Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Медленный и тернистый путь к судебной реформе в Молдове

Табличка на здании Верховного суда Молдовы в Кишинёве. Фото Agora.Md. Использовано с разрешения.

Выход этой статьи стал возможен благодаря партнёрству с Transitions [анг], пражской организацией, занимающейся издательским делом и обучением в сфере медиа.

В прошлом месяце правительство Молдовы объявило о «широких консультациях» по новому проекту стратегии судебной реформы. Кабинет премьер-министра Иона Кику, занявшего пост в прошлом ноябре, призвал все заинтересованные стороны принять участие в интенсивном обсуждении этой проблемы молдавского общества. Начинается новая глава в истории вечных, но пока не выполненных обещаний создать поистине прозрачную, профессиональную и подотчётную судебную структуру.

Все молдавские политики, приходившие к власти за последние 10 лет, объявляли независимые суды своим приоритетом. Например, в 2011 году в стране был запущен сложный амбициозный пакет реформ, направленный на коренное изменение всей системы правосудия. Изначально было достигнуто [молд] соглашение о по меньшей мере 60 миллионах евро внешней финансовой поддержки, в надежде на то, что обновлённая и подотчётная судебная система может быть создана к концу 2017 года.

Однако почти 10 лет спустя результаты плана неясны. В докладе [анг] Международной комиссии юристов от 2019 года итоги названы лишь «пустой оболочкой». Местная коррумпированность, политический контроль, избирательное правосудие, нехватка судейской честности и проблемы в работе правоохранительных органов — многочисленные составляющие этой мрачной картины благодаря постепенной олигархизации системы управления. Общественное доверие к судебной системе постоянно падает — за последние 16 лет его уровень понизился почти вдвое. Согласно Барометру общественного мнения, к концу 2019 года не доверяли судам 65% населения Молдовы. 

Когда чиновники ЕС объявили [молд] о заморозке последнего транша финансирования реформ (28 миллионов евро) в октябре 2017 года, в качестве обоснования они заявили, что «власти Молдовы не выказали достаточной решимости [для проведения реформ]».

По этим причинам молдавские политики дают обещания, которые не могут или не собираются исполнять. Вопрос о судебной реформе пользуется популярностью: это хорошая возможность завоевать голоса или подорвать репутацию противников. «Правосудие — очень удобная тема, ей намного проще манипулировать, чем, например, экономическими обещаниями. Во многом правосудие здесь определяется политической волей… Этот не тот случай, когда верховенство права сначала фиксируется в теории, а затем претворяется в практику; всё ровно наоборот», — объясняет Дионис Ченуша, молдавский политолог и исследователь из Института политологии в Университете имени Юстуса Либиха в Гисене, Германия.

Есть ли надежда на то, что планы Кику принесут иные плоды?

Окно возможностей

Реформистское правительство Майи Санду не стало исключением из этих тенденций. Правительство Санду пришло к власти в середине июня прошлого года, сместив правившую ранее Демократическую партию Молдовы (ДПМ) и её лидера, олигарха Владимира Плахотнюка, и сформировав «антиолигархическую» коалицию с Партией социалистов (ПСРМ), которую неформально возглавляет президент Игорь Додон. «Мы все в ловушке порочного цикла отсутствия правосудия, и если мы не выйдем из него, у нас нет шансов», — сказала Санду вскоре после того, как стала премьер-министром. «2019 год сыграл важнейшую роль, так как открыл окно возможностей, когда государственная власть слегка ослабла, так как на краткое время влияние Плахотнюка и ДПМ на судебную систему угасло, а другие политики и партии пока не получили над ней контроль. Впервые за несколько лет молдавское общество увидело разнообразие голосов внутри судебной системы», — вспоминает Надежда Хриптиевски, глава программы инициатив в области правосудия и прав человека в Центре юридических ресурсов в Кишинёве.

Проблемы возникли вскоре после установления приоритетов. Назначение нового, независимого генерального прокурора стало главным камнем преткновения для нестабильной коалиции между проевропейским блоком ACUM Санду и пророссийской ПСРМ Додона. Предварительный отбор главы прокуратуры, начатый Министерством юстиции, был прекращён правительством Санду в ноябре 2019 года после того, как было решено, что результаты «подтасованы назначенным социалистами членом комиссии», который якобы преуменьшил достоинства лучших и переоценил слабейших кандидатов по политическим причинам. «Отбор доказал, что для Партии социалистов и её фактического лидера Игоря Додона по-настоящему независимая судебная система, включая назначение независимого генерального прокурора, представляет значительную проблему», — говорит адвокат Штефан Глигор, бывший одним из кандидатов на пост.

Вскоре после отмены конкурса на должность правительство приняло закон, давший премьер-министру Санду право самой выбрать лучших кандидатов и предложить их для итогового назначения совету прокуроров Молдовы. Олеся Стамате, бывший министр юстиции в кабинете Санду, объясняет: «Мы заняли твёрдую позицию по вопросу о назначении генерального прокурора, потому что без по-настоящему независимой и сильной прокуратуры мы не можем реформировать судебную систему. Уголовные дела, которые попадают на столы судей, поступают от прокуроров, и то, что прокуроры пока не исполняли свою работу, позволило случиться мошенничеству в банковском секторе, „молдавской прачечной“ и многим другим схемам. Правительство должно взять ответственность за эти позиции, так как граждане требуют реформ и результатов. Судебная реформа была ключевым элементом, ради которого ACUM рискнула принять власть, и если бы тогда реформу не удалось провести, оставаться [у власти] было бы бессмысленно».

После того, как члены блока ACUM и социалисты обменялись суровыми обвинениями, последним, при поддержке депутатов от ДПМ, удалось в ноябре 2019 года отправить правительство Санду в отставку. «С политической точки зрения, это было правильное решение. Принятие ответственности сорвало маску с ПСРМ и Игоря Додона, раскрыв лживость объявленного им намерения бороться за верховенство права и деолигархизацию государства», — добавляет Глигор.

Знакомый вызов

После свержения старого правительства и скорого назначения следующего новый министр юстиции Фадей Нагачевский признал результаты [молд] вызвавшего споры конкурса на место генпрокурора. 29 ноября пост занял Александр Стояногло, бывший депутат и вице-президент парламента от ДПМ. Стояногло ушёл из политики в 2014 году и заявляет, что с тех пор не входил ни в какие политические партии. Сам Нагачевский был юристом ПСРМ, а до назначения в министерство юстиции занимал пост советника спикера парламента, социалистки Зинаиды Гречаный. Тем не менее правительство, в которое они вошли, называет себя «технократическим», а его лидер Кику — бывший советник президента Игоря Додона.

При социалистах судебная реформа приняла форму новой трёхлетней стратегии [анг] «обеспечения независимости и неподкупности судебной системы». Проанализировавшие документ эксперты говорят, что ему далеко до полноценного ответа на многие проблемы сектора. Хриптиевски считает: «Там ничего нет о захвате государства и роли судебной системы в этом отношении; ничего об избирательном правосудии и серьёзных проблемах, связанных с коррупцией и нечестностью главных игроков в системе; никаких упоминаний таких проблем, как закрытые судебные слушания, избирательная анонимизация судебных решений, качество образования судей и других профессионалов, нехватка квалифицированных сотрудников суда и так далее. В нём нет ясного изложения проблемы и не идёт речь о человеческом факторе, который является главной проблемой судебной системы. Если вы не признаёте этих проблем, вы не можете их реально решить».

Третьего января черновик стратегии [молд] был отправлен в Совет Европы вместе с проектным предложением по оценке судей — механизму, который будет фильтровать магистратов, чтобы исключить известных коррупционеров и тех, кто не пользуется доверием. Члены оппозиции немедленно раскритиковали черновик предложения. «Согласно недавно опубликованному законопроекту, истинная внешняя оценка судей уступит место внутренней оценке с использованием уже существующих механизмов… Граждане хотят настоящую реформу, а социалисты предлагают проект, типичный для Плахотнюка», — заявила Майя Санду во время пресс-конференции [молд] 20 января.

Санду имела в виду, что проект предполагает назначение наблюдающего комитета парламентом (где ПСРМ и ДПМ обладают совместным большинством), который и будет впоследствии избирать членов совета по оценке судей. Большинство членов совета будут действующими магистратами. «По сути, это оценка судей судьями, их коллегами. Более того, члены совета не будут предварительно проходить тест на пригодность, нет механизмов их проверки», — объясняет Олеся Стамате. «В таком формате торговля влиянием или коррумпирование оценщиков со стороны оцениваемых неизбежны», — добавляет Глигор.

Глигор добавляет, что в предложении пока что нет полноценной оценки прокуроров и сотрудников уголовного обвинения, что, как он подчёркивает, «было самым важным инструментом Плахотнюка в уничтожении политических соперников и узурпации власти».

«Учитывая, что ДПМ была затронута декларацией [коалиции ПСРМ-ACUM] о том, что госучреждения оказались в заложниках, а также тот факт, что некоторые члены фракции входят в число приближённых олигарха Плахотнюка, эти люди наименее всего заинтересованы в реформах, которые дадут судьям, прокурорам и сотрудникам органов уголовного преследования реальную независимость от политики», — заключает Глигор.

«На самом деле, если читать между строк, они хотят полностью подчинить судебную систему нынешнему правительству», — говорит Стамате.

В ответ на подобную критику министр Нагачевский указал, что проект предложения находится в черновой стадии и что содержащиеся инициативы будут широко обсуждаться. Нагачевский заверил, что примет любую обоснованную критику «Обсуждаться может всё. Предложение очень гибкое, и всё можно изменить», — сказал Нагачевский в интервью [молд] с каналом TV8 21 января.

Но эксперты всё равно обеспокоены, что долгожданная попытка настоящей судебной реформы вновь скомпрометирована. Дионис Ченуша заключает: «У реформы судебной системы проблемы из-за недоверия к социалистам, которые не выказывают воли к улучшению имиджа. Поистине благородная реформа не может быть начата и завершена политическими силами, чья честность вызывает серьёзные вопросы. Такие силы могут проводить псевдореформы, которые могут изменить некоторые расстановки, но точно не дадут оптимального результата в общественных интересах. Если автор реформы не заслуживает доверия, это можно сказать и про реформу».

Читайте специальный репортаж Global Voices о политических неурядицах в Молдове


Примечание редактора: GlobalVoices связались с Министерством юстиции Молдовы для комментария, но к моменту публикации статьи не получили ответа.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо