Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

В Монголии наступает ренессанс для любителей литературы

Памятник архитектуры — монастырь Гандан в центре Улан-Батора, столицы Монголии. Фото: Филип Нубель. Использовано с разрешения автора.

Расположенная между Россией и Китаем Монголия — большая, но малонаселенная страна, где во время длинной и суровой зимы появляется достаточно времени для чтения. В этом году Монголия отмечает 30-ю годовщину перехода от государственного социализма к свободной рыночной экономике, и издательский рынок всё больше отражает приоритеты ее современного общества, более тесно связанного с мировым сообществом.

В книжных магазинах Улан-Батора присутствует как иностранная литература в переводе, так и современные произведения местных писателей на их родном языке. Так, что же читают в Монголии?

От монополии к плюрализму

В 1924 году Монголия стала самой большой в мире страной после Советского Союза, принявшей в качестве государственной идеологии социализм. Ее связи с Москвой были настолько тесными, а отношения с южным соседом Китаем настолько прохладными, что в XX веке Монголию часто называли «16-ой советской республикой» (в состав СССР входило 15 республик). Всё изменилось в 1990 году, с января по март которого в Монголии произошла своя революция, вдохновлённая политикой гласности, в результате чего был взят курс на демократизацию, основанную на политической многопартийности и рыночной экономике.

Одним из секторов экономики, подвергшихся сильному влиянию внезапно наступивших перемен, было печатное дело. Во время социализма книги, газеты и журналы подвергались жесткой цензуре, а также идеологическому контролю из Москвы. После революции эта система перестала существовать, что в результате привело к увеличению свободы для всех видов самовыражения, но также означало прекращение государственных субсидий для издания и распространения книг. Вот как об этом говорит Баясгалан Батсуурийн, писатель и литературный переводчик, со-основатель независимого издательского дома Tagtaa Publishing:

After the democratic revolution of 1990, due to the closure of the state owned publishing factory, we experienced a whole decade of dark years. We had nothing to read but leftover books from the socialist period. But from early 2000, several private companies emerged and started to rebuild the industry. Now we have five big private publishing companies, and more than 40 independent publishing houses. I think that today, the publishing industry is one of the rising sectors of Mongolia. 

После демократической революции в 1990 году из-за того, что прекратили работать издательства, принадлежавшие государству, в нашу страну на целое десятилетие пришло смутное время. Нам было нечего читать, кроме книг, оставшихся со времен социализма. Но в начале 2000 годов появилось несколько частных компаний, начавших заново выстраивать книжный рынок. Сейчас у нас есть пять крупных частных издательств и более 40 независимых издательских домов. Я считаю, что издательское дело — один из растущих секторов экономики Монголии.

Пример традиционного монгольского алфавита. Фото: Филип Нубель. Использовано с разрешения автора.

Таким образом, перспективы на будущее выглядят оптимистично. Но есть и трудности. Несмотря на то, что в мире насчитывается более 6 миллионов носителей монгольского языка, из-за разного алфавита книжный рынок Монголии разделен на две части. Три миллиона жителей Монголии пользуются кириллицей, введенной по указу Москвы в 1940 году.

Тем временем около 6 миллионов монголов проживают в Китае, и из них почти половина говорит на языке своих предков. В состав Китая входит также автономный район, называемый Внутренней Монголией, на территории которого статус официального имеет традиционный монгольский алфавит. Также известный как бичиг, он был создан на основе старой уйгурской письменности, и записывается в виде вертикальных линий сверху вниз.

Согласно исследованию, проведенному Батсуурийн в 2019 году, каждый год в Монголии издается свыше 600 книг, Средняя цена за одну книгу в мягком переплете составляет 7,5 доллара США, за книгу в твердом переплете — 14 долларов США. Учитывая, что размер средней зарплаты в Монголии не превышает 400 долларов [анг], можно сказать, что книги здесь стоят довольно дорого.

В этом исследовании также сказано, что почти две трети книг, выходящих в тираж, — это произведения местных авторов, и одна треть — это переводы. Возраст большинства читателей варьируется в диапазоне от 21 до 38 лет.

Большинство книжных магазинов сосредоточено в столице Улан-Батор, где проживает больше одной трети населения страны. Тем не менее онлайн-чтение и электронные книги также набирают популярность.

Любители истории и диванные путешественники

По видимому, две основные темы, вызывающие интерес к чтению в Монголии, — это национальная история и громкие имена мировой литературы. Первое связано с наследием строгой цензуры государственного социализма. После сталинских репрессий в конце 30-х годов, приведших к гибели более чем 30 000 «врагов народа» или идеологических противников, местная коммунистическая партия поставила целью изменение национальной идентичности Монголии, из-за чего оказались стерты из памяти большие пласты истории страны, буддистской культуры, литературы и искусства. Сегодня многие жители Монголии заново открывают для себя скрывавшееся от их национальное наследие, и этим, как объясняет Батсуурийн, обусловлен высокий спрос на книги об истории и традициях:

Historical novels are more popular: after centuries of external pressure and lost identities, our people have an inevitable need to recover their national from their history.

Исторические романы пользуются большой популярностью: после столетий внешнего давления и потери идентичности, наш народ имеет неминуемую потребность восстановить национальные черты с помощью истории.

Издатель и переводчик Баясгалан Батсуурийн держит в руках переведенную на монгольский язык книгу китайского писателя Юй Хуа. Фото использовано с разрешения автора.

Схожим образом Батсуурийн объясняет популярность переведенной литературы через исторические традиции Монголии:

Mongolia has a very rich history of translation. The first recorded translations are from the third century BCE, when our ancestors translated mainly religious manuscripts from Sanskrit, Uyghur, Tibetan, Chinese, Persian, and Arabic classical literature. During the socialist period, Russian classics and Soviet literature were translated under strict censorship.

Монголия обладает очень богатой историей перевода. Первые письменные переводы датируются III веком до н.э., когда наши предки переводили в основном религиозные манускрипты с санскрита, уйгурского, тибетского, китайского, персидского языков, а также арабскую классическую литературу. В социалистический период переводилась советская и русская классическая литература — при жесткой цензуре.

В наше время, жители Монголии могут свободно путешествовать, мигрировать и публиковать книги выдающихся деятелей современной литературы. В Монголии наравне с современными авторами — Харуки Мураками из Японии, Орханом Памуком из Турции и Юй Хуа из Китая — популярностью пользуются и мировые классики, такие как Габриэль Гарсиа Маркес, Эрнест Хемингуэй и Федор Достоевский. 

В итоге у жителей Монголии сейчас есть огромный выбор литературы — больше чем когда-либо. Обо многих этих именах и думать было бы нельзя во времена социализма. Но обратной стороной большого выбора является ухудшение качества некоторых переводов, замечает 24-летняя переводчица и активистка литературного движения Ойунзул Ариунболд, 7 лет управлявшая книжным клубом [монг] в Улан-Баторе.

Переводчик Ойунзул Ариунболд. Фото: Намуунсурен Цендсурен, использовано с разрешения автора

Before 1990, the state commissioned translations. That meant that the books had high standards: there was meticulous editing and proofreading. Today, some people say that the quality of books has gone down, and that translated works can be unreadable, blaming young translators. There is some truth in this criticism, but it’s getting better. And I'm just grateful that a reading culture is growing amongst young people, so that for example, my niece can read “To Kill a Mockingbird” in Mongolian.

До 1990 года переводчиков назначало государство. Это значит, что книги соответствовали высоким стандартам: перевод вычитывал дотошный редактор и корректор. Сегодня некоторые люди порицают юных переводчиков, говоря о том, что качество книг ухудшилось и что переведенные произведения иногда невозможно читать. В этом есть доля правды, но ситуация налаживается. И я рада тому, что среди молодых людей наблюдается рост культуры чтения. Например, моя племянница может читать «Убить пересмешника» по-монгольски.

Ариунболд согласна с тем, что независимые издательства Монголии стремятся к подлинному разнообразию:

A lot of emphasis is given to modern classics. Basically, we are just catching up with modern literature. One publishing house, for example, publishes only one author per country per year, to avoid ending up offering only white male authors from Europe.

Основное внимание уделяется современной классике. По существу, мы только догоняем современную литературу. Например, один издательский дом печатает в один год произведения только одного автора из одной страны, чтобы исключить возможность ситуации, в которой будут публиковаться работы только белых мужчин из Европы.

Бумага всё еще популярна

Несмотря на высокую цену и большой выбор развлекательного контента в интернете и на кабельном телевидении, жители Монголии ценят бумажные книги. Судя по всему, в Монголии сформировалась книжная культура, в частности, пользуется большой популярностью самиздат. Как объясняет Батсуурийн:

In our culture, books are very respected, and during the Soviet period, the reading culture developed intensively. For a population of three million, our national bestselling record was 95,000 copies: a book by a Mongolian author who self-published. In 2019, our company published Yu Hua's novel “To live” (活着) and we've already sold 12,000 copies.

В нашей культуре к книгам относятся с большим уважением, в течение советского периода культура чтения интенсивно развивалась. В нашей стране с численностью населения 3 миллиона человек рекорд по продажам — 95 000 экземпляров — был установлен книгой монгольского автора, самостоятельно ее издавшего. В 2019 году наша компания опубликовала роман Юй Хуа «Жить» [анг], и мы уже продали 12 000 экземпляров.

Изображение было создано Ойунзул для страницы ее Книжного клуба в Facebook. На нем приведена цитата из знаменитого романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»: «Протестую, Достоевский бессмертен». Использовано с разрешения автора.

Ойунзул Ариунболд делится своими впечатлениями:

Nobody expected “Madonna in a Fur Coat,” by Turkish author Sabahattin Ali, to become so popular, and yet it did. People are in need of emotional books, stories of vulnerability when society expects them to be tough and stoic. People are definitely using their phones and tablets to read, but we still have huge respect for paperbacks.

Никто не ожидал, что книга турецкого автора Сабахаттина Али «Мадонна в меховом манто» будет настолько популярна, и всё же это произошло. Людям нужны эмоционально насыщенные книги, истории о слабостях во времена, когда общество ожидает от них проявления стойкости и мужества. Бесспорно, люди используют мобильные телефоны и планшеты для чтения, но бумажные книги всё еще пользуются большим уважением. 

Наверное самые большие перемены, произошедшие за последние годы в монгольской книжной культуре, случились благодаря такому явлению, как самостоятельное издание книг. Так поэт и журналист Эсунердене Тумурбаатар объяснил это Global Voices:

If you have a bit of money, it's easy to print your own book yourself. Usually people print a thousand, then either sell them directly to bookstores or at their own events.

We organise events where we read poetry and perform music. That's how I sold two collections of my poems.

Если у вас есть немного денег, вы можете напечатать свою книгу самостоятельно. Обычно тираж составляет 1000 экземпляров. Книги напрямую поступают в книжные магазины или продаются на специальных мероприятиях, которые организуют авторы.

Мы проводим мероприятия, на которых читаем поэзию и играем на музыкальных инструментах. Таким образом я продал два сборника своих стихотворений.

По крайней мере на данный момент кажется, что жителям Монголии есть чем занять свои мысли во время суровых зим.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо