Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Молодёжь Молдовы надеется на перемены издалека

Мужчина идёт мимо картины, изображающей ждущих в тревоге родителей, в столице Молдовы Кишинёве, 2014 год. Фото: Misha_Tokyo / Flickr. CC BY 2.0

[Все ссылки в статье ведут на английский язык, если не указано иного.]

Выход этой статьи стал возможен благодаря партнёрству с Transitions, пражской организацией, занимающейся издательским делом и обучением в сфере медиа.

Республика Молдова благословлена мягким климатом, пасторальными ландшафтами, знаменитым вином и пустыми деревнями. Молдаване массово уезжают; сегодня это одна из стран с наиболее быстро сокращающимся населением. Бедность, постоянные политические неурядицы и глубоко укоренившаяся коррупция вынудили многих купить билет в один конец. Некоторые стали сезонными экономическими мигрантами, которые возвращаются в страну каждый год на несколько месяцев. Другие, многие — с высшим образованием, предпочитают уехать насовсем. Согласно исследованию ЮНФПА от 2016 года, если правительством Молдовы не будут приняты эффективные меры по улучшению качества жизни, то через 15 лет население страны, которое составляет менее трёх миллионов, может сократиться на 24%.

Сложно установить точное количество молдаван, живущих и работающих за рубежом. По оценке Национального бюро статистики их около 800 000, однако их может быть даже и два миллиона, если учитывать тех, кто уехал из страны с другим паспортом. Молдова признаёт множественное гражданство, и многие молдаване могут претендовать на паспорт ЕС благодаря соседке-Румынии (в 1918-1940 годах эти две страны составляли единое целое). 

Почти 80% эмигрантов находятся в возрасте между 18 и 35 лет, и это негативно влияет на внутреннюю экономику страны, поскольку численность трудоспособного населения сокращается. По данным Всемирного банка, 40% эмигрантов обладают высшим образованием, что вносит вклад в «утечку мозгов» из страны. Как и геополитическая ситуация страны, предпочтения молдавских эмигрантов разделены между Востоком и Западом; 80% сосредоточены в трёх странах: Российской Федерации, Италии и Португалии.

В свете последних политических перемен сейчас имеется хорошая возможность оценить влияние массовой эмиграции на внутреннюю политику Молдовы. Готова ли молодёжь Молдовы продолжать борьбу за светлое будущее страны, которую она покинула? Была ли эмиграция для молодых знаком того, что надежда на перемены на родине оставлена? И лишает ли эмиграция молодёжи страну шансов вытеснить дискредитированную элиту и достичь долгожданных перемен? Я побеседовала с несколькими молдаванами, живущими за рубежом, с целью понять их взгляды.

«Иногда я немного завидую западной молодёжи, которая никогда и не помышляла о том, чтобы уехать из своей страны, потому что в ней у них нет будущего… Думаю, им трудно нас понять», — говорит Ана (псевдоним), 33-летняя гражданка Молдовы, которая последние 10 лет живёт в Греции.

После смерти матери от онкологического заболевания девятилетняя Ана мечтала стать врачом. Годы упорной учёбы окупились поступлением в медицинский колледж в Кишинёве, столице Молдовы. «Поскольку я была привычной к трудностям, я и не питала надежд, что этот новый этап будет лёгким, — вспоминает Ана, у родителей которой было ещё два младших ребенка, оставшихся в родной деревне. — Мне нужно было заботиться о них, так как наш отец уехал в Москву на заработки, чтобы нас содержать. Мне пришлось какое-то время работать медсестрой за зарплату в 2 000 леев (около 100 евро), скопить хоть что-то было невозможно, поэтому я решила уехать за границу».

Решение Аны эмигрировать пришло за несколько лет до того, как Молдова получила безвизовый режим с ЕС в 2014 году. «Получение рабочей визы в западную страну было такой проблемой, и по сравнению с сегодняшним днём тогда существовало меньше агентств, занимавшихся этими вопросами. Я думаю, мне крупно повезло, что я получила работу на лето в Греции. И хотя моя работа там не была связана с моим образованием, мне платили гораздо больше, нежели за медсестринскую работу в Молдове. Поэтому я решила остаться ещё и заработать побольше. Я знала, что буду в статусе нелегального эмигранта, но в тот момент я не видела шансов выжить у себя на родине. Не вижу я их и теперь, 13 лет спустя», — заключает Ана с грустной улыбкой.

Этот мрачный взгляд на будущее, широко распространённый среди молдавских эмигрантов, имеет последствия для избирательной политики страны. По мнению Дениса Ченуши, политолога-исследователя из Университета им. Юстуса Либиха в г. Гиссен (Германия), «эмиграция приводит к старению как рабочей силы, так и круга избирателей. Следовательно, политические решения и поведение избирателей старшего поколения выражают их нерасположение к прогрессивным взглядам и политикам. Кроме того, растущая эмиграция молодёжи влияет на политическую активность молодого населения, оставшегося в стране, которое концентрирует свои усилия на поиске возможностей за рубежом, нежели на улучшении ситуации в стране через более высокую гражданскую и политическую активность и вовлечённость».

Вадим Пистринчук, эксперт в области государственной политики, работающий в Институте стратегических инициатив в Кишинёве, согласен: «Тот факт, что большинство молодых уезжает, и то, что молдавская диаспора представлена активными, трудоспособными людьми, создаёт дефицит голосов за партии, ратующие за европейские ценности, борьбу с коррупцией и активную экономическую политику. Таким образом, недавно возникшим партиям нужно прикладывать намного больше усилий, чтобы общество приняло их идеи. Если бы в стране оставалось больше молодёжи, молодым политикам и партиям было бы легче продвигать свои идеи и получать за них голоса… Социальный популизм левого толка гораздо проще продать „оставшемуся“ стареющему населению», — объяснил Пистринчук, который до прошлого года также был парламентарием от Либерал-демократической партии.

Тем не менее некоторые молодые люди решают остаться и даже вернуться, чтобы бороться за лучшее будущее для Молдовы. 26-летний Дорин Фрэсыняну — один из них.

«Когда я уезжал, то возвращаться не хотел. Но со временем понял: никогда не говори никогда», — рассказывает Фрэсыняну, который сначала уехал из Молдовы на учёбу в Великобританию как стипендиат НМС 10 лет назад, потом учился во Франции и России. Во время зарубежных поездок он познакомился с членами большой молдавской диаспоры, в частности в России и Израиле. «Я услышал много ужасных историй», — вспоминает Дорин, который в Рождество 2018 года принял решение сделать что-то, изменить ситуацию к лучшему. В конце концов Фредерику ненадолго вернулся в Молдову, чтобы баллотироваться в качестве кандидата от проевропейского оппозиционного блока ACUM на парламентских выборах в феврале 2019 года. Дорин баллотировался в 49-м округе, представляя граждан, живущих в странах к  востоку от Молдовы (парламент страны включает 3 таких места от диаспоры). В итоге он набрал 27,15% голосов, выйдя на второе место после Георгия Пары, кандидата от пророссийской Партии социалистов (ПСРМ).

Раздираемый чувством, что подвёл своих избирателей, так как не победил на выборах, Дорин не сожалеет о том, что боролся ради них. Этот опыт зародил в нём стремление когда-нибудь вернуться в Молдову для того, чтобы работать на государственной службе. Он говорит, что просто будет учитывать обстоятельства.

Обстоятельства изменились вскоре после выборов, когда ACUM и ПСРМ неожиданно проголосовали вместе, чтобы выдавить непопулярную правящую Демократическую партию Молдовы (ДПМ). Они образовали правящую коалицию во главе с Майей Санду,  премьер-министром, заявившей, что самая большая проблема Молдовы в том, что «люди не верят в эту страну и поэтому уезжают». Соответственно, правительство Санду попыталось привлечь членов диаспоры на государственную службу в Молдове. В ноябре 2019 года проевропейское правительство во главе с Майей Санду было отправлено в отставку через вотум о недоверии, инициированный ПСРМ из-за провала судебной реформы. Нынешнее правительство, сформированное в основном из бывших советников президента Игоря Додона, сейчас готовится к перевыборам в 2020 году. Как и на президентских выборах 2016 года, Додон скорее всего столкнётся с Майей Санду, которая заняла второе место с 47,82% от общего числа голосов, но с явным большинством среди молдавской диаспоры, исключая Россию.

«Диаспора может обеспечить решающие голоса на президентских выборах в 2020 году. Эта группа электората важнее для оппозиции, чем для правящей партии, которая использует общественные инвестиции, чтобы убеждать избирателей дома», — объясняет Ченуша. «На президентских выборах 2020 года правящая партия, возможно, попытается стимулировать политическую активность среди молдавских рабочих-мигрантов в России, чтобы сбалансировать голоса диаспоры на Западе», — добавляет он.

Ещё предстоит выяснить, окупятся ли эти обращения к молдаванам за рубежом. Ясно то, что их важность возрастёт, если тенденция молодёжной эмиграции из страны будет расти.

Таким образом, подчёркивает Пистринчук, молодёжь по-прежнему играет важную роль в политике Молдовы, где бы она ни находилась. «Они подобны дверным молоткам; они очень видимы онлайн, особенно в социальных сетях и новых изданиях, где они создают волны влияния. Они также посылают сообщения родителям, бабушкам и дедушкам, убеждая их голосовать, и это было довольно ощутимо на последних выборах, когда проевропейские партии или кандидаты выиграли в важных регионах или муниципалитетах — этого никто не ожидал… Сегодняшний парламент намного младше, чем предыдущий, что свидетельствует о том, что избиратели хотят, чтобы молодёжь была частью политического процесса. Они хотят чего-то нового», — заключает он.

«Люди устали от политической ситуации», — подытоживает Дорин. «Из-за постоянной отсрочки реформ людям сложно доверять политикам. Был оптимистичный период [в прошлом году], когда заменили правительство олигарха [Влада] Плахотнюка, но потом… то, что случилось после, разочаровало. Я стараюсь оставаться оптимистом», — добавляет он с загадочной улыбкой.

В противоположность этому Ана неохотно говорит о политике. И хотя она никогда не встречалась с Дорином и между их жизненными траекториями нет ничего общего, она разделяет его обеспокоенность. «Я слежу за новостями, но, честно говоря, меня всё это меньше трогает, чем раньше. [Политики] творят там, что хотят. Однажды я бы хотела вернуться в Молдову; я очень скучаю, но не хочу, чтобы мои дети росли в коррумпированной стране, которая не заботится о своих людях», — признаётся она. 

Читайте специальный репортаж Global Voices о политических неурядицах в Молдове

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо