Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Почему Пакистан пытается выступить посредником в ирано-саудовских мирных переговорах?

Pakistan Prime Mnister Imran Khan and the President of Iran Hassan Rouhani. Collage

Премьер-министр Пакистана Имран Хан и президент Ирана Хасан Рухани. Коллаж фотографий с Flickr и Wikipedia. CC: BY-SA.

В октябре 2019, после двухдневной поездки в Иран с целью обсудить региональную напряженность, премьер-министр Пакистана Имран Хан встретился [анг] с королем Саудовской Аравии Салманом и наследным принцем Мухаммадом ибн Салманом. Несмотря на многие нерешенные внутренние вопросы, роль Пакистана в качестве посредника в ирано-саудовских мирных переговорах активно критикуют как в самой стране, так и за границей.

Напряженность между Саудовской Аравией и Ираном — двумя непримиримыми противниками в регионе — недавно обострилась из-за совершенных в прошлом месяце нападений на саудовские нефтяные объекты. Нападения сказались на добыче нефти в королевстве и привели к росту цен на нефть по всему миру. Ответственность за эти действия взяли на себя йеменские повстанцы-хуситы, которые ведут бои с рядом йеменских группировок, поддерживаемых с 2015 года военным союзом во главе с Саудовской Аравией. Считается [анг], что хуситам оказывают поддержку Иран и Северная Корея.

Иран отрицает свою причастность и предупредил о «полномасштабной войне» в случае нападения на его территорию. Пакистан, который в целом поддерживает с Саудовской Аравией очень тесные связи (и с годами отдалялся от Ирана), в настоящее время пытается снизить напряженность между извечными соперниками, несмотря на то, что официально занимает нейтральную позицию в этом региональном соперничестве.

«Пакистан придает большое значение двусторонним отношениям с Ираном, — заявил Хан прессе. — Пакистан готов сыграть свою роль в укреплении мира и стабильности в регионе».

Имран Хан часто заявлял, что хочет, чтобы Пакистан стал важным [анг] и ответственным игроком на региональной и мировой арене. Ранее ему уже предлагали выступить посредником между США и Афганистаном, а также между США и Ираном.

Этот вопрос Global Voices обсудили с Робертом М. Хэтэуэйем, директором Азиатской программы и членом всемирного сообщества Центра Вудро Вильсона. Хэтэуэй заявил:

Facing multiple crises at home, PM Khan – like many previous leaders from all over the world – would love to achieve a triumph on the international scene. Failing that, he would love to be seen as a power broker and a substantial global figure, even if his current mediation efforts fail to bear fruit.

Столкнувшись с многочисленными внутриполитическими проблемами, премьер-министр Хан — как и многие лидеры по всему миру до него — хотел бы добиться триумфа на международной арене. В противном случае он хотел бы, чтобы его считали влиятельной и важной фигурой мирового масштаба, даже если его нынешнее посредничество не принесет никаких плодов.

Хэтэуэй также отметил, что ему сложно представить, какое решение мог бы предложить Хан, чтобы удовлетворить все требования и Ирана, и Саудовской Аравии в связи с их политикой, безопасностью и внутренней обстановкой.

Только что началась встреча премьер-министра Имрана Хана с Хранителем двух святынь Его Величеством королем Салманом ибн Абдул-Азиз Аль Саудом. Таким образом премьер-министр Пакистана пытается посредничать и содействовать прямым переговорам между Ираном и Саудовской Аравией после своего визита в Иран. Пакистан в центре внимания!

Хэтэуэй добавил:

Khan must take care not to alienate the Saudis, given his dependence on Saudi favour. This will limit his ability to act as a genuine ‘honest broker’. Iran will not trust him and Saudi will resent any attempt by Khan to act as a neutral.

Хан должен позаботиться о том, чтобы не оттолкнуть саудовцев, учитывая его зависимость от доброй воли Саудовской Аравии. Это ограничит его способность действовать как настоящий «честный посредник». Иран не будет доверять ему, а Саудовская Аравия будет возмущаться любой попыткой Хана действовать нейтрально.

В последние годы отношения между Ираном и Пакистаном основываются [анг] на взаимном недоверии по ряду причин. Обе страны обвиняют [анг] друг друга в поддержке [анг] антигосударственного сепаратистского движения в провинции Белуджистан, которая расположена по обе стороны общей границы стран.

Тот факт, что Рахиль Шариф, бывший командующий сухопутными войсками Пакистана, сейчас возглавляет [анг] военный союз под руководством Саудовской Аравии против хуситов в Йемене, заставляет Иран настороженно относиться к Пакистану и усложняет Хану задачу.

И хотя Пакистан не может ни дистанцироваться от Саудовской Аравии, ни отменить десятилетия военного сотрудничества между двумя государствами с суннитским большинством, Хэтэуэй добавляет, что Хан также «не может позволить себе чересчур склоняться на сторону Саудовской Аравии» в этом конфликте, который, вероятно, ещё обострится. Он заявляет:

Pakistan’s relations with Iran are already troubled. The last thing Khan (or Pakistan) needs is heightened tensions with Tehran.

Отношения Пакистана с Ираном уже и так не спокойны. Последнее, что нужно Хану (или Пакистану), — это усиление напряженности отношений с Тегераном.

Несмотря на эти потенциальные последствия увеличения напряженности между Ираном и Саудовской Аравией, многие пакистанские аналитики, так же как и представители гражданского общества, не поддерживают вмешательства Хана в ирано-саудовский конфликт.

Непрерывная цепь заблуждений, от попыток Движения в поддержку халифата в 1926 году решить «вопрос Хиджаза» до «посредничества» Имрана Хана между Саудовской Аравией и Ираном. Почему мусульмане-панисламисты субконтинента/пакистанцы не могут сфокусироваться на решении внутренних проблем, прежде чем спасать умму?

Global Voices также поговорили с К. Ахтаром, экспертом по внешней политике из Исламабада:

Both Saudi Arabia and Iran will be looking out for the best interests and Pakistan should do the same. And that means not getting actively involved in the conflict and maintaining good relationships with both countries.

И Саудовская Аравия, и Иран будут искать выгоду для себя. Пакистану следует делать то же самое. А это означает, что нужно не активно участвовать в конфликте, а поддерживать хорошие отношения с обеими странами.

Однако Иран, несмотря на то, что ему известно о сотрудничестве Пакистана с Саудовской Аравией, приветствует [анг] этот жест Пакистана. Ахтар считает, что Иран, несмотря на свои опасения, захочет поддерживать «по крайней мере нейтральные» отношения с соседними странами.

Президент Ирана Хасан Рухани также посетил Пакистан в марте в попытке убедить правительство страны сохранить нейтральность в этом конфликте.

Президент Рухани во время встречи с президентом Пакистана Арифом Алви в кулуарах саммита Движения неприсоединения в Баку: у Ирана и Пакистана есть потенциал для расширения сотрудничества. Иран расширяет сотрудничество со странами региона, и это сделало Пакистан главным приоритетом в его политике.

На совместной пресс-конференции после переговоров между двумя странами в октябре 2019 года Рухани заявил [анг], что приветствует такой жест в интересах мира.

Высший руководитель Ирана аятолла Сейед Али Хаменеи написал в Twitter:

Иран считает Пакистан соседом и братом. С этой беспрецедентной возможностью отношения двух стран должны быть лучше, чем они есть сейчас. Безопасность границ должна быть усилена, а приостановленные проекты, такие как газопровод, должны быть завершены.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо