Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Выборы 2019 года в Тунисе: побороть ложь и дезинформацию не удалось

Избирательная комиссия Туниса объявляет результаты второго тура президентских выборов 14 октября 2019 года. Фото избирательной комиссии Туниса [общественное достояние].

23 октября 2019 года избранный президент Туниса Каис Саид был приведён к присяге [анг] перед парламентом. Во втором туре президентских выборов Саид набрал [анг] 72% (2,7 миллиона) голосов, победив своего соперника, бизнес-магната Набиля Каруи, получившего один миллион голосов. По оценкам центра по изучению общественного мнения Sigma Conseil [ара], 90% избирателей возраста от 18 до 25 лет проголосовали за Саида.

Несмотря на в целом низкую явку молодых избирателей, увеличение [фр] числа молодежи, принявшей участие во втором туре выборов президента, привело к возобновлению споров о влиянии интернета (особенно социальных сетей) на исход выборов.

В течение нескольких месяцев перед выборами в социальных сетях, особенно в Facebook, активно распространялись ложь и дезинформация. Политические эксперты Туниса отметили увеличение в Facebook числа групп и страниц с большим количеством подписчиков, аффилированных с политическими партиями и кандидатами. Страницы, не заявляющие о каких-либо связях или аффилированности, тоже активно публиковали политическую дезинформацию и проплаченные посты, восхваляющие ту или иную партию.

Читайте также: Накануне выборов в Тунисе социальные сети были наводнены ложью и дезинформацией

Организации гражданского общества, технологические платформы, национальные институты и профессионалы из СМИ — все приняли меры, чтобы противостоять распространению лжи и дезинформации во время избирательного периода. Но ввиду недостаточной прозрачности со стороны технологических платформ и правового вакуума в сфере регулирования политической рекламы в социальных сетях этих мер оказалось недостаточно.

Библиотека рекламы Facebook: ограниченная прозрачность

В первый день избирательной кампании, 2 сентября, организация Access Now совместно с ещё четырнадцатью организациями гражданского общества Туниса направила открытое письмо [анг] в Facebook с просьбой «принять эффективные меры для обеспечения прозрачности и подотчетности по отношению к [его] пользователям (Facebook) в контексте грядущих выборов в Тунисе».

Подписанты письма призвали Facebook принять меры, которые «позволят избирателям понимать, каким образом политические деятели используют Facebook для влияния на исход выборов», а именно: предоставить общественности доступ к информации о количестве платной рекламы, суммах, потраченных на рекламные кампании, демографических данных целевой аудитории, а также сделать обязательным предварительное утверждение политической рекламы.

Скоординированные некорректные действия в Facebook, нацеленные на Тунис

3 октября Facebook сообщил [анг] об удалении 163 аккаунтов, 51 страницы, 33 групп и 4 аккаунтов в Instagram, которые были вовлечены в так называемое «скоординированное некорректное поведение» — деятельность, которая ведётся из Египта и нацелена на 10 стран, включая Тунис. Это уже третий раз за 2019 год, когда Facebook удалял аккаунты, заподозренные в «некорректном поведении» в отношении Туниса. В мае 2019 года был выпущен пресс-релиз, в котором сообщалось [анг] об удалении аккаунтов, ответственных за подобную активность, ведущуюся из Израиля. В январе Facebook удалил [анг] 783 страницы, а так же группы и аккаунты, за участие в скоординированном некорректном поведении, имеющем связь с Ираном и нацеленном на множество стран, в том числе и на Тунис.

Как сообщила Global Voices организация Access Now, в ответе на открытое письмо (уже после выборов) Facebook утверждает, что на мировом уровне и конкретно в странах Ближнего Востока и Северной Африки были предприняты меры для борьбы с ложью, пропагандой ненависти и для предотвращения вмешательства других государств.

Также компания Facebook заявила, что внедрила новый процесс утверждения политической и предвыборной рекламы в более чем 140 странах и территориях, включая Тунис, и что появился доступ к библиотеке рекламы в нескольких странах за пределами Евросоюза и Северной Америки, в том числе в Тунисе.

Однако этих мер всё ещё недостаточно, чтобы избиратели получали всю необходимую информацию, могли понять, кто пытается повлиять на них, и принять взвешенное решение. А ещё непрозрачность затрудняет государственным учреждениям контроль над тратами на политическую рекламу.

«Уровень детализации информации, предоставляемой пользователям, вероятно зависит от того, в какой стране реклама размещается», — говорится в аналитическом материале [анг] организации Privacy International, опубликованном в октябре 2019 года.

Facebook утверждает [анг], что политическая реклама хранится в архиве библиотеки в течение семи лет. Global Voices исследовали библиотеку рекламы трёх страниц Facebook, созданных в начале сентября на старте первого тура президентских выборов. Эти неофициальные страницы – лишь малая часть от тех, что поддерживали кандидатов в президенты Абдельфаттаха Муру, Сальму Элуми и Абделькарима Збиди [анг]. И все эти страницы размещали политическую рекламу во время проведения кампании. Есть так же много других страниц, которые поддерживали остальных 23 кандидатов [фр], участвовавших в выборах.

Сегодня в библиотеке рекламы этих трёх страниц не указана ни одна из прошлых политических реклам.

Эта неофициальная страница, поддерживающая кандидата в президенты Абдельфаттаха Муру, размещала политическую рекламу во время проведения кампании перед первым туром выборов президента, начавшейся в сентябре. Скриншот [анг] был сделан и опубликован в Twitter 6 сентября Моной Элсвах.

Скриншот [сделан 5 декабря] библиотеки рекламы упомянутой выше страницы Facebook, поддерживающей Муру. Нет ни одной записи о политической рекламе, опубликованной во время кампании.

«Проблема в том, что алгоритмы Facebook не способны определять различия между страницами, имеющими политический, культурный или социальный контент», – отмечает Дима Самаро, специалист по политике стран Ближнего Востока и Северной Африки в организации Access Now [анг]. Дима объясняет:

The Ad Library that Facebook has built failed to provide any measures of transparency, and has only been functioning on a few pages. Ad Library of Facebook only shows the current running ads, but no details would be found on any of the previous/ non-current running ads, or even on any of those pages that have been taking down or its content.

Библиотека рекламы, созданная Facebook, не смогла обеспечить необходимую открытость. К тому же она работает только на некоторых страницах. В Библиотеке рекламы Facebook можно увидеть только ту рекламу, которая запущена в настоящий момент. Невозможно найти какую-либо информацию о рекламе, которая показывалась ранее, или даже о любой из тех страниц, которые были удалены, или об их содержании.

Эта неофициальная страница, поддерживающая кандидата в президенты Сальму Элуми, размещала политическую рекламу во время проведения кампании перед первым туром выборов президента, начавшейся в сентябре. Скрин [анг] был сделан и опубликован в Twitter 6 сентября Моной Элсвах.

Скриншот [сделан 5 декабря] библиотеки рекламы упомянутой выше страницы Facebook, поддерживающей Муру. Нет ни одной записи о политической рекламе, опубликованной во время кампании.

Нехватка правовой базы

Рекламные посты на Facebook также привлекли пристальное внимание Высшей независимой избирательной комиссии (ISIE). Набиль Баффун, президент ISIE, на пресс-конференции 7 октября отметил [фр], что во время предвыборной кампании комиссия следит за рекламой кандидатов в социальных сетях. Предвыборные кампании и их финансирование регулируются положениями закона о выборах Туниса. В частности Баффун подтвердил [фр], что рекламные посты, появляющиеся во время предвыборной кампании, подпадают под действие статьи 143 [ара] закона о выборах, что позволяет ISIE и Счётной палате применять санкции за нарушения в процессе предвыборной кампании, в частности, за превышение расходного лимита и нарушение дня тишины.

Действительно, 9 октября ISIE объявила [ара] об аннулировании части голосов, полученных кандидатом от избирательного округа, представляющего диаспору Туниса во Франции, за политическую рекламу, появившуюся в Facebook в день тишины. Комиссия заявила, что кандидат от 3ich Tounsi, некоммерческого движения, подавшего список непартийных кандидатов, во время выборов получил 207 голосов в результате этой рекламы, прямо повлиявшей на результат в округе. ISIE не дала каких-либо объяснений о том, как была произведена эта оценка.

Это решение подверглось критике кандидатов из избирательного списка, о котором идёт речь. Ассоциация Туниса за честность выборов и демократию (ATIDE) также призвала [ара] избирательную комиссию стать более открытой и публиковать отчёты по мониторингу использования Facebook в связи с выборами. Еще ATIDE попросила [ара] парламент «создать однозначную и всеобъемлющую правовую базу для рекламы в социальных сетях во время выборов».

Ответственность СМИ и попытки фактчекинга

Журналист ведёт репортаж с избирательного участка в день выборов 13 октября 2019 г. Фото избирательной комиссии Туниса [общественное достояние].

Национальные институты Туниса, группы гражданского общества и СМИ — все выступили с инициативами, направленными на борьбу с распространением лжи и дезинформации во время избирательного периода.

В августе комиссия по выборам (ISIE) и Независимый высший орган власти по аудиовизуальным коммуникациям (HAICA), регулятор теле- и радиовещания страны, выпустили общий документ [ара], состоящий из 4 частей и 49 статей, устанавливающий правила освещения предвыборных кампаний для СМИ. Правила требуют, чтобы местные и зарубежные радио- и ТВ-каналы, занимающиеся выборами, уважали принципы равных возможностей и равенства между кандидатами. Правила не распространялись на электронные СМИ.

В партнерстве с Советом Европы HAICA также организовывал практические семинары по развитию компетенций [фр], чтобы помочь профессионалам из СМИ развить необходимые навыки для выполнения их роли — предоставления надежной и высококачественной информации.

Также было предпринято несколько фактчекинговых инициатив.

HAICA, общественная вещательная компания и Тунисское информационное агентство (ТАР), запустили [анг] платформу [фр] для разоблачения недостоверной информации, распространяемой в интернете.

Негосударственные онлайн-медиа реализовали собственные инициативы для фактчекинга. За несколько месяцев до выборов Business News запустили BNCheck [ара] — фактчекинговую платформу, которая продолжает работать и теперь. Онлайн-журнал L’Economiste Maghrébin [фр] ввел хэштег #FactCheckTNDecides [фр] для проверки заявлений и фактов, высказываемых кандидатами в президенты во время телевизионных дебатов.

В рамках дискуссии [фр], посвященной опыту проверки достоверности информации онлайн-журналом L’Economiste Maghrébin, журналисты особо выделяли высокую стоимость фактчекинга из-за необходимости найма дополнительного персонала, наличия специального программного обеспечения и обучения журналистов.

После 2019 года

Взаимодействие между технологиями, выборами и демократией будет развиваться в долгосрочной перспективе. Распространение дезинформации и рост иностранного вмешательства среди прочих проблем представляют собой значительную угрозу для технологических компаний, национальных институтов, журналистов и избирателей.

Что касается Туниса, «дыры» в действующем законодательстве и недостаток мер безопасности для предотвращения дальнейших инцидентов показывают, что кооперация между участвующими сторонами и их совместные усилия по разработке мер противодействия крайне важны для обеспечения честности выборов и для демократического процесса в стране в целом.


Эта статья — одна из серии публикаций [анг] , исследующих посягательство на цифровые права с помощью таких методов, как отключение связи или дезинформация во время ключевых политических событий в семи африканских странах: Алжир, Эфиопия, Мозамбик, Нигерия, Тунис, Уганда и Зимбабве. Проект финансируется Africa Digital Rights Fund [анг], части The Collaboration on International ICT Policy for East and Southern Africa [анг] (CIPESA).

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо