Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Какие слухи ходили во время президентских выборов в Тайване в 2020 году?

Саммер Чен. Фото: Хуан Хунг Юй, используется с разрешения автора.

Во время кампании, предшествовавшей президентским выборам в Тайване в 2020 году [анг], широкое использование социальных сетей, таких как Facebook и LINE, используемых для обмена новостями из ненадёжных источников, значительно повлияло на способность людей сделать обоснованный выбор. В результате, возник целый ряд инициатив, которые борются с распространением дезинформации на Тайване.

Тайваньский центр по проверке на наличие фактологических ошибок [тай] — первая местная новостная организация, сертифицированная Международной сетью по проверке фактов [анг]. Международная сеть — содружество ассоциаций, проверяющее факты на достоверность, которое занимается продвижением новаторских практик в этой области.

Центр уже сыграл свою роль в противостоянии распространению дезинформации во время выборов в органы местного самоуправления в 2018 году [анг], которые проходили одновременно с референдумом, затронувшим множество вопросов. Так как среди этих вопросов были те, что касались прав ЛГБТ и энергетической политики, некоторые политические группы использовали дезинформацию, чтобы стимулировать людей проголосовать в их пользу.

Например, анти-ЛГБТ группы в то время распространяли идею о том, что влияние прав ЛГБТ на половое воспитание может привести к ассоциации гомосексуальности со СПИДом. Тем временем, группы выступающие за ядерную энергетику, запустили грязную кампанию, направленную против жителей Острова Орхидей, которые долгое время страдали от загрязнения среды отходами атомной промышленности. Группы сторонников Гоминьдана («Китайская Национальная партия») использовали неподтверждённые данные из материкового Китая, чтобы нанести удар по тайваньским властям,  обвинив их в том, что они не оказали помощь туристам Тайваня в аэропорту Кансаи во время тайфуна Джеби [анг] в регионе в 2018 году. Один тайваньский дипломат покончил жизнь самоубийством, поскольку сфабрикованная информация получила широкое распространение в интернете.

В преддверии президентских выборов в Тайване [анг] в 2020 году, самопровозглашённый китайский шпион Ван Лицян [анг] сообщил австралийским СМИ, что в Пекине есть армия информационных операторов, которые ведут кампанию за кандидата от оппозиционной партии Китайской Национальной партии Хана Гоюйя [анг]. Ходили также слухи о том, что Пекин проник в многочисленные средства массовой информации на Тайване. В связи с этим, редактор Global Voices на китайском языке Хуан Хунг Юй взял интервью у Саммер Чен, главного редактора Тайваньского центра по проверке на наличие фактологических ошибок, чтобы выяснить, какие именно слухи распространялись в Тайване во время президентских выборов в январе 2020 года.

GV: Можете ли вы поделиться своими наблюдениями о распространении дезинформации во время президентских выборов?

Summer Chen (SC): Before August 2019, the majority of rumors were related to health issues. Between September and November 2019, more policy-related disinformation emerged, including disinformation around LGBT rights. We also verified a number of stories about the Hong Kong anti-extradition protests. We observed that in online and in traditional media outlets, there was quite a lot of messaging using Hong Kong’s extradition protests to attack the ruling Democratic Progressive Party (DPP). Between September and November, we published 66 verification reports, and 15 of them were about the Hong Kong anti-extradition protests and cross-strait relations between Taiwan and China. Between November 2019 and January 2020, there were 14 false reports about unfair election arrangements. After the election, rumors accusing officers at polling stations of tampering the ballots also emerged.

Саммер Чен (СЧ): До августа 2019 года большинство слухов было связано с вопросами здравоохранения. С сентября по ноябрь 2019 года появилось больше дезинформации, связанной с политикой, включая неподтверждённые данные, затрагивающие права ЛГБТ. Также мы проверили ряд историй о выступлениях против экстрадиции в Гонконге [анг]. Мы заметили, что в интернете и традиционных средствах массовой информации было довольно много сообщений, в которых использовалась информация об акциях против экстрадиции в Гонконге. Этим пользовались, чтобы нанести удар Демократической прогрессивной партии. В период с сентября по ноябрь мы опубликовали 66 отчётов о проверке, 15 из которых были посвящены протестам против экстрадиции в Гонконге и отношениям между Тайванем и Китаем. С ноября 2019 года по январь 2020 года появилось 14 ложных сообщений о несправедливой организации выборов. После выборов также курсировали слухи, в которых сотрудников избирательных участков обвиняли в фальсификации результатов голосования.

GV: Повлияли ли слухи на результаты выборов?

SC: Just a few days before the election, we saw a rumor about Wuhan pneumonia [now called COVID-19] circulating on Facebook. It claimed that Taiwan had a confirmed case, and urged voters to wear a mask when going to the voting stations. It was confirmed to be a false piece of information at the time. The effect of it was very negative as it could spread fear. Many Taiwanese who live in mainland China travel back to Taiwan to vote [as distance voting is not possible], thus some might have been deterred from going to voting stations for fear of being infected. After we published our verification report, our center issued a joint statement with another fact-check group, MyGoPen against the manufacturing of social panic. Facebook also took measures to reduce the reach of posts about the outbreak of the new coronavirus in Taiwan before the election.

СЧ: Буквально за несколько дней до выборов, мы увидели распространяемый в Facebook слух об уханьской пневмонии (теперь COVID-19): утверждалось, что в Тайване есть подтверждённый случай болезни, и избирателей призывают надевать маску при посещении избирательных участков. На тот момент было подтверждено, что это ложная информация. Новость произвела крайне негативный эффект, так как провоцировала страхи. Многие тайваньцы, живущие в материковом Китае, возвращаются, чтобы проголосовать (поскольку дистанционное голосование невозможно), а теперь они могли избегать избирательных участков, опасаясь заражения. После того, как мы опубликовали отчёт о проверке, было представлено заявление для предотвращения социальной паники, созданное нашим центром в партнёрстве с другой группой MyGoPen, которая также занимается проверкой фактов на достоверность. Facebook, в свою очередь, принял меры по уменьшению количества сообщений о вспышке нового коронавируса на Тайване перед выборами.

GV: Как вы думаете, информационные операторы Пекина стояли за распространением слухов и дезинформации, связанных с выборами на Тайване?

SC: Our center cannot track down the exact origin of rumors. There are some traces indicating that Beijing may have been involved. Sometimes we could see the use of simplified Chinese characters in the text and identify slogans. Some of the rumors about the anti-extradition protests were obviously originating from Hong Kong but spread to Taiwan, yet we don’t have hard evidence to prove this. Regardless of their origin, we don't want to allow rumors to affect voting behavior in Taiwan. In my own opinion, the majority of rumors were aimed at dividing Taiwanese society. By provoking people’s emotion and splitting the community into two political camps: either pro or anti-Han Kuo-yu. Some people would simply look at disinformation as a joke and laugh at people who spread the rumors. However, we have to ask this question: why would people still disseminate stories that they know we wouldn't not believe in? For example, whenever the verification reports about Han Kuo-yu were released, people would start mocking Han’s supporters in the comment section. This may as well be the very intention of disinformation — to divide society.

СЧ: Наш центр не может отследить точное происхождение слухов. Есть некоторые признаки, указывающие на то, что Пекин мог быть вовлечён. Иногда мы могли различить использование упрощённых китайских символов в тексте и идентифицировать лозунги. Некоторые слухи о протестах против экстрадиции, очевидно, исходили из Гонконга, но распространились в Тайване, хотя у нас нет весомых доказательств. Независимо от происхождения этих слухов, мы не хотим позволить им влиять на поведение избирателей в Тайване. По моему мнению, большинство слухов направлены на разделение тайваньского общества. Провоцируя людей на проявление эмоций и разделяя общество на два политических лагеря: за или против Ханя Гоюйя. Некоторые люди рассматривают дезинформацию как шутку и высмеивают людей, распространяющих слухи. Но мы должны задаться вопросом: почему люди всё ещё распространяют истории, в которые, как они знают, мы не поверим? Например, всякий раз, когда появлялись отчёты о проверке Ханя Гоюйя, люди начинали насмехаться над его сторонниками в разделе комментариев. Может, идея дезинформации именно в этом — разделить общество.

GV: У вас есть ещё пример того, как дезинформация разделила тайваньское общество?

SC: After the election, there were rumors about election results tampering. For example, an edited video taken in a polling station showed that when the polling officer announced the result of the vote for Han Kuo-yu, another polling officer counted the vote under Tsai Ing-wen’s record [The reason for this was in fact that the officer counting the vote was in fact registering the previous, yet because of the way it was recorded, it looked indeed suspicious] In my opinion, this rumor was orchestrated by Beijing to divide society. In Taiwan, the pro-Beijing KMT is still the dominant party in local government bodies. The election result could not be tampered unless the KMT was involved. Moreover, as indicated in past elections, Taiwan’s election system is rather mature, and there has been no serious complaints about elections in the past. After the presidential election, the KMT did not demand a recount or question the fairness of the results. Hence, it is very likely that the rumor is manufactured and spread by Beijing’s information operators.

СЧ: После выборов ходили слухи о фальсификации результатов выборов. Например, в смонтированном видео [кит], снятом на избирательном участке, было показано, что когда сотрудник избирательного участка объявил результат голосования за Ханя Гоюйя, другой сотрудник посчитал голос за Цай Инвэнь. [Фактически, сотрудник, подсчитывающий голоса, просто регистрировал предыдущие результаты, но в том формате, в каком это было показано в ролике, —  выглядело действительно подозрительно]. По моему мнению, этот слух был организован Пекином, чтобы разделить общество. В Тайване Китайская Национальная партия, выступающая за Пекин, по-прежнему является доминирующей в органах местного самоуправления. Результат выборов не может быть подделан, если только не была вовлечена Китайская Национальная партия. Кроме того, как указывалось на прошлых выборах, избирательная система Тайваня является достаточно зрелой и в прошлом не было серьёзных жалоб на выборы. После президентских выборов Гоминьдан не требовал пересчета и не ставил под сомнение справедливость результатов. Следовательно, весьма вероятно, что слухи появляются и распространяются информационными операторами Пекина.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо