменательным [анг] для нас — 150 лет, как вышла в свет книга «Практика и теория креольской грамматики» Джона Якоба Томаса [анг], она была переиздана к 100-летию и доступна в печатном виде и на сайте archive.org. Почётный профессор-первопроходец диалекта Лоуренс Д. Каррингтон [анг], профессор креольской лингвистики, педагогических исследований и развития, получил золотую медаль Chaconia [анг] за язык и его развитие. Теперь, наш диалект добрался до звёзд — все это замечательно для языка, который никогда не пользовался большим признанием и уважением.

Диалекту действительно необходимы ресурсы — печатные, цифровые и прочие. На данный момент мы осуществляем проект документации языка. Ннамди Ходж [анг](преподаватель) и я путешествуем по стране, опрашивая как можно больше старейшин, говорящих на тринидадском диалекте, а также снимаем, транскрибируем, переводим и архивируем записи. У нас есть общая страница на сайте Facebook [анг], и у Ннамди есть канал на YouTube [анг]. Однако мы не можем делать всю работу в одиночку. Надеемся начать развивать язык на уровне общин [анг], используя «Руководство по планированию будущего нашего языка» [анг].

Основываясь на работе профессоров Кэррингтона и Жана Бернабе, а также коллег из CRILLASH, Университета Антильских островов [фр] на Мартинике и Центра народных исследований [анг] Сент-Люсии, мы также разработали проект по созданию алфавита тринидадского диалекта, который в настоящее время находится в редакции. Мы надеемся, что его автор [анг], Гертруда Об-Бушер [анг], скоро закончит свой словарь.

Изображение алфавита тринидадского диалекта, предоставлено Джо-Энн Феррейрой, использовано с разрешения автора.

ЖМФ: Каково состояние диалекта в Тринидаде и Тобаго и Карибском регионе в целом — почему Вы настаиваете на выделении патуа заглавной буквой при письме?

JAF: Antillean or Atlantic French-lexicon Creole is alive and well in many countries of the Caribbean, and it is the Number 2 language of the region, after Spanish. Thanks to Haiti, it is also the Number 1 language of CARICOM, even with 13 English-official countries.

Patois was once spoken by every creed and race in this country. It belongs to no one and everyone. Unfortunately, it is dying in Trinidad and Tobago, Grenada and Venezuela, since it is no longer a first language.

Here, however, it is so interwoven into our everyday speech that most of us don’t even recognise that some things we say are Patois or due to Patois. We haven’t truly grasped the impact of Patois on what and how we speak: calques, vocabulary in the areas of florafaunafoodsfolklore and festivalsmusicplace names, our syntax, pronunciation, and intonation. Patois itself has borrowed from many other languages in our space, sharing a symbiotic relationship with them. It's time for a return to roots to explain the present, and to understand our uniqueness.

With 12,200 entries, Patois may constitute only 10 percent of Lise Winer's edited “Dictionary of the English/Creole of Trinidad and Tobago”, but it’s deep in our marrow and linguistic DNA. Everyone needs to get this dictionary and get it now.

I insist on capitalising my name, my language, my nationality. We just mentioned that words change, and change they must, if they are around long enough or if they change location. Those who happen to know that a patois in France is a non-standardised regional variety of French don’t seem to know that that common noun changed and became a proper noun here, regardless of any stigma attached to the French meaning. Any negative word can undergo amelioration, because of the will of the speakers and their power to determine the course, the meaning, the status, definition and even the connotation of any word. In English, all proper nouns are capitalised. French stopped being a reference point for English a long time ago.

The spirit of Patois has triumphed in the face of adversity and it will not be put down or humiliated any longer.

ДЭФ: Антильский франко-креольский язык процветает во многих странах Карибского бассейна, и является вторым по значимости языком в регионе, после испанского. Благодаря Гаити, он также является первым по значимости языком Карибского сообщества, несмотря на то, что в его состав входят 13 стран, где официальным языком является английский.

На тринидадском диалекте, патуа, когда-то говорили представители всех вероисповеданий и рас в этой стране. Он никому не принадлежит, но одновременно принадлежит всем. К сожалению, он умирает в Тринидаде и Тобаго, Гренаде и Венесуэле, поскольку больше не является родным для населения языком.

Однако этот диалект всё же является неотъемлемой частью нашей повседневной речи. Большинство из нас даже не осознает, что некоторые слова, которые мы употребляем, являются диалектизмами или были образованы благодаря диалекту. Мы ещё не до конца осознали влияние патуа на то, что и как мы говорим: калькированные слова, лексика, касающаяся флоры, фауны, продуктов питания [анг], фольклора [анг] и фестивалей [анг], музыки [анг], топонимов [анг], нашего синтаксиса, произношения и интонации. В самом диалекте есть заимствования из многих других языков нашего региона, с которыми мы имеем тесные взаимоотношения. Пришло время вернуться к истокам, чтобы объяснить настоящее и понять нашу уникальность.

В диалекте на данный момент выделено 12 200 слов, что может составить лишь 10 процентов от отредактированного Лиз Вайнер «Словаря английского/креольского языка Тринидада и Тобаго» [анг], однако для нас это всё равно часть нашего сознания, глубоко в нашем ДНК. Каждый должен как можно скорее ознакомиться с этим словарём.

Я настаиваю на выделении на письме имени, языка и национальности. Мы только что говорили о том, что слова меняются и это необходимо [анг], если они присутствуют в языке уже достаточно давно или если они были заимствованы. Те, кто случайно узнал, что во Франции «патуа» — нестандартный региональный вариант французского, — не знают, что из имени нарицательного это слово трансформировалось в имя собственное, несмотря на исходное французское значение. Значение любого слова со временем может смягчиться из-за предпочтений людей, которые его используют, и сферы употребления этого слова. В английском языке все имена собственные пишутся с заглавной буквы. Французский язык перестал быть стандартом для английского языка довольно давно.

Дух патуа восторжествовал перед лицом невзгод, и он больше не будет терпеть унижений.

ЖМФ: Вы считаете, что лингвисты должны выступать за языковое равноправие. Почему? 

JAF: Because no language can possibly be superior to another. We describe, not prescribe or proscribe. Why tell a silk fig that it is a bad lacatan? We are who we are. So it's equal language rights for all. We have declarationscharters, codes, etc.

ДЭФ: Потому что ни один язык, по сути, не может быть превыше другого. Мы описываем язык, а не диктуем или запрещаем его. Зачем говорить инжиру, что это лакатан [анг]? Мы такие, какие мы есть. Языковое равноправие должно быть для всех. У нас введены декларации [анг], уставы [анг], кодексы и т.д.

ЖМФ: Вы также считаете, что наше отношение к языку создаёт эффект «расходящихся кругов».

JAF: Crime is linked to lack of jobs, [which] is linked to lack of education, [which] is linked to lack of language access. Is nobody seeing the link twixt crime and language?

Language policy and language planning fall right under sociolinguistics — you can plan for people to acquire a language; legally and socially raise the status of a language, and add vocabulary by creating dictionaries and grammars. We currently have no national language policy. CARICOM and the Association of Caribbean States don't have language policies either.

If I could get statistics of how many nationals go to university here and how many can't, see where they came from, their home language, I think the connections would be clear. We continue to demotivate the monolingual Creole/Dialect speakers. We need to stop that.

It's not like English is totally foreign here, but it's like a second language for too many. I have no problem with English as our national official language — it's part of us — but I do have a problem with the minoritising of the majority and their language. Bilingualism and multilingualism are normal around the world. The problem is we like to think of bilingualism as good only if it includes a language with status.

Lack of language access slows people down: in education, in getting the right job […] so if it's English needed, then teach it as a skill, using students’ backgrounds as bridges — not barriers.

ДЭФ: Уровень преступности связан с отсутствием работы, что связано с отсутствием образования, что, в свою очередь, связано с отсутствием доступа к языку. Разве никто не видит связи между уровнем преступности и языком?

Языковая политика и языковое планирование попадают в рамки социолингвистики. Вы можете планировать, чтобы люди овладели языком. Можете юридически и социально поднять статус языка, пополнить лексический запас, создав словари и грамматику. В настоящее время у нас нет национальной языковой политики. Карибское сообщество и Ассоциация карибских государств также не имеют языковой политики.

Если бы было возможно получить статистику о том, сколько граждан в стране поступает в университет, а сколько не имеет такой возможности, посмотреть, из каких они регионов, узнать, как язык для них родной, то, я считаю, что ситуация бы быстро прояснилась. Мы продолжаем демотивировать носителей единственного языка, в основном креольского или другого диалекта. Нужно остановить этот процесс.

Английский язык для нашей страны не чужой, но для большого числа людей он всё же второй. У меня нет проблем с тем, что английский является официальным языком — это наша неотъемлемая часть — однако мне не нравится ситуация с ущемлением большинства и их языка. Двуязычие и многоязычие являются нормальным явлением во всём мире. Проблема в том, что нам нравится думать о двуязычии как о хорошем явлении, только в том случае, если один из языков — статусный.

Отсутствие доступа к языку тормозит людей: в образовании, в получении правильной работы […], поэтому, если английский язык нужен, то преподавайте его как полезный навык, используя имеющиеся знания учащихся, чтобы налаживать языковые связи, а не создавать барьеры.

ЖМФ: В таком многообразном обществе как Тринидад и Тобаго, может ли язык стать объединяющим фактором?

JAF: We have operated exonormatively for such a long time, but more and more, as any nation should, we are coming into our own. Individual words, like dingolay and pelau [a rice dish], belair/bèlè, [a dance], have more than one origin. All of our languages, past and present, have gone into making us who we are. One of my students is investigating linguocultural rich points, and it’s fascinating. Trinbagonians are connected through a shared linguocultural history and present — we don’t have to constantly define or explain or substitute our words in our conversations.

ДЭФ: В течение столь долгого времени мы опирались на особенности других стран, но теперь всё больше и больше, как и любой другой народ, переходим к независимому существованию. Отдельные слова, такие как dingolay и pelau [анг, рисовое блюдо], belair/bèlè [анг, танец], имеют более чем один источник происхождения. Все наши языки, прошлые и настоящие, сделали нас теми, кто мы есть. Один из моих учеников исследует лингвокультурные особенности языка, и это увлекательно. Тринидадцы связаны общей лингвокультурной историей и настоящим — нам не нужно постоянно определять, объяснять или подменять слова в разговоре.

ЖМФ: Насколько заметно изменение среди коренных и унаследованных языков Карибского бассейна?

JAF: Intangible cultural heritage is being recognised more and more. Language reclamation is happening. Long live endonormativity — we will dictate our own pace.

ДЭФ: Нематериальное культурное наследие получает всё большее признание. Язык возрождается. Да здравствует эндонормативность — мы будем диктовать свой темп.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо